Интерпретация Олегом Кашиным в статье "Производство нестабильности" социальных результатов уничтожения нескольких десятков полукапитальных, а в отдельных случаях и капитальных торговых строений, возникших за последние 20 лет на улицах Москвы вокруг станций метро (см. фото снесенных полукапитальных павильонов у метро Тургеневская, у метро Кропоткинская и т.д., капитального здания у метро Баррикадная), а также на бульварах, заключается в том, что Олег Кашин считает, что этот снос приучает москвичей к мысли, что бесполезно протестовать даже в случае осуществления властями без объяснений народу смысла и законности (в данном случае незаконности или сомнительной законности) подобных "брутальных" и силовых акций. Фотографии разрушенных коммерческих точек и строений визуально транслируют обществу и людям мысль, что сила на стороне власти. И это так и есть.

Но, в отличие от Кашина, я полагаю, что более отдаленным последствием этой акции является укрепление и рост в народе инстинктивного страха и глубины отторжения любых попыток пересмотра в России сложившихся в нашей стране отношений собственности — ибо акция по разрушению достаточно капитальных коммерческих строений запомнится всем, кто видел фотографии уничтоженных построек, тем, что пересмотр прав на собственность приводит к уничтожению и того, что худо-бедно работало, и обеспечивало, и приносило рабочим зарплату, владельцам доход, а клиентам какую-то пользу. Я бы сказал, что намеренно брутальная, одномоментная акция сноса десятков довольно крупных и находящихся в центре Москвы и потому всем знакомых полукапитальных и даже капитальных павильонов (независимо от того, какие цели ставила и хотела достичь мэрия Москвы) укрепляет и сеет в массах, в сердцах и умах людей страх перед будущей социальной революцией, т.к. одной из ее задач будет пересмотр отношений собственности (речь не о необходимой и банальной борьбе с коррупцией, а о том, что здоровое общество и государство обязаны различать легитимные и нелегитимные источники доходов, капиталов, недвижимости и т.д.).

Уничтожение десятков полукапитальных коммерческих точек в центре Москвы, существовавших уже более 10 лет, которые новые поколения москвичей естественным образом привыкли считать постоянными, нормальными, такими, которые "были здесь всегда" и работой в которых и вокруг которых кормились тысячи людей — не только продавцы, поставщики товара, хозяева, но и чиновники, инспектора, полицейские, отложится в сознании москвичей не только ростом возмущения Собяниным, но и тем, что изменение отношения к собственности — плохая идея, ведущая к разрухе, и неважно кто и какие конкретно изменения в отношениях собственности предлагает и будет осуществлять — власть или оппозиция. Поэтому, когда Кашин говорит, что акцией по уничтожению десятков уличных строений власть производит нестабильность в городе, он, конечно, прав, но видит только "первый план" произошедшего… Я вижу, точнее предполагаю, также, что данная акция Собянина парадоксальным образом объективно укрепила и упрочивает психологически и ментально ОХРАНИТЕЛЬНУЮ, КОНСЕРВАТИВНУЮ ПОЗИЦИЮ масс и политической оппозиции по вопросу пересмотра отношений к собственности. После этой собянинской акции в стране и лагере оппозиции тоже будет еще больше людей, которые говорят и считают, что лучше терпеть существующие отношения к собственности в России, чем менять их. Иными словами, "собянинский снос" укрепил в глазах народа сложившиеся и сформированные Кремлем на залоговых аукционах начала 1990-х и при дальнейших комбинациях с нелегитимно приватизированными объектами и госсобственностью отношения к власти и собственности в стране. Зрелище и вид сотен сломанных полукапитальных торговых строений в центре Москвы лучше любых доводов и аргументов внушает людям, что надо смириться с тем, что 80-90% национального богатства и природных ресурсов страны принадлежат и находятся сегодня в России в собственности 5-10% населения, НО ЛУЧШЕ НИЧЕГО НЕ МЕНЯТЬ, т.к. любая попытка их изменения будет похожа ПО РЕЗУЛЬТАТАМ на ранее хорошо выглядевшие и привычные всем строения в центре Москвы, сломанные работягами под охраной полиции по распоряжению Собянина. По большому счету психологические и "наглядные" следствия уничтожения собственности (легитимной или нет — неизвестно) психологически замедляют приход социальной революции в России. Т.е. в отличие от Кашина, я думаю, что главное последствие этого сноса — как раз производство стабильности, а не нестабильности в стране.

Но когда и если социальная революция поднимет вопрос о легитимной и нелегитимной собственности, я надеюсь, это будет одним из главных предметов рассмотрения на Учредительном собрании. Решение Учредительного собрания — это не решение мэра, и даже не решение президента, и не решение Госдумы, и не решение полиции, и не акция братков... Это решение большинства народа в лице его политических представителей и, возможно, компромисс большинства с меньшинством.

Что касается оценки законности и легитимности произошедшего в Москве, то принимать принципиальное решение о сносе подавляющего большинства коммерческих точек и строений, уничтоженных в ночь на 8 или 9 февраля в Москве имел право, на мой взгляд, не Собянин, а по крайней мере только Мосгордума. Она же должна была назначить компенсацию собственникам этих строений и тем, кто работой в них кормился (полную или частичную — вопрос для обсуждения Мосгордумой и ее решение по этому вопросу нельзя предопределить).

Во многих комментариях говорится, что очень много снесенных построек были построены их владельцами на основании получения ими всех необходимых документов. Другой вопрос — как эти документы в префектуре выдавали и что делать, если документы выданы незаконно или не вполне законно. Например, торговые павильоны, окружившие лет 15 или даже 20 назад наземный павильон входа в метро Кировская (теперь Тургеневская, см. фото) закрыли одно из интересных произведений конструктивизма (что меня всегда бесило и огорчало), и разрешение на их установку было дано, конечно, если и формально законно, то наверняка без учета требования архитектурной и культурной, эстетической экспертизы, а если эта экспертиза и была, то ее результаты куплены или ее делали неквалифицированные специалисты. Что делать в этом случае? По моему, Мосгордума должна была объявить прежнее решение о разрешении строительства торговых павильонов вокруг входа на станцию метро Тургеневская ничтожным по причине, о которой я сказал, затем в этом же решении должен быть пункт о компенсации владельцам торговых павильонов стоимости строительства новых павильонов той же площади по нынешним ценам. В этом же решении должен был быть пункт о предоставлении владельцам снесенных павильонов нового места для их строительства, а также, вероятно, должна выплачиваться владельцам компенсация упущенной выгоды. Ведь доход от торговли в центре не тот, что на окраине. Но в любом случае — прежде надо было установить в суде (а где взять четный суд?) есть ли у владельца все законные разрешения или нет. А что делать с рабочими и арендаторами, которые в этих павильонах работали и зарабатывали себе на жизнь? Как и чем компенсировать их потери? А чем компенсировать потери в удобствах для людей, которые в этих павильонах перекусывали, оплачивали телефоны и т.д. Я не знаю. Но культурная власть (я не имею в виду Собянина) должна была об этих потерях стольких лиц думать и о том, как их компенсировать? Очевидно, должна. И также очевидно, что власти Москвы этого не делают.

Юрий Самодуров