Сообщение о том, в Москве завершил работу крупнейший международный форум по исламским финансам – IFC CIS & Russia Forum у меня не вызывало особого удивления. Противоречивость момента, на наш взгляд, состоит в другом. Для России, официально борющейся с исламским экстремизмом и терроризмом и призывающей к перекрытию каналов финансирования этого всемирного зла, проведение подобного мероприятия выглядит, по меньшей мере, странным, если не сказать больше. Но перед российскими властями, столкнувшимися с западными санкциями, сейчас стоят такие сложные задачи по выживанию, что любые средства для их решения уже не выглядят странными.

Давно замечено: заигрывания обосновавшегося в Кремле "крещеного чекиста" с церковью, использование религиозного фактора для укрепления своего авторитарного режима и в качестве инструмента по патриотически-великодержавному оболваниванию населения, несёт в себе угрозу как светскому устройству России, так и вносит раскол в стране в социально-культурном, ментальном и общественном отношении.

Принятый в 2013 году Госдумой и утвержденный президентом противоречивый Закон о защите чувств верующих является фактическим нарушением действующей Конституции РФ, которая предусматривает отделение церкви от государства. Этот закон напоминает скорее закон о "защите прав потребителей", только потребителей религиозной пропаганды, оправдывающей и защищающей на взаимовыгодных, конъюнктурных и меркантильных интересах антинародную, проворовавшуюся власть.

Но социально-культурной сферой не ограничивается общественно-политический роман и брак по расчету между церковью и путинским режимом. В частности, в России наблюдается тенденция по стремлению определенных кругов, не только связанных с церковью, но и из государственных структур, по внедрению религиозных, в частности исламских принципов в финансово-экономическую сферу.

Уже созданы некоторые организационные формы по продвижению в России исламского бизнеса и финансов, ведётся работа по пропаганде и правовому обеспечению этих новых для российской финансово-экономической сферы и деловой среды категорий, заимствованных у мусульманских стран, использующих средневековые архаичные инструменты хозяйствования.

Так, в феврале 2010 года образован так называемый Фонд развития исламского бизнеса и финансов (IBFD Fund), являющийся, ни много ни мало, центром компетенции исламского бизнеса и финансов в России.

Решение о создании этой "некоммерческой организации" принято в 2009 году по результатам первого Международного экономического саммита России и стран ОИС (KazanSummit) для содействия развитию двусторонних экономических и деловых отношений между Россией и странами-членами Организации исламского сотрудничества (ОИС), используя механизмы исламской