Когда человек оказывается способен подняться над уровнем общественного сознания своего класса, это всегда впечатляет. Снимаю шляпу перед Боженой Рынской. Даже самые блистательные публицисты, включившиеся позже в обсуждение поставленного ей вопроса, не смогли сформулировать его суть точнее:

"Не надо размывать линию фронта. Когда вы "фоткаетесь" с негодяями, подлецами, вы показываете всем, что и они это понарошку, и вы — понарошку. Это мол, на сцене мы — Монтекки и Капулетти, а в жизни-то мы щас пиво вместе пить отправимся. И кровь вовсе не кровь, а клюквенный сок, не плачьте, детки. И те, кто верит вам, нам и принимает все это за чистую монету, а не читку пьесы по ролям, от таких фотографий себя чувствует оплеванным".

Удивительно, что это пишет яркий представитель того общественного слоя, одна из важнейших отличительных черт которого — нежелание отличать кровь от клюквенного сока. Слоя, который и задал культурный тренд: жить понарошку во всем. Именно за это свирепо ненавидят гламурную "элиту" — как "либеральную", так и "патриотическую" — те, кого сама эта "элита" считает быдломассой. И мечтают о том, что придет простой русский богатырь Безлер и разгонит и тех и других. Потому что вы все ненастоящие. Потому что у вас все — клюквенный сок. Но даже самый тупой "ватник" смутно догадывается: вполне может получиться так, что за "их" клюквенный сок на сцене ему придется расплачиваться своей настоящей кровью.

Когда вы говорите, что существующий режим фальсифицирует выборы, а выражаясь проще — крадет у людей голоса — это всерьез или понарошку? Когда вы говорите, что существующий режим беззаконно бросает людей в тюрьмы в результате сфабрикованных уголовных дел — это всерьез или понарошку? Когда вы говорите, что существующий режим превратил СМИ в инструмент растления народа ненавистью при помощи тотальной лжи — это всерьез или понарошку? Наконец, когда вы говорите, что существующий режим подталкивает планету к ядерной войне, в которой две трети человечества погибнет, а оставшаяся треть узрит мир глазами "безумного Макса" из известного киношедевра — это всерьез или понарошку?

После всех этих обвинений вы идете душевно тусить с теми, кто существующий режим оправдывает и поддерживает.

Вы относитесь к этому по-человечески, снисходительно. И "ватник", снисходительно относящийся к тому, что его тетка, сидящая в избиркоме, "подправляет" результаты голосования несознательных граждан во имя высших государственных интересов, не может понять, на каком основании вы пытаетесь учить его жизни.

Учить жизни либералов пытается Андрей Белькевич: суть современного демократического общества — это умение разговаривать друг с другом. С теми, чьи взгляды не разделяешь, и даже с теми, кто неприятен тебе лично. Можно спорить, кричать, обвинять, но потом все-таки садиться и разговаривать. И любой, кто не признан судом преступником, достоин как минимум рукопожатия, пишет Белькевич.

Политические оппоненты могут пожимать друг другу руки и даже иметь дружеские отношения там, где предметом спора между ними являются налоговая и социальная политика или даже допустимость регистрации однополых браков.

Это становится невозможным, когда спор ведется о допустимости фальсификации выборов и политических расправ. Не всякий человек, который сам не является преступником, достоин рукопожатия. Человек, оправдывающий фальсификацию выборов и политические расправы рукопожатия не достоин. Тот, кто оправдывает режим лжи, подлости и насилия, рукопожатия не достоин.

Один из важнейших факторов, на которые опирается нынешний режим лжи, подлости и насилия, это инфантилизация населения.

Массовому сознанию навязывается стереотип: от нас ничего не зависит. А значит мы ни за что не отвечаем.

Любое наше действие или бездействие в общественно-политической сфере не имеет никакого значения.

Член избиркома соглашается подменить протокол, потому что "они все равно сделают так, как им нужно". И он не чувствует личной ответственности за это. Известная медиафигура соглашается сделать публичное заявление в поддержку действующей власти. И не важно, ради чего: ради собственного благополучия или ради получения денег для архинужного людям благотворительного фонда. Важно, что эта фигура не чувствует ответственности за то, что поддержанная ею власть лжет, подличает, убивает. Не связывает свой гражданский акт с его последствиями.

Певица Валерия несколько лет тому назад с удовольствием снималась в антипутинских сатирических клипах вместе с "Мурзилками-Интернешнл". Для прикола. Потом стала поддерживать Путина. И то и другое для нее — понарошку. Клюквенный сок. Третьестепенная по значению сфера жизни. Что может заставить ее понять, что это не так? Что это серьезно? Теплые дружеские отношения или отказ в них? И не тот ли это случай, когда проявление снисходительности — это работа на понижение планки гражданской ответственности, то есть на ту же инфантилизацию населения?

При режиме лжи, подлости и насилия жесткое разделение на "мы" и "они" неизбежно и необходимо.

Разговаривать и договариваться о компромиссах, если это поможет избежать хотя бы одной человеческой трагедии, можно и нужно с кем угодно. С путинистами, фашистами, террористами, бандитами, подлецами. Говорить и договариваться о вполне конкретных вещах: о судьбе их собственности, о минимизации наказания за совершенные преступления. Но только человеческие отношения тут ни при чем. И никто ни на каких переговорах не сможет пообещать пособникам путинского режима, что с ними будут дружить.

Наведение мостов внутри расколотого общества, о котором пишет Михаил Ходорковский в ответе Божене Рынской, — благородная задача. Вот только наведение мостов и размывание линии фронта — разные вещи. Чтобы наводить мосты, должна быть четко обозначенная линия фронта. Иначе мостам будет просто не на что опираться. Прежде чем наводить мосты, надо решительно размежеваться.

Александр Скобов