Путинская Россия судит "крепкого орешка" – украинского офицера Надежду Савченко.

Но есть в путинской России те, кого не судят и не хвалят, о ком начальство стыдливо помалкивает – бывшие офицеры украинской армии – клятвопреступники, изменники, предатели.

Это те самые люди, числом в несколько тысяч человек, которые давали присягу на верность Украине.

Жили и служили.

Когда же в их страну вторгся сильный противник, ударил в спину, начал убивать, отнял часть земли, которую они клялись защищать, то они перебежали к нему.

Не просто подняли руки, пошли в плен по необходимости, с одной мыслью – вернуться на Родину.

Нет.

Они изменили данной клятве, презрели свой национальный флаг, сняли знаки отличия, встали под чужие, захватные, опозоренные подлой "гибридной войной" знамёна. Растворили, спрятали в этих знамёнах свой личный позор.

Искупались в чане предательства, чтобы возродиться к службе в новом "отечестве".

Зачем российской армии эти предатели? Зачем России изменники в составе её армии? Как можно верить тем, кто совершил клятвопреступление? Они снова предадут. Как можно давать им оружие?

Украина – брошенная ими Родина, переживает трудности. Не просто и украинской армии. Но им хорошо – они встали на плотное российское военное довольствие. За их предательство хорошо заплачено.

Есть во всей этой истории что-то глубоко оскорбляющее русский национальный характер. Что-то подрывающее самые основы страны. Что-то говорящее о глубоком разложении всего российского общественного организма, о необратимости процесса.

Вобрать в себя предательство и даже не почувствовать, совершенно потерять чувствительность, не видеть в нем ничего страшного – это и есть приговор. Это и есть трупное окоченение закатной страны.

Алексей Мельников