Предстоящие в этом году выборы президента США вызывают достаточно живой интерес у оппозиционно настроенной части российского общества, что неудивительно: шансы России на освобождение от путинизма в значительной степени зависят от позиции Запада, а та — в свою очередь — от человека, которому 20 января следующего года предстоит принести присягу в качестве нового президента Соединённых Штатов. Дабы хоть отчасти удовлетворить этот интерес, я решил взяться за написание цикла статей, посвящённых американской предвыборной кампании. Если не случится ничего экстраординарного, до ноября сего года я планирую ежемесячно писать один-два текста, в которых буду как информировать читателя о происходящих в процессе электоральных баталий событиях, так и делиться собственным анализом этих событий.

Прежде чем перейти к сути, хочу откровенно предупредить читателя, что я не претендую на абсолютную беспристрастность — всякий анализ так или иначе несёт на себе отпечаток взглядов и убеждений аналитика. Поскольку автор этих строк придерживается правоконсервативных убеждений, предлагаемый анализ будет, в значительной степени, "взглядом справа". Расставив, таким образом, все точки над "ё", перейдём к сути.

Как наверняка известно читателю, сейчас обе ключевые американские партии (Республиканская и Демократическая) проводят серию предварительных голосований (праймериз и кокусов), по результатам которых и будет решён вопрос о том, кого именно эти партии номинируют в качестве своих официальных кандидатов на пост президента. Точнее говоря, в ходе праймериз решается, каким количеством делегатов каждый из кандидатов будет представлен на итоговой конференции своей партии, ведь именно эти конференции и будут принимать окончательное решение о номинации. Соответственно, большое значение имеют правила, по которым проводятся праймериз и распределяются голоса делегатов. Порой эти правила могут существенным образом исказить волеизъявление избирателей. Скажем, не все знают, что в ходе демократических праймериз в 2008 году за Хиллари Клинтон проголосовало больше избирателей-демократов, нежели за её соперника Барака Обаму, однако действовавшие в том году в Демократической партии правила проведения праймериз привели к тому, что именно Обама получил большинство делегатов на партийной конференции и завоевал демократическую номинацию, а впоследствии, как известно, обошёл на всеобщих выборах республиканского кандидата Джона Маккейна и стал президентом США.

Как же будут определяться итоги праймериз в этом году? У демократов действуют единообразные правила для всех штатов. В соответствии с этими правилами за каждым штатом закрепляется определённая квота делегатов. Эта квота делегатов, в свою очередь, делится на две части: одна часть распределяется между кандидатами по результатам голосования в рамках штата в целом, другая же делится между округами, границы которых, как правило, соответствуют избирательным округам по выборам представителей в Конгресс США, и распределяется между кандидатами в зависимости от результатов голосования в рамках каждого округа. Как на уровне штатов, так и на уровне округов делегаты распределяются между кандидатами пропорционально полученному в ходе праймериз количеству голосов избирателей, при этом к распределению делегатов допускаются лишь кандидаты, набравшие в соответствующем штате или округе не менее 15 процентов голосов.

У республиканцев ситуация значительно сложнее, поскольку их партийные правила решение многих ключевых вопросов оставляют на усмотрение партийных организаций отдельных штатов. Соответственно, в одних штатах делегаты распределяются (подобно тому, как это делается у демократов) как на уровне штата в целом, так и на уровне округов, а в других — все делегаты распределяются только на уровне штатов. Кроме того, есть штаты, где распределение делегатов осуществляется пропорционально набранным голосам, а есть штаты, где действует принцип "победитель получает всё", при котором кандидат, занявший первое место (неважно, с каким отрывом) в данном штате или округе, получает всех закреплённых за этим штатом или округом делегатов. Наконец, в тех штатах, где действует пропорциональная система распределения делегатов, могут значительно отличаться заградительные барьеры для получения делегатов. Если у демократов, как было сказано выше, этот барьер является единым для всех штатов и составляет 15 процентов, то у республиканцев в ряде штатов такой барьер не применяется вовсе, а там, где применяется, может колебаться в диапазоне от 5 до 20 процентов.

В феврале месяце предварительное голосование прошло лишь в четырёх штатах, где было распределено сравнительно небольшое число делегатов, так что результаты этих праймериз имеют значение скорее психологическое, нежели прикладное, однако сейчас предвыборная кампания приближается к важному переломному моменту. 1 марта, в так называемый "супервторник", праймериз пройдут в целой группе штатов, преимущественно юго-восточных, включая такие достаточно населённые штаты, как Джорджия и — главный приз этого дня — Техас. Соответственно, результаты "супервторника" могут кардинальным образом изменить баланс сил в предвыборной гонке или же, напротив, закрепить сложившийся к настоящему моменту тренд.

