Предлагаемая ниже статья была написана в октябре прошлого года и тогда же отправлена в журнал, в котором я имею честь принадлежать к постоянным авторам. Журнал выходит поквартально и очередная – четвертая – книжка за 2015 год была уже набрана. Редакция решила поставить статью в первую книжку 2016 года.

Вчера я получила редакционное письмо, в котором редактор поделился своими сомнениями в актуальности статьи, пролежавшей 5 месяцев в редакционном портфеле. После небольшой дискуссии я решила статью снять и предложить Каспаров.Ru.

Я абсолютно уверена, что тема, затронутая в статье, равно как и реакция на нее российской интеллектуальной элиты, вечны. Тема эта рождена самой Россией и сопутствует ей вот уже 800 лет. События 1917-21 и 1991 годов, приведшие к освобождению некоторых – наиболее крупных – народов – ни в коем случае не конец процесса. Результат его неизбежен, вопрос для меня лишь в том, насколько мы – или наши потомки – будем в состоянии этот процесс регулировать.

The Economist опубликовал на своем сайте статью, посвященную анализу возможного распада России на несколько государств.[1] Тема интересная и волнующая, и было бы странно, если бы прошла она незамеченной путинской разноликой пропагандой.

Не прошла.

Была замечена.

Получила квалифицированный отпор.

18 августа на интернет-портале "Сноб" пресловутому The Economist‘у ответил Владислав Иноземцев статьей "Невозможность распада". Получилась у г-на Иноземцева очень хорошая такая статья, с картинками. Тоже представляет определенный интерес, как и все продукты пропагандистской кузни Кремля, если продукты эти читать, т.е. не увлекаться прилагательными, яркими картинками и трескучими лозунгами, а соединять буквы в слова и задумываться над значением сложенного. Я не буду ни пересказывать, ни критиковать труд г-на Иноземцева – он справился с поставленной перед ним задачей: подавляющее большинство его читателей, совершенно и гарантированно незнакомое с оригиналом (по данным исследования "Левада-Центра" только 14 процентов россиян говорят более или менее свободно хотя бы на одном иностранном языке, 86 – не говорят ни на одном[2]), завороженные красочными картами России и процентным подавлением "титульных" "русскими" по регионам, будут рады добраться до конца, до наркотизирующего вывода автора, и хлопнуть стакан водки за будущее "великого" отечества: Россия, господа, не развалится! Потому что отсутствуют обе, убеждает нас автор, главные причины развала империй: противоречие между, как он выражается, "государствообразующей" нацией и остальными народами, проживающими на своих исторических землях, – во-первых; и экономические выгоды отделения территорий от метрополии, – во-вторых. Успокоив таким аргументированным манером читателей и самого себя, решается автор даже на отчаянный акт гражданского неповиновения: "Если в наступающие десятилетия Россия вступит в полосу экономического упадка и политической дестабилизации, она будет обязана своим несчастьям лишь политике вороватого и некомпетентного московского правящего класса с его имперским сознанием, которое воспитывалось столетиями" (орфография источника, – иб).

Иноземцеву возразил знакомый нам уже "историк" Н. Усков – cобрат по "Снобу", уверенный, что выводы Иноземцева правильны для нации людей умных, в России же всегда можно ожидать, что народ, по совершенно неясным и не очевидным, иррациональным причинам вдруг встанет и пойдет за каким-нибудь местечковым креативным мерзавцем. "Я легко могу представить себе какого-нибудь проходимца, который в надежде стать сувереном — нацлидером Говняевки и всея Оби — начнет втюхивать говняевцам, что они кормят всю страну, что они предки этрусков и что Москва всех достала. Говняевцы, которые и сейчас верят бог знает во что, по бедности своей и глупости непременно поддержат своего нацлидера."[3] Под "говняевцами" следует понимать все народы России кроме "государствообразующего".

К статье Н. Ускова я буду еще возвращаться по мере изложения, а сейчас давайте обратимся к первому из аргументов Иноземцева.

