Очередную анонимную статью "Новой газеты" "Как убивали Бориса Немцова" я отложил в сторону после первых абзацев. "Взбешенный" благородный Путин, потребовавший немедленно найти убийц человека, которого "не факт что стоило убивать". Исполнительные силовики, наперебой бросившиеся выполнять распоряжение вождя, и чечены, чечены, кругом злые чечены. Обычная песня превратившегося в ходе расследования убийства Бориса Немцова в сливной бачок издания. Бывших комсомольских работников, как и бывших чекистов, не бывает.

Но что-то заставило меня вернуться к статье и дочитать ее до конца. И я был вознагражден. В последнем абзаце как бы намеком, в форме риторического вопроса, но тем не менее вполне определенно анонимный автор — коллективный силовик — сенсационно выдавал одного из своих как заказчика и организатора убийства: Кто внушил этим людям подобные мысли? Кто поставил "на заказ" тендер с фамилиями, которые не соответствуют чеченской повестке дня? Что известно бывшему замначальника ФСО и нынешнему командующему внутренними войсками России генералу Золотову, чьи подчиненные предположительно ездили на "стрелку" в Джалку, а он сам очень долго не отвечал на запрос СК об их статусе? Почему ФСО России не предоставила записи с видеокамер, которыми утыкана Красная площадь и стены Кремля, и следствию приходится рассчитывать только на одно видео, снятое камерой ТВЦ?

Видимо, тот же самый автор был и анонимным соавтором доклада Яшина, в частности его раздела о Золотове как московском покровителе Кадырова, где в той же стилистике, но в менее категорической форме днем раньше стрелки переводились на того же Золотова.

Итак, драматический треугольник Путин — Силовики — Кадыров, нарисовавшийся в ходе расследования убийства Немцова, превращается на наших глазах в еще более интригующий четырехугольник Путин — Золотов — Остальные силовики — Кадыров. Чтобы разобраться в этой новой конструкции, попробуем вернуться к уже известным нам базовым бесспорным фактам.

Задержанные лица — действительно непосредственные исполнители преступления. В этом со следствием согласны и адвокаты потерпевшей стороны. Они могли совершить это преступление только по приказу Кадырова. У Кадырова не было никаких личных мотивов убивать Немцова. Он мог отдать такой приказ исключительно по просьбе, пожеланию, распоряжению одного человека — В.В. Путина — у которого причин ненавидеть Немцова было как раз более чем достаточно.

Что меня смущало в этой очевидной логической цепочке, которую приняли как бесспорную многие наблюдатели? Пошедшее вразнос расследование и возникший конфликт между Путиным и силовиками — как далеко его продолжать? Если бы Путин лично задумал и осуществлял это преступление, он наверняка проработал бы и такой важный его этап, как назначение правильных виновных (например агентов СБУ или ЦРУ) и их справедливое наказание. Арест же кадыровских боевиков и намерение силовиков идти дальше по всей цепочке до Кадырова явились для него крайне неприятной неожиданностью. Он даже на две недели исчез из публичного поля.

Поэтому я предположил, что "пожелание" Путина скорее было передано Кадырову кем-то из ближайших к Путину силовиков с провокационной целью — толкнуть Кадырова на убийство Немцова, раскрыть его и воспользоваться обстоятельствами для энергичной атаки на путинский проект "Кадыров", который они не приняли с самого начала, считая, что он украл у них "победу".

Я был неправ, и в этом меня убедили силовики устами Яшина и "Новой газеты". Просто назвав одну фамилию, которую я упустил из виду — Золотов. Действительно, не было кого-то из ближайших к Путину силовиков вообще.

Был только один ближайший — Золотов, кому Кадыров мог безоговорочно поверить в таком деликатном деле.

А Золотов — вернейший Путину человек и единственный из силовиков, близкий к Кадырову и вовсе не заинтересованный в его смещении. Он мог только передавать то, что совершенно искренне считал волею своего хозяина.

Давал ли ему Путин прямые инструкции или просто как-то воскликнул раздраженно в застольной беседе наподобие Генриха II — "да избавит ли меня кто-нибудь от этого чудака?" Теперь это уже не имеет никакого значения. Но скорее второе, и в дальнейшие детали Путин не вникал.

Золотов взял всю организацию спецоперации на себя и монументально провалил ее прикрытие. Руководствуясь своими эстетическими вкусами и огромными возможностями в ФСО, срежиссировал показательную казнь лидера оппозиции на Красной площади. Уверенный в своей безнаказанности, позволил исполнителям оставить массу следов, не предполагая, что коллеги-силовики с энтузиазмом проведут расследование и развернут атаку на Кадырова. Бортников и Ко не создали намеренно эту выгодную для себя ситуацию, как я ошибочно полагал, а умело ею воспользовались.

Придя в себя после первоначального шока, Путин и Золотов, мобилизовав Бастрыкина, отчаянно пытаются спасти ситуацию, наоборот усугубляя ее. Чего стоит, например, их последняя официальная версия, озвученная Маркиным — заказчиком был беглый шофер Мухудинов, соблазненный американским Госдепом.

Силовики, судя по всему, не отказались от своих планов и развернули новое информационное наступление на Кадырова и теперь уже на Золотова. Обозначилась и их программа-минимум. Отстранить под благовидным предлогом от занимаемых постов Кадырова и Золотова, что станет первым шагом к их дальнейшему падению. Ведь и Ежова не сразу расстреляли в кабинете, сначала он еще полгода проработал народным комиссаром водного транспорта СССР. Заставив Путина пойти на эти шаги, увеличить собственный вес в новой конфигурации власти.

Инструментом в их руках является знание об организаторах и заказчиках убийства Немцова (Кадыров, Золотов, Путин), которое они начинают дозировано сливать российской и мировой общественности.

Теоретически в случае обострения ситуации у них имеется и более радикальный вариант действий — открыто обратиться к стране и перейти к активным мероприятиям. Нет, ни о каком силовом перевороте не может быть и речи. На основе действующего законодательства и имеющихся следственных материалов вполне можно арестовать Кадырова и Золотова и поставить вопрос об импичменте президента Путина. Если он, конечно, сам не пожелает подать в отставку.

Андрей Пионтковский