У демократов ситуация достаточно предсказуемая: хотя на первый взгляд может показаться, что сенатор-социалист от штата Вермонт Берни Сандерс способен навязать серьёзную борьбу ветерану политической сцены Хиллари Клинтон, в действительности шансов на победу у него практически нет. Причин тому две. Во-первых, "ядерный" электорат Сандерса — белые либералы, в то время как значительную часть демократического электората составляют расовые меньшинства: чёрные и испаноязычные американцы. Сандерс сравнительно успешно выступил на кокусах в Айове, где экс-первая леди лишь незначительно сумела опередить его, и на праймериз в Нью-Гемпшире, где он одержал убедительную победу. В обоих этих штатах демократический электорат является почти целиком белым, однако подобная демографическая структура — исключение, а не правило, так как в большинстве штатов расовые меньшинства составляют гораздо более значительную долю избирателей-демократов, в некоторых южных штатах — более половины (хочу особо заострить внимание читателя на том, что речь здесь идёт о демографической структуре именно демократического электората, принимающего участие в праймериз этой партии, а не населения этих штатов в целом). В Нью-Гемпшире на Сандерса работало также то обстоятельство, что он представляет в Сенате соседний штат Вермонт, в силу чего многие избиратели воспринимали его как земляка.

Однако в Неваде и Южной Каролине, где процент чёрных и испаноязычных избирателей существенно выше, Клинтон, как и предсказывали аналитики, обошла Сандерса с весьма комфортным для неё преимуществом. Если экстраполировать описанную тенденцию на те штаты, где голосование ещё только предстоит, мы увидим, что у Сандерса есть шансы на победу лишь в нескольких штатах: родном Вермонте, где, возможно, его сопернице не удастся даже преодолеть пятнадцатипроцентный заградительный барьер, что позволит Сандерсу получить голоса всех делегатов от этого крохотного штата, соседнем Массачусетсе и, может быть, ещё нескольких сравнительно "белых" штатах. В большинстве же штатов Сандерса, если не случится чего-либо экстраординарного, ожидает "почётное" второе место.

Есть и второе препятствие, преграждающее Сандерсу путь к демократической номинации. Дело в том, что наряду с делегатами, избираемыми в ходе праймериз и кокусов, правом голоса на демократической партийной конференции обладают так называемые "суперделегаты" — представители партийного руководства, составляющие примерно 15 процентов от общего числа делегатов. Подавляющее большинство этих "суперделегатов" поддерживает Хиллари Клинтон, поэтому Сандерсу, чтобы одержать над ней победу, мало заполучить большинство делегатов, избираемых в ходе предварительного голосования, ему нужно побеждать с "разгромным счётом", чтобы компенсировать имеющуюся у Клинтон фору в виде поддержки партноменклатуры. В комплексе два этих фактора делают победу Сандерса в борьбе за демократическую номинацию практически невозможной.

Единственная угроза предстоящей "коронации" Хиллари Клинтон в качестве номинанта Демократической партии исходит от расследования, которое в настоящее время проводит в отношении неё ФБР. Дело в том, что госпожа Клинтон в бытность свою главой внешнеполитического ведомства США пользовалась для отправки и получения служебной корреспонденции, в том числе содержащей секретные сведения, частным почтовым сервером, размещённым у неё дома. Подобная практика, мягко говоря, является спорной с точки зрения американского законодательства и представляет угрозу национальной безопасности США: по мнению ряда экспертов, её "домашний" сервер мог быть взломан разведками враждебных США государств, таких как Китай, Иран, Россия и другие. Если по результатам расследования будет принято решение о предъявлении Хиллари Клинтон уголовного обвинения, то, возможно, об участии в предвыборной гонке ей придётся забыть.

Впрочем, учитывая, что генеральный прокурор США, в полномочия которого входит решение вопроса о предъявлении обвинения Клинтон, является прямым подчинённым президента Обамы, а последний склонен действовать в традициях славного города Чикаго, где он начинал когда-то свою политическую карьеру (традиции эти весьма напоминают знаменитую формулу дуче "своим — всё, чужим — закон"), шансы на то, что расследование завершится предъявлением обвинения соратнице Обамы по партии, весьма невелики. Если же, паче чаяния, обвинение и будет предъявлено, Сандерс от этого всё равно навряд ли выиграет: руководство Демократической партии убеждено, что он будет очень слабым кандидатом на всеобщих выборах, и поэтому в случае схода Клинтон с дистанции попробует заменить её кем-то из "тяжеловесов" вроде вице-президента Джо Байдена или госсекретаря Джона Керри.

Ради полноты картины следует отметить, что в демократических праймериз участвует, помимо Клинтон и Сандерса, ещё один кандидат по имени Уилли Уилсон. Подозреваю, что большинство читателей до этого момента ни разу о нём не слышало, что неудивительно, учитывая, что большинство американцев также не подозревает о существовании этого человека. Нетрудно догадаться, что шансы его на победу равны нулю, а автор этих строк счёл необходимым упомянуть факт его участия в предвыборной гонке исключительно из врождённого занудства.

Виктор Александров