Национальный вопрос

"Поскреби русского –
найдешь татарина"

приписывается Астольфу де Кюстину

Распад России по образцу СССР невозможен потому, что относительное число "государствообразующего" народа – "русских" – в ней на 30% больше, чем в предраспадном ее предшественнике: 50,8 – в СССР против 81 – в России. (Почему в СССР "государствообразующими" были "русские" и только они? И не потому ли он в конце концов развалился, что остальные не были приглашены к "государствообразованию", а принуждены были жить в "русском", вернее, даже – московском – государстве? – один из многих вопросов, которые хотелось бы задать автору.) Но вернемся к нашим процентам. 81% – аргумент, против которого и я не возражу: это скала, это бастион, о который разбиваются вдребезги все любые поползновения национал-предателей! Одна беда только: пишущая кремлевская братия не в ладах с арифметикой. Ну не далась им арифметика! Что ж теперь – не жить что ли?! И не писать? Или они нас за таких держат, которых четыре действия придавили в начальной школе подобно "Отчему нашему", и не рассуждаем мы после этого, и вопросов не ставим, а как увидим цифру, так ее в благоволении и проглотим. Но это не совсем так. Мы ведь договорились читать предложенное г-ном Иноземцевым, и цифры – не исключение. Давайте-ка заглянем за эти глыбогранитные проценты.

По переписи 1979 года, население России составило 137,6 млн. человек, через десять лет, следующая перепись показала 147,4 млн. россиян; в 2002 году население сократилось до 145,2, а еще через восемь лет, в 2010 "достигло" уже 142,9 млн. Цифры "говорящие" сами по себе, но мы заставим их говорить с дикцией Левитана. Итак, за 10 застойно-перестроечных лет, население России увеличилось на 9,849 млн. человек, или, в среднем, на 0,985 млн. в год. За последующие 13 лет Россия потеряла 2,2 млн. своих сынов и дочерей, что уже не очень здорово не то что для страны, хронически встающей с колен, а вообще для любой страны. Но давайте не забывать, что 2002 – это только третий год резидентурной деятельности майора КГБ Путина под прикрытием президента России. За следующие 8 лет население уменьшилось еще на 2,3 млн., т.е. Россия стала терять уже по 0,288 млн. человек в год. Другими словами, ежегодный темп потери населения за восемь майорских лет "ускорился" на 118,3 тыс. Или на 41% по отношению к "диким девяностым". Если Россия сохранит взятый темп расставания со своим народом, то к теоретическому концу правления майора население ее достигнет 107,5 млн. человек. Это без учета войн, конфликтов и террора, к которым имеет слабость "вороватый и некомпетентный московский правящий класс с его имперским сознанием".

Теперь перейдем собственно к процентному составу населения, к тем 81%, на которые так легкомысленно-оптимистично ставит г-н Иноземцев. Во-первых, не 81, а 80,9; во-вторых, проценты эти не к общему числу жителей, а к тем лишь, кто указал национальность в вопросных листах. Это, попросту говоря, те, кто назвался "русским". Если же этих "патриотов" приплюсовать к тем, у кого в паспорте таки-да обозначено "русский" и отнести к общему числу жителей, получим всего 77,7%. Мелочь, но все-таки. Гораздо больший интерес вызывает сравнение прироста/потерь населения по национальностям за восемь лет вставания с колен (здесь в скобках следует указать, что были это очень успешные, – "сытые и жирные" – в экономическом отношении годы дорогой нефти и газовой монополии в Европе, что, собственно, и окрылило кремлевских мечтателей взалкать большего). Итак, за эти годы Россия потеряла 34,5% украинцев (до войны против Украины оставалось еще 4 года!); 35,5% белорусов; 34% немцев; 22,2% коми-ижемцев; 31,8% евреев; 24,6% коми-пермяков; 51,7% казаков; 34,9% карелов; 32,5% мордвы-эрзя; 35,5% поляков; 31,1% литовцев; 16,3% китайцев; 24,8% болгар; 40,5% финнов; 33,5% латышей; 36,4 – эстонцев; 46,8 – вьетнамцев; 45,9 – андийцев; 52,6 – поморов; и т.д., и т.д., и т.д., – длинен список и практически все его позиции со знаком минус.

