Иранские аятоллы резво взяли "с места в карьер" и начали удовлетворять свой постсанкционный голод на долгожданные сделки с третьими странами как Востока, так и Запада. Не успел Председатель КНР покинуть Тегеран, где 23 января подписал 17 долгосрочных соглашений в разных сферах — от энергетики до торговли — на общую сумму около 600 млрд долларов, как президент Ирана Х. Рухани направился 26 января с вояжем в Европу — Италию и Францию за новыми многомиллиардными покупками.

Западные СМИ — европейские и американские — уделяют большое внимание европейскому турне Рухани. И это понятно: ведь это не только первый визит в Европу президента Исламской республики за последние 16 лет, но, что важнее, появление главы иранского государства в европейских столицах через десять дней после отмены международных санкций.

Европейские политики и бизнесмены не в меньшей мере, чем иранцы, ожидали налаживания и расширения двусторонних политических и многообещающих экономических связей на новом этапе, который по иронии судьбы совпал с разразившимся в мире финансовым кризисом.

Последнее обстоятельство также подогревало интерес европейских бизнесменов к визиту главы Ирана, замороженные санкциями рынки которого, несомненно, являются привлекательными в условиях финансового кризиса. Отметим, что ведущие европейские концерны и компании хорошо помнят те времена, когда шахский Иран был их крупнейшим заказчиком и клиентом, осуществляя модернизацию экономики в 70-е годы прошлого столетия, которая была прервана так называемой исламской революцией.

Президент Ирана, на наш взгляд, недвусмысленно дал понять европейцам о серьезности намерений его страны на развитие отношений с неисламским миром, когда он, находясь в Италии, посетил Ватикан, где встретился с Папой Римским Франциском.

При этом Рухани попросил Папу молиться за него, что может свидетельствовать о несомненных послаблениях в идеологических установках иранского руководства на построение отношений со странами Запада. Ведь президент Исламской республики просил молиться за его успех не религиозных авторитетов и улемов священного иранского города Кум, а главу римско-католической церкви.

Благословение Папы Римского, видимо, сыграло свою роль, и по итогам переговоров Рухани с премьер-министром Италии М. Ренци были подписаны соглашения и контракты на сумму почти в 17 млрд евро. Соглашения с итальянскими компаниями касаются энергетики и инфраструктуры, которые продемонстрировали, что итальянские бизнесмены не обманулись в своих ожиданиях от приезда президента Ирана.

Ожидаются серьезные переговоры иранской делегации, состоящей из 120 человек, среди которых — члены правительства и крупные бизнесмены, и во Франции 27-28 января, куда после Италии направился Рухани. Как сообщают европейские источники, в Париже запланировано подписание крупной сделки с компанией Airbus о покупке Ираном более 100 самолетов на сумму в 18,5 млрд евро. Кроме этого, будут подписаны контракты с крупнейшими французскими компаниями, такими как энергетический гигант Аlstom и автомобильный концерн Renault.

Трудно говорить о том, чего больше в поездке президента ИРИ в крупнейшие европейские страны — политики или экономики. Ответ на этот вопрос требует учета целого ряда факторов. Тем не менее за пределами чисто коммерческого взаимного интереса для политического руководства Европы визит Рухани имеет значение не только с точки зрения получения информации из первых рук главы крупнейшего государства Ближнего и Среднего Востока на развитие ирано-европейских отношений. Но и с точки зрения прояснения позиции Ирана по многим региональным проблемам, прежде всего по Сирии, где Иран является тактическим союзником путинской России, которая использует сирийский конфликт как инструмент противостояния с Западом. С учетом того, что планируемые межсирийские переговоры по урегулированию затянувшегося конфликта в Сирии могут зайти в тупик из-за противоположных позиций Москвы и антиасадовской оппозиции по политическому будущему Сирии, коллективный Запад рассчитывает через экономические преференции Тегерану расположить его политически.

Делается расчет на постепенное отдаление Тегерана от Москвы с одновременным давлением на Путина и усиление его международной изоляции, на что, в частности, направлены недавнее решение Высокого суда Лондона и заявление Минфина США о коррупционных схемах хозяина Кремля.

Не вызывает сомнений то обстоятельство, что иранские аятоллы сейчас находятся перед сложным выбором: либо идти по пути дальнейшего расширения сотрудничества с технологически и информационно продвинутым Западом, либо продолжать бесперспективную отжившую политику совместного с Путиным противостояния с внешним миром. Снятием антииранских санкций и подписанием первых постсанкционных крупных контрактов Запад недвусмысленно послал серьезный сигнал Тегерану о своих политико-экономических предпочтениях.

Дело сейчас за иранской стороной, для которой наступил момент истины в отношениях с путинским режимом, который, как показывает развитие последних событий, несомненно, проиграл Западу соревнование за Иран.

В этих условиях Путину не остаётся ничего другого, как просить Рухани молиться за то, чтобы пришел конец и его международной изоляции, куда завели непомерные амбиции и претензии на роль "исправителя" мирового порядка.

Кямран Агаев