Не успел стряхнуть московскую грязь со своих сапог министр обороны Ирана Хосейн Дехган, побывавший в Москве 16-17 февраля, где был принят Путиным, как его российский коллега С. Шойгу уже в воскресенье 21 февраля был принят в Тегеране президентом Ирана Х. Рухани.

Спешный ответный, не анонсированный визит Шойгу в Иран вызывает множество вопросов, главный из которых – чем объясняется частота российско-иранских контактов по военной линии? Чего еще не успели сказать в Москве друг другу два министра обороны?

По информации российских СМИ, Дехган передал Москве список военной техники, которую Тегеран хотел бы приобрести. Иран планирует закупить российскую военную технику и вооружения на сумму восемь миллиардов долларов, сообщает в частности РИА Новости, со ссылкой на "Коммерсант".

По данным издания, визит министра обороны Ирана Х. Дехгана в Россию ускорит принятие ряда ключевых оружейных сделок. Источники в системе ВТС сообщили, что переданный иранцами список военной техники в настоящее время изучается в Минобороны РФ, правительстве и Кремле. Уточняется, что Иран также планирует попросить помощи в ремонте своих МиГ-29, Су-24МК и подлодок.

Между тем, как передало ТАСС, иранские военные проявляют интерес к закупкам российских зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400 "Триумф", многоцелевых истребителей Су-30СМ, а также других видов вооружения и военной техники. Кроме того, военные Ирана обращают взоры на береговые ракетные комплексы "Бастион", учебно-боевые самолеты Як-130, вертолеты, надводные корабли класса "фрегат" и неатомные подводные лодки.

Можно предположить, что Шойгу отправился в Иран со встречными предложениями по продаже вооружений и военной техники, которые в условиях катастрофического падения доходов от экспорта нефти становятся палочкой-выручалочкой для выживания задыхающегося путинского режима.

Хотя вряд ли забюрокраченные российские ведомства успели за три-четыре дня изучить иранский запрос, привезенный Дехганом. Тем не менее, не вызывает сомнений тот факт, что российско-иранское военно-техническое сотрудничество набирает обороты.

Следует напомнить о том, что начало активизации двусторонних связей в военной области было положено еще в октябре 2013 года, во время визита в Иран главкома российских ВВС генерал-лейтенанта Александра Бондарева и получило дальнейший импульс в ходе личной встречи Шойгу и Дехгана в мае 2014 года в Москве на полях международной конференции.

В январе 2015 года во время официального визита Шойгу в Тегеран между Россией и Ираном было подписано межправительственное соглашение о военном сотрудничестве, определившим базовые принципы взаимодействия в военной области.

Первым реальным шагом к восстановлению отношений в сфере военно-технического сотрудничества стал апрельский 2015 года указ Путина о снятии запрета на поставку ЗРС С-300ПМУ-2 и перезаключение контракта на поставку этих систем и отзыв иска Тегерана к Москве по невыполнению предыдущего контракта по системам ПВО.

Спустя два месяца, в июне помощник президента по военно-техническому сотрудничеству Кожин сообщил, что Москва и Тегеран готовят контракт на поставку С-300. При этом он подчеркнул, что система С-300 претерпела изменения, были улучшены ее тактико-технические характеристики. А в ноябре 2015 года глава госкорпорации "Ростех" С. Чемезов заявил, что контракт вступил в силу.

По оценкам специалистов, занимающихся военной проблематикой, к моменту снятия в июле 2015 международных финансово-экономических санкций с Ирана, общий объем продаж российского вооружения составил примерно шесть миллиардов долларов. Они включали зенитно-ракетные комплексы С-200ВЭ, истребители МиГ-29, фронтовые бомбардировщики Су-24МК, вертолеты Ми-17, дизель-электрические подлодки проекта 877ЭКМ, танки Т-72С плюс 300 сборочных комплектов и 413 БМП-2 и другую технику.

Сейчас речь идёт о новых закупках размером в восемь миллиардов долларов, несмотря на то что наряду с отменой санкций на торговлю с Ираном, ограничения в сфере военно-технического сотрудничества остались. В частности, не сняты ограничения на поставки Ирану обычных вооружений: танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем большого калибра (от 100 миллиметров и выше), боевых самолетов и вертолетов, военных кораблей, ракет или ракетных систем. Поставка Тегерану этих вооружений может осуществляться только с предварительного разрешения Совбеза ООН. Эти ограничения будут действовать до 2020 года.

Это означает, что выполнение Россией нового военного заказа Ирана будет осуществляться с нарушением резолюции Совета Безопасности ООН N 1929 от 9 июня 2010 года, которая предусматривала запрет использования территории России для транзитного перемещения (в том числе воздушным транспортом) вооружений в Иран, вывоз вооружений непосредственно с территории РФ, а также передача вооружений вне пределов страны с использованием морских и воздушных судов под государственным флагом России. А также идти вразрез с подписанным президентом России Д. Медведевым 22 сентября 2010 года указом о мерах по выполнению вышеуказанной резолюции СБ ООН.

Администрация США уже выразила обеспокоенность перспективами новой военной сделки между Россией и Ираном, считая, что это является нарушением существующего эмбарго на продажу Тегерану оружия. Так, Представитель Госдепартамента Марк Тонер заявил, что поставки самолетов Су-30 требуют одобрения Совета Безопасности ООН. Самолеты являются эквивалентом американских истребителей-бомбардировщиков F-15E.

Тонер сообщил, что Вашингтон планирует поднять этот вопрос с Москвой и что четыре страны, которые вели переговоры о ядерном соглашении с Ираном, "должны быть полностью осведомлены о существующих ограничениях" на поставки военной техники.

Можно предположить, что взаимный приём президентов Путина и Рухани министров обороны, свидетельствует о серьезности намерений двух стран по расширению ВТС, особенно в связи с их совместными действиями в Сирии.

Как передаёт иранский телеканал PressTV, на встрече Рухани с Шойгу стороны обсуждали ситуацию в Сирии. Россия и Иран усилили контакты по военной линии на фоне эскалации сирийского кризиса, в котором обе стороны оказывают поддержку президенту Сирии Башару Асаду.

По информации канала, на переговорах Рухани изложил позицию Ирана по кризису в Сирии и по возможным путям его решения. Шойгу, в свою очередь, представил позицию Москвы по вопросу о прекращении насилия в Сирии и передал иранскому президенту личное послание Путина.

Если путинский режим своим поведением уже давно демонстрирует пренебрежение к международным нормам, соответствующим резолюциям и документам, то Тегеран, открытым стремлением к осуществлению незаконных сделок с Москвой, в условиях сохранения оружейного эмбарго, рискует восстановлением санкций.

По всей вероятности, иранские муллы рассчитывают на то, что союзничество с Россией в Сирии даёт им такое право и надеются на возможные уступки Москве, и заодно Тегерану, со стороны Запада в урегулировании конфликта в этой стране. А это означает, что и Москва и Тегеран заинтересованы в эскалации военных действий в Сирии и решении за счёт этого своих тактических задач.

Кямран Агаев