Здесь есть о чем поразмыслить. Как видно из цифр, потери населения невозможно объяснить даже очень щедрой российской смертностью (16-ое место в мире – 16,06 смертей на 1000 жителей, т.е. охотнее умирают лишь в 15 странах: Свазиленд – 30,83; Ангола – 24,08; Лесото – 22,20.., неохотнее – во всем остальном мире, включая и все бывшие союзные республики. Это ли не аргумент в пользу отделения!) Следовательно, имеет место мощный отток населения. Вопрос: куда? Куда направляется ежегодно эта армия численностью в треть миллиона? Если взглянуть на предложенную выше выборку из официальной российской статистики, можно все народы разделить на две группы: на тех, кому есть куда идти, и на лишенных возможности исхода. Этот анализ каждый может провести сам: к первой группе относятся украинцы, белорусы, латыши, немцы, евреи и пр., у кого за спиной – Родина. Она, как известно, всегда поймет, примет и обогреет. А вот вопрос: куда деваются поморы? коми-ижемцы с ними же –пермяками? Ну, ладно, карелы в Финляндию драпанули, а андийцы с мордвой-эрзя (-эрзёй? Ей-богу не знаю, склоняется или нет!) Вот тут-то и начинаются фокусы российской национальной политики: казаков (- 51,7% или 72,5 тыс. чел.) попросту записали "русскими", равно, как и поморов. Это – официальная операция причесывания национальной статистики. А неофициально в России со времен Московского княжества созданы такие условия, что детям покоренных народов, ставших в родной земле "инородцами" (по Ускову – "говняевцами"), для того, чтобы сделать карьеру, а порой и просто выжить, оставался всегда один выход: объявить себя "русским".

Здесь мы подошли к самому главному нашему выводу: "русский" – не национальность, не имя существительное даже! "Русский" – прилагательное, – так презрительно называла Москва представителей покоренных народов: ростовчан, новгородцев, тверичей. Называла так потому, что боролась против Руси на стороне татар и была вынуждена как-то отличать новых подданных от "государствообразующих" "московичей", "московитов" или "москалей" и татар. Первыми "русскими" были коллаборационисты – черниговец Алексий "московский", ростовчанин Сергий "радонежский", пермяк Стефан "пермский". Потом прилагательное это потеряло все существительные, стоящие за ним и, собственно, обозначавшие национальную принадлежность. Вместе с существительными утратило оно и всякий смысл, хотя в угаре вечной гражданской войны никто этого не заметил. Количество порабощенных народов росло из года в год, коллаборационисты поднимались все выше и выше в московской иерархии, и вот уже сами "московиты" начинают называть себя "русскими".[4] Так потом появлялись "русский" украинец Гоголь, "русский" поляк Достоевский, "русский" татарин Булгаков, а уж "русских" евреев, немцев, итальянцев, греков и французов, так даже и не перечислить. Так и сегодня, как в дремучие средние века, для того, чтобы не пропасть в России-матушке, лучше уж назваться "русским". И продолжает появляться на свет новая "русская" элита, например, министр иностранных дел Сергей Лавров. С фамилией Калантарян и национальностью "тбилисский армянин" у Сережи не было никаких шансов на место в элитной кузне шпионских кадров МГИМО МИД СССР.

Выбор слова в паспорте – дело часто экономическое, иногда это вопрос безопасности, а когда – и перспективы. Начатый выше ряд людей известных каждый из нас, проживающих в Германии, может продолжить уже из собственного опыта людьми менее известными: не упомнить уже со сколькими евреями Ивановыми, Смирновыми и Прокопенко, со сколькими немцами, с казахскими открытыми лицами, сводила меня судьба за долгие годы жизни в Германии!

Вот разгадка умопомрачительной доминации "русского" населения в России.

Статистически же "В 2002 – 2010 годах <...> численность <...> "европейских" народов, проживающих на территории Российской Федерации, уменьшается, а "азиатских" – увеличивается. Так, среди народов России с количеством населения свыше 30 000 человек максимальный прирост наблюдался:

Киргизы +225,14%

Узбеки +135,82%

Таджики +66,73%

Черкесы +20,93%

Кумыки +19,09%"

(Эти и все приведенные выше данные взяты из Википедии, в числе прочего из статей "Перепись населения СССР (1989)" и "Национальный состав России").

Итак, население России постоянно и ускоренно сокращается, что на фоне роста мусульманских народов не может не вести и к снижению "государствообразующего" процента, и, если он все-таки растет, означает это лишь одно (откидывая пропагандистскую составляющую национальной статистики): происходит обычная и понятная смена слова в паспорте. Опыт же "вспомнивших" о своей национальности евреях и немцах, живущих теперь здесь, в Германии, доказывает, что выбранное в паспорте слово никак не вытесняет национальных чувств, не рвет семейных связей и не ослепляет настолько, что люди перестают видеть перспективу. Скорее наоборот – свидетельствует о приспосабливаемости народа к условиям окружающего их политико-экономического идиотизма.

Я думаю, можно заключить:

Национальный цемент, долженствующий уберечь Россию от краха, по своим скрепляющим свойствам ничуть не крепче печально-православного "русскага мiра", кирюхиного замеса, и значительно уступает той ореховой настойке, которую давала мне мама в детстве, во время поноса.[5]

Так на чем там еще была основана розовость оптимизма гоподина Иноземцева? Не на экономике ли?

Ну, что ж, рассмотрим и этот ингредиент имперского клея.

Экономика

"It’s the economy, stupid"[6]
Джеймс Карвилл,
стратег Билла Клинтона, 42-го Президента США

Помните нашу реакцию годичной давности на экономические санкции против России? Была она разная: украинцы и многие с ними оскорблено возмущались мягкостью санкций; россияне заливисто хохотали, утирая выступившие слезы и добродушно похлопывая родные "Искандеры"; и только "понимающее Путина" лобби здесь, на Западе, било тревогу. Лишь эти, здесь, понимали, к чему ведут санкции, и не за Россию они переживали, а за утерю значительной части побочного дохода, за сигары, оплаченные Газпромом. Ведь отмывание денег российской мафии происходит не только по каналам финансирования FPÖ, Front National[7] и прочих партий разной степени коричневости, преходящей в красноту, но и через "совесть" и счета "понимающей" братии. Впрочем, речь не о них, а том, что понимали они уже тогда, что случится в очень скором будущем с "региональной державой с экономикой чуть меньше испанской"[8].

Прошел всего год и российская промышленность, гигант, колосс, казалось несокрушимый, оказалась обычной потемкинской фанерой. Гигант этот, кроме родных углеводородов, практически в полной мере зависел от мировых инвестиций. Стоило слегка и нежно прикрыть каналы западных кредитов, и вот уже "гигант" наш на грани полного коллапса. И пусть вас не сбивают с толку его агрессивные реакции – если санкции будут продлены, судороги "гиганта" доставят еще и нашему поколению много увлекательных впечатлений.

Коротко напомню некоторые этапы великого пути.

Уже год назад, осенью 2014, когда санкции были еще в ясельном возрасте, началось сворачивание в области автомобилестроения. "Volvo" и "Opel" первыми были вынуждены реагировать на снижение внутрироссийского спроса и сократили сперва рабочие часы на российских заводах, а потом и вовсе остановили конвейеры. К ним бодро присоединился "Renault", за которым последовали и остальные.

Бурения новых скважин за полярным кругом свернуто: не хватает ни средств, ни технологий. Вдруг оказалось, что объявить северный полюс "исконно русским" – не сложно, под силу даже "великой" стране; можно даже послать туда подводную лодку и установить русский флаг. А вот бурить там могут лишь ненавистные "пиндосы" и норвежцы: "Для его разработки (речь о бурении на шельфе, – иб) планировалось использовать подводные добычные комплексы, которые производят только американские FMC, Cameron, GE и норвежская Aker. "Газпром" собирался закупать оборудование у FMC."[9] Другой "динозавр" – "Роснефть" – вынуждена вообще пуститься во все тяжкие и продать активы ненавистным англосаксам, той самой "British Petroleum", у которой выкупила их недавно. Причем продать унизительно дешевле, чем купила тогда: "<…> президент ВР в России, Дэвид Кэмпбелл, заявил на церемонии подписания в Санкт-Петербурге в июне: "Я рад, мы смогли заключить эту сделку"".[10] Еще бы не радоваться: продавали из расчета $4,50 за баррель, а купили по $2,0! Для того, чтобы удержаться на плаву и не уйти на пенсию, подобно коллеге по КГБ Якунину, резиденту Сечину, работающему под прикрытием президента "Росснефти", пришлось продать Китаю часть нефтеперерабатывающего бизнеса (цитированная статья The New York Times) и тоже на условиях, которые не очень к лицу "великой" державе. И, тем не менее, "Роснефть заплатит примерно на $23 млрд. меньше налогов в этом году по сравнению с прошлым <…> и лишится роли крупнейшего налогоплательщика страны".

Тихо "ушли" со страниц периодики проект "Российской силиконовой долины "Сколково"". Единственными, кто на нем успел нагреть руки, остались торгаши недвижимостью, а приобретшие ее теперь долго будут пытаться сбыть с рук никому не нужные бетонные уродцы.

"Импортозамещение" в пищевой промышленности обещало стимулы развития российских отраслей, привело же к повышенному содержанию технических растительных масел в 80% сыров. Ничуть не лучше ситуация и с другими молочными продуктами, хотя и они не исключение: "Как говорит господин Алексеенко (представитель Россельхознадзора – ИБ), мониторингу подверглась не только молочная продукция — фальсификат был выявлен также "в десятках процентов мясной и рыбной продукции, меде и др." По сравнению с прошлым годом, <…> объем фальсификата вырос на десятки процентов <…>".[11],[12]

На 2016 год заложено в бюджет очередное – третье подряд! – замораживание пенсий.[13] Кто хочет знать, что это такое, посмотрите статистику роста цен и инфляции за год санкций (рубль потерял, например, почти половину покупной стоимости, следовательно, только на этом пенсионеры потеряли половину реальной пенсии, помолчим уже о росте цен!) Для более чем 18 млн. россиян введены "великой страной" продовольственные карточки. Зарплаты выплачивают с задержкой до двух месяцев, и выплачивают лишь 70% номинала. Причем, по давно заведенной имперской манере, "урезать" начинают с окраин, подальше от столиц, и в сферах, где работает безмолвная и терпеливая "прослойка"-интеллигенция: медицина, образование, дошкольные заведения.[14] В то же время личное состояние Путина, по оценкам западных экспертов (ложь, разумеется, но все-таки!), выросло с $42 млрд. в 2002 г. до $200 млрд. в 2014.

Кроме сыров, от демократических санкций и российских "антисанкций" выиграла и финансовая система державы: в 2015 году увеличился приток капитала – российские фирмы продают или сворачивают свои дочерние и совместные с западными предприятия и переводят деньги назад в Россию. [15] "Положительной" подобную тенденцию могут назвать лишь национал-идиоты или профессиональные "оптимисты от пропаганды", потому что, во-первых, это свидетельствует о сокращении участия российских фирм в западной экономике (впервые с 1999 года, т.е. с момента прихода к власти КГБ и начала активного внедрения этой организации в экономические структуры Запада); во-вторых, речь, по мнению "Ведомостей", идет о тайном возвращении теневого капитала; в-третьих, отток теневого капитала из западных банков грозит разрушением системы лоббирования российских интересов политическими и финансовыми силами Запада.

