В последнее время члены российского правительства все чаще занимаются словесными убеждениями других участников мирового рынка нефти по воздействию на цены, так как каких-либо реальных рычагов одностороннего воздействия на цены у России нет.

В конце января российский министр энергетики Александр Новак впервые объявил о консультациях с ОПЕК по ценам. Котировки Brent взметнулись выше 36 долларов, но после отыграли назад.

Неопределенность с ценами на фоне хронических трудностей по формированию бюджета подталкивают Москву к действиям. На встрече в Дохе 16 февраля представители России, Саудовской Аравии, Венесуэлы и Катара договорились, что заморозят добычу на уровне января – но при условии, что другие участники Организации стран-экспортеров нефти согласятся последовать примеру четверки.

Первой реакцией на это соглашение стала некоторая стабилизация цен. Однако эксперты, исходя прежнего опыта рыночного регулирования, небезосновательно предположили, что сейчас практически никому не под силу оказывать на мировой нефтяной рынок долгосрочное, эффективное воздействие. И оказались правы.

На следующий день в Тегеране представители ОПЕК провели переговоры с Ираном и Ираком, надеясь убедить их присоединиться к соглашению. Министр нефти Ирана Биджан Занганех в ходе переговоров вел себя очень осторожно, заявив, что его страна поддерживает инициативу по заморозке добычи в качестве лишь первого шага к сбалансированному рынку и восстановлению цен. В итоге, власти Ирана заявили, что не видят логики в ограничении уровня добычи нефти и не намерены присоединяться к соответствующей договоренности.

Решение Тегерана делает невозможным реализацию подписанного в Дохе соглашения, так как обязательным условием в нем указано согласие на аналогичные меры всех стран-членов ОПЕК, в число которых входит и Иран. При этом, как считают многие эксперты, не исключено, что переговоры продолжатся.

Кремль ждёт не дождется солидарного решения ОПЕК, ибо в заморозке добычи нефти и стабилизации цен видит некую соломинку, за которую можно ухватиться, чтобы окончательно не провалиться в бюджетное болото. Принимающий участие в Красноярском экономическом форуме вице-премьер правительства РФ А. Дворкович заявил журналистам о том, что цена на нефть перестанет падать в случае заморозки добычи.

Если страны ОПЕК и другие поставщики нефти, не входящие в картель, согласуют заморозку добычи, дальнейшего падения цен на нефть быть не должно, проталкивал свою мысль Дворкович, отвечая на вопрос о том, как отреагируют цены на нефть на подобное соглашение.

Между тем, чтобы не показаться просящими и как-то сохранить свое лицо, российские власти перевели стрелку инициатора заморозки добычи нефти на Венесуэлу. Об этом сообщил накануне там же, на форуме в Красноярске замминистра энергетики РФ А. Яновский. "Инициатором этой темы была Венесуэла, которая на протяжении этих месяцев пострадала от низких цен [на нефть], и она все время [инициировала] вопрос, что необходимо предпринимать какие-то меры", – безапелляционно заявил он.

В то же время, по словам Яновского, заморозка добычи нефти не предполагает наличие обязывающего документа. Возможно, "будет какое-то совместное заявление, юридически не обязывающее", отметил замглавы Минэнерго, передают информагентства.

Как бы Венесуэла ни "инициировала" этот вопрос, судя по заявлениям, раздающимся из Красноярска, не вызывает сомнение, что педалируют спасительную для Путина передышку в нефтяном коллапсе его подручные в правительстве, курирующие энергетический и экономические блоки, устроившие настоящее словесное соревнование.

Причем они так увлеклись соревнованием за ублажание кремлёвского патрона, что глава Минэкономразвития А. Улюкаев уже призывает готовиться к цене нефти в 40-50 долларов за баррель в долгосрочной перспективе. "Мы должны быть готовы к тому, что в долгосрочной перспективе и бюджет, и в целом экономическую структуру выстраивать на предположении о цене в 40−50 долларов за баррель", – заявил он в интервью телеканалу "Россия 24".

Однако, даже студенту хорошо известно о том, что мировой рынок нефти формируется не под влиянием словесных интервенций, а на основе баланса спроса-предложения и чутко реагирует на политическую конъюнктуру.

Давайте вспомним, какова была средняя мировая цена сырой нефти накануне волюнтаристского присоединения Крыма к России в феврале 2014 года, положившего начало серьезному политическому кризису между Кремлем и странами Запада, а также их союзниками и партнерами и введению антипутинских санкций. Так вот, средняя цена на нефть марки Urals, основной товар российского экспорта, составила 106,43 доллара за баррель. Сейчас она составляет порядка 30 долларов.

Нужно быть слепым, чтобы не увидеть, что провокационный, агрессивный курс Путина в отношении Украины стал катализатором негативных изменений мировой финансово-экономической конъюнктуры, приведшей к серьёзной деформации глобального энергетического рынка, колебаниям котировок сырьевых и валютных бирж.

Нет сомнений, что путинско-медведевские министры внутренне понимают взаимосвязь нынешнего удручающего энергетического и связанного с ним финансово-экономического положения страны от политического курса Путина. Но у них не хватает ни профессиональной чести, ни человеческой смелости открыто заявить о том, что главным средством изменения нынешней позорной ситуации, в которой оказалась страна, является отказ от этого губительного курса.

Вместо этого, Новаки, Дворковичи, Улюкаевы и иже с ними продолжают рассматривать сложный, взаимозависимый мировой нефтяной рынок в качестве заднего дворика, где можно будет договориться временных мерах, которые неоднозначно воспринимаются другими участниками рынка.

В настоящий момент, по данным МЭА, на рынке присутствует избыток нефти на уровне 1,5 млн баррелей. При этом постсанкционный Иран, незаинтересованный во всяких заморозках, обещает нарастить добычу на 400-600 тыс. баррелей в сутки. А его главный соперник – Саудовская Аравия, которая, кстати, по разному с Кремлем смотрит на решение сирийского конфликта, заявила, что не будет сокращать добычу нефти. Королевство и ранее неоднократно озвучивало эту позицию, подчеркивая, что Эр-Рияд устроят цены на нефть до $20 за баррель.

И всё это происходит на фоне угрозы замедления спроса на нефть со стороны Китая, одного из главных мировых потребителей энергоресурсов.

Так что в играх в нефтяные заморозки Москве придется видимо играть с Каракасом – политическим близнецом и товарищем по кризисному несчастью. Чего могут добиться эти два международных изгоя, догадаться нетрудно.

В этих условиях только и остаётся организовать крестный ход и просить богородицу поднять цены на нефть, наподобие крестного хода с хоругвями в Липецке против эпидемии гриппа.

Кямран Агаев