Путин, страдавший жестокими комплексами слабого и бедного ребенка, стал чекистом, чтобы почувствовать причастность к могущественной корпорации, способной сделать его сильным и неуязвимым, защитить от страха быть униженным. В СССР, надо отдать этой умершей стране должное, хорошо работали социальные лифты. Люди из бедных семей, подобных путинской, имели возможность сделать карьеру, получить достойное образование, хорошо оплачиваемые и престижные профессии. Тогда было два варианта радикального социального продвижения, дающего высокий статус и материальное благополучие: творческая работа в науке или искусстве или карьера в партаппарате, армии, спецслужбах. Первый вариант выбирали творчески ориентированные люди. Второй, который выбрал и Путин, — не столь креативные, но зато более приземленные и властные. В обоих случаях нужно было хорошо учиться. И Путин, войдя в сознательный возраст, стал подтягивать успеваемость. Как пишет его учительница Вера Гуревич, он до шестого класса мало внимания уделял учебе, а потом резко "взялся за ум". Видимо, к этому моменту он понял, что только хорошее образование и карьера смогут вытащить его из коммунальной нищеты и забвения. Со временем он выбрал не просто карьеру, а путь "джокера" системы, работника КГБ.

Однажды в самом начале перестройки я случайно попал в студенческую компанию, отмечавшую предстоящие замужество одной студентки, собиравшейся замуж за выпускника выcшей школы КГБ. Сам будущий муж также участвовал в застолье. Кстати, по возрасту он был не намного моложе Путина в то время. Студенты, в большинстве оппозиционно настроенные к советскому режиму, с откровенным недоверием и скрытым презрением смотрели на молодого кагэбэшника. Он чувствовал неловкость своего положения и быстро напивался. Когда после выпитой бутылки водки кагэбэшник потерял контроль над собой, он, имея в виду и себя и студентов и, наверное, всех людей на планете, стал бесконечно повторять как заклятье: "Все МЫ бляди! Все МЫ бляди!". Мой приятель, интеллектуал и библиофил, саркастически посмотрел на него и ответил: "Все ВЫ бляди!". Кагэбэшник, хоть и был сильно пьян, но понял, что имеет ввиду студент. Он набросился на моего друга с кулаками и криком: "Кто это ВЫ?".

Эта история хорошо иллюстрирует восприятие мира и собственного места в нем молодых кагэбэшников времен службы там Путина. Для карьеры и даже просто для работы в этой организации необходимо было пускаться во все тяжкие, идти на любую подлость. Чтобы оправдать себя в собственных глазах, сотрудники органов решили, что весь мир такой, что никто не лучше, что кругом все "бляди", заслуживающие только того, чтобы их обманывали и использовали.

Чекисты в СССР и их наследники в России — это не просто сотрудники спецслужб, это привилегированная каста со своей кастовой моралью, делящей мир на своих и чужих. Чекистская мораль близка к воровской (недаром сталинские чекисты называли в лагерях воров социально близкими). Весь мир у тех и у других делится на своих и чужих: воров и фраеров, чекистов и обывателей. И чекисты, и воры применяют криминальные средства достижения своих целей: ложь, провокации, убийства. Только чекисты оправдывают все это "интересами отечества" (часто путая с ними свои шкурные цели). А воры честнее, им оправдания не нужны.

Путин впитал чекистско-воровское отношение к людям как средству достижения целей. Он не уважает обывателей и готов жертвовать их интересами и даже жизнями ради решения своих "высоких" задач. Политковская, убитая в день рождения Путина, как многие считают, путинскими агентами, хотевшими таким образом сделать подарок своему шефу, писала: "Путин, случайно получив огромную власть в свои руки, распорядился ею с катастрофическими для России последствиями. И я не люблю его, потому что он не любит людей. Он не переносит нас. Он презирает нас. Он считает, что мы — средство для него, и только. Средство достижения своих личных властных целей. И поэтому с нами можно все — играть как ему вздумается. Что нас можно уничтожать как заблагорассудится. Что мы — никто. А он — хоть и случайно влезший наверх, но ныне царь и бог, которому мы должны поклоняться и бояться его".

КГБ дает своим сотрудникам силу, но, как Мефистофель, забирает за это их душу. Путин в молодости пошел на контракт с дьяволом спецслужб и до сих пор ему верен.

Игорь Эйдман