В сети активно обсуждается показанная несколько дней назад по польскому телевидению запись обеда руководителей "Солидарности" во главе с Лехом Валенсой и ПОРП во главе с шефом безопасности Чеславом Кищаком. Присутствовала целая россыпь будущих президентов и премьеров посткоммунистической Польши. Судя по атмосфере встречи, она проходила где-то сразу после успешного завершения переговоров "Круглого стола" и накануне первых относительно свободных выборов 1989 года, закончившихся триумфом "Солидарности".

Удивительна тональность этого обсуждения в российской либеральной online-тусовке — высокомерно-обличительная.

Спрашивается, с высоты каких своих нравственных, политических, социальных свершений российские "сливки нации", просравшие своим конформизмом все, кроме заметного улучшения своего личного благосостояния, судят людей, покончивших с коммунистической системой и не только в своей стране.

Движение "Cолидарность" просто фактом своего существования еще в 1980 году нанесло смертельный удар центральному мифу марксистской идеологии и коммунистической власти — претензии на представительство интересов рабочих. Я убежден, что Лех Валенса — недооцененная фигура громадного исторического масштаба, его роль в падении тоталитарной идеологии, претендовавшей на мировое господство не меньше, а может и больше, чем Рейгана, Войтылы, Горбачева, Тэтчер.

Но Валенсу и его сотрапезников интересовали не столько мировые, сколько польские проблемы. И у польского пролетариата, и у польской номенклатуры, и у спецслужбистов была Родина. Одна и та же. Ее судьбу они обсуждали, как счел нужным подчеркнуть один из диванных российских разоблачителей, сидя не по разные стороны стола, а вперемешку, что позволило им общаться в частном порядке в дружелюбной и даже праздничной атмосфере. Обед в Магдаленке — не финальная сцена "Аnimal Farm", как показалось некоторым образованцам, не перерождение революционеров, а почетная достойная капитуляция власти, ставшей партнером по национальному строительству после освобождения от внешнего управления.

С результатами того дружеского обеда, объединившего вчерашних узников и тюремщиков, можно ознакомиться в сегодняшней Польше — самой сильной экономике Центральной Европы, члене ЕС и НАТО, страны, где власть и оппозиция регулярно сменяют друг друга в результате свободных выборов.

И какое имеет значение, проходил ли молодой электрик Валенса, еще и не помышлявший о профсоюзной и тем более политической карьере, по отчетам польской охранки как ее агент "Болек". Если да, то это был чудовищный провал коммунистических спецслужб. "Болек" не просто переиграл их, он привел пана генерала на обед в Магдаленку и поднял там за него первый бокал. Кстати, второй по силе после Валенсы удар по коммунизму во второй половине XX-го века нанес автор "Архипелага", заставивший отречься от него западную интеллигенцию. В молодости он проходил как агент "Ветров".

И последнее. За столом вперемешку сидели люди, которые в разных комбинациях были высшей польской властью в течение следующих двадцати пяти лет. Ни один из них почему-то не стал миллиардером или мультимиллионером. Ну, разве что за исключением моего друга Адама Михника, самого молодого и самого жовиального участника банкета. Но он же ничего не распилил при трех будущих президентах, распивавших с ним за тем же столом. Адам не виноват, что оказался таким эффективным медиаменеджером.

Андрей Пионтковский