Даром Путина никто не "понимал" и "понимать" не собирается!

Итак, из приведенных данных можно вывести очень непривлекательную картину некроза российской экономики и предсказать ее дальнейшую "клинику": "Министр финансов Антон Силуанов ожидает наступления "худосочных" лет после "тучных", – об этом он сообщил в ходе Международного инвестиционного форума в Сочи". В дальнозоркости министру не откажешь: он смотрит далеко вперед и не замечает, что "худосочные" времена для подавляющего большинства россиян уже давно – будни. А ведь будет только хуже: содержание небольшой авиагруппы в Сирии обходится российскому народу в "€1 млрд за год",[16] а по данным того же дальнозоркого министра, российские фирмы прибегают к шантажу, чтобы снизить свои отчисления в казну.

Вот почему сеанс экзорцизма демократической веры народов в собственные силы, предпринятый г-ном Иноземцевым, не убеждает. Он творит свои заклинания в тумане "экономических связей", "транспортных систем", "промышленной интеграции", забывая о том, что аргументы эти – консервированные, сервируемые всеми имперскими режимами, царствовавшими в Москве во все эпохи, и звучали они уже, – в том же контексте! – и в 1917-18, и в начале 90-х. И где теперь "великая" Российская империя с якобы "шестой" экономикой мира? Где "супер-держава", коммунистический СССР? Повысила ли национально-экономическая логика адептов империи адгезионные свойства поверхностей межнациональных контактов внутри тех империй? Ответ знаем мы все: НЕТ, не сохранила она империй, ни первой российской, ни СССР. Центробежные силы свободолюбия оказались сильнее экономической "выгоды", тем более, что выгоды-то никакой нет и не было! Г-дам Иноземцеву и Ускову, равно как и всем подобным, следует лишь взглянуть на примеры Финляндии, Польши, Прибалтики или Грузии, "говняевцы" которых обошли по уровню жизни "старших братьев" всего за несколько лет самостоятельности.

Вопрос: Почему вторая российская империя должна избежать участи своих предшественников?

Есть какие-нибудь основания для исключения из исторического правила?

Таких оснований нет.

Напротив, есть все основания утверждать, что с ростом обнищания народов будут развиваться две тенденции, усиливая и подкармливая друг друга: рост недовольства окраин, который рано или поздно примет национальную окраску, и рост российского нацизма.

Проводимая веками политика русификации покоренных народов, табличные результаты которой внушают такую уверенность в незыблемости российского единства идиотствующим патриотам, совершенно очевидно не привела к созданию "nation-state", как бы ни шаманствовал г-н Иноземцев "русскими" процентами, но имеет обратную и очень несимпатичную сторону. Во все эпохи властям не удалось канализировать великорусский нацизм и ксенофобию в более или менее цивилизованные рамки. Предположу даже, что власть и не очень-то заинтересована была в том, чтобы побрить и подрумянить лицо русского нацизма. Ему была уготована роль дополнительного рычага давления на тех, кто колебался в принятии русского прилагательного в паспорте. Однако вековой опыт одесских евреев учит: бьют не по паспорту, а по лицу. События на Манежной в 2010-м, массовые выступления против мигрантов осенью 2013-го, сопровождавшиеся в обоих случаях человеческими жертвами среди "титульных", ежегодные "Русские марши" под фашистской символикой, откровенная ксенофобия с экранов телевизоров, в прессе и интернете – все это показывает гражданам России, своими паспортами улучшившими ее национальные проценты, что в безопасности они никак себя ощущать не могут. "В то время, когда большинство населения поддерживает "нормальный" национализм, растет число тех, кто ищет спасения в агрессивном национализме или фашизме, – говорит Людмила Алексеева, руководитель Московской Хельсинкской Группы."[17]

Возникновение креативных лидеров в подобной ситуации – есть лишь вопрос времени. Да и тут еще вопрос, насколько креативен должен быть политик, чтобы в "минуты роковые" за ним пошел народ? Кто посмеет обвинить, например, Кравчука в креативности? или укажет хоть кого-нибудь с намеком на креативность среди лидеров оппозиции на Майдане? А вот поди ж ты – и СССР развалился, и Януковича нет, "креативные" же майоры КГБ не додумались ни до чего "креативнее" скрытой военной агрессии. Не действует ли здесь простой закон обратной пропорциональности: Чем тяжелее доля народа, тем ниже его требования к креативности потенциального лидера?

Я не знаю, что подводит господ вроде Иноземцева – Patriatitis magnus[18], или совершенно правильная, схоластическая и кабинетная логика, но за жизнью они не поспевают. Жизнь развивается по несколько иным законам. Явления социальные, задевающие огромные массы народа, движутся не в сторону меньшего сопротивления, обусловленную резонами железных дорог и промышленными специализацией с интеграцией, а в сторону наиболее обещающей перспективы.

С точки зрения обеих факторов – национального и экономического – Россия следует по пути своих предшественников. Следовательно, никакой перспективы предложить не в состоянии, а потому не развалиться вслед за ними она не может. Вопрос, который занимает аналитиков, и которому, собственно, и посвещена цитируемая статья The Economist, – как развалится Россия? И что возникнет на ее территории?

Говорить о каких-то прогнозах не позволяет мне уровень моей местечковой информированности; я могу говорить лишь о желаемости того или иного сценария предстоящей драмы. Думаю, весь мир заинтересован в том, чтобы развал или раздел империи произошел безболезненно – с тем количеством обогащенного урана, что собрано на ее территории, мир просто не может себе позволить предоставить эту страну самой себе. В том же виде, в котором она выступает сейчас: нищая и агрессивная, требующая и угрожающая, с полным презрением попирающая все международные правила хорошего тона, – она слишком опасна не только для соседей, не только для Европы, но и для всего мира.

Итак, желаемыми могут быть, на мой взгляд, три сценария:

  1. Невероятный: Россия разваливается на независимые государства по национальным границам. В чистом виде совершенно невообразимо возникновение более сотни новых стран, многие из которых на какое-то время станут "атомными". Геополитическое цунами, вызванное сдвигом политических плат такого массштаба, не оставит камня на камне не только от Европы;
  2. Маловероятный: Россия сохраняет внешние границы, но перерабатывает имперский фундамент на федеральный, т.е. Москва теряет монополию на природные ресурсы и экономику субъектов федерации, превращается в федеральный центр управления, живущий, – кроме налогов от собственной промышленности, туризма, культуры и пр. – за счет отчислений тех же субъектов в казну. В качестве примера уместно упомянуть Берлин, "сидящий" на дотациях земель;
  3. Самый вероятный и желаемый: комбинация первых двух, т.е. уходят те, кто сохранил веру в собственное будущее и отчаянную решимость его построить; остальные образуют федерацию, в которой "государствообразующими" будут все, и не будет "братьев" – ни младших, ни старших, но лишь свободные субъекты политико-экономического союза.

Есть, к сожалению, и еще один,

  1. Нежелаемый, катастрофический, но, к сожалению, самый реальный: Запад в очередной раз "поверит" и "простит" Россию, и продолжит вложения в ее экономику и модернизацию. Предпосылками могут стать компромиссы по любым конфликтным вопросам: от Крыма, до Ближнего востока. К подобному решению проблемы Запад будут толкать со всех сторон: экономика, заинтересованная в рынке; политика, прижатая к стене собственными "коричневыми", "красными" и прочими "альтернативными"; общественность, призывающая "спасти европейскую либеральную идею" и пр. Россия может пойти на уступки сменой руководства и возобновлением демократической риторики. Почему этот вариант самый страшный из всех? Потому что проблем он не решит, а лишь отодвинет в будущее, нашим детям, как мы приняли российскую опухоль от наших предков. Россия, в том виде, в котором она терроризирует мир вот уже 800 лет, никогда не откажется от имперских амбиций. Давать ей в этом состоянии наши технологии и know how, значит крепить собственного палача.

По какому из предложенных сценариев станет развиваться ситуация, или жизнь предложит иные пути, мы узнаем очень скоро: ситуация на мировой шахматной доске летит в цейтнот.

Если демократия сохранит холодную голову и не поддастся блефам Кремля, мы оставим нашим детям безопасную Европу и новую, неизвестную еще, свободную Россию.

 

[1]If Russia breaks up. The peril beyond Putin, - Если Россия рухнет. Опасность путинского режима, - англ.

[2]Олег Панфилов: Кризис российского будущего, 15.10.2015, тсн

[3]Николай Усков: Люди-то глупые. Ответ Владиславу Иноземцеву, Сноб, 21.08.2015.

[4]Чтобы понять всю несуразность феномена, достаточно представить себе паспорт какого-нибудь иностранца, где в графе "Национальность" указано: "Китайский", или "Немецкий", или "Латвийский".

[5]В 1989 г. в Украине проживало 22,1% русских; за независимость Украины проголосовало двумя годами позже – 90,32% ее жителей. Следовательно, если предположить, что все остальные национальности – евреи, чехи, поляки и турки с крымскими татарами – все проголосовали "за", то и тогда придется признать, что 56% русских выступили против СССР. Не намного лучше была и ситуация в Крыму, где при 58,5% превалировании русских, за самостоятельную Украину и за Крым в ее составе проголосовали 54,19% жителей полуострова.

[6]Это же экономика, глупец, - англ.

[7]"Энн Эппельбаум: "Так начинаются мировые войны", Оливер Гримм, Die Presse, 03.10.2015

[8]"Дерзость Обамы", Владимир Голышев для "Радио Свобода", 05.10.2015.

[9]Проекты "Газпрома" подорожали из-за санкций. Михаил Серов, Алина Фадеева, 05.10.2015, Ведомости

[10]Российский нефтяной гигант продает активы. Andrew Kramer, The New York Times, 05.10.2015

[11]Пальмовое первенствует. Около 80% сыров в России фальсифицированы. Анна Зиброва, Олег Трутнев,

Коммерсантъ, 02.10.2015

[12]А вот и радостная новость для всех россиян: "Россельхознадзор разрешил (курсив мой – иб) поставку швейцарских сыров и мясной продукции в Россию" (Прайм, 19.10.2015). Не подумайте, будто "гордая" "великая" страна отказалась от "антисанкций"! Как поспешил объяснить Россельхознадзор, Швейцарии удалось наконец повысить качество своих сыров до уровня российских. Читая оба приведенных заявления этой почтенной организации, невольно порадуешься за швейцарских сыроваров, доведших процент технических масел в продукте до уровня российского!

[13]Старость в долгах, без нефти и резервов. Алексей Шаповалов, Коммерсантъ, 01.10.2015

[14]Das dicke Ende für Präsident Putin. Elke Windisch, Die Rheinpfalz, 28.09.2015 ("Жирный" конец президента Путина)

[15]Российские компании сократили иностранные активы – впервые с 1999 года. Ольга Кувшинова, Ведомости, 11.10.2015

[16]Сергей Горяшко, Иван Сафронов: Сколько стоит операция в Сирии? Журнал "Коммерсантъ Деньги" №40, 12.10.2015

[17]"Nationalism on the march", Financial Times, 04.11.2013

[18]Воспаление большой патриотической железы – заболевание многих ущемленных, несложившихся наций. Выражается необъяснимым желанием "встать с колен" и маникальным поиском виновников неудавшегося упражнения. Протекает хронически с периодами обострения. Излечивается строгой диетой.

Ирина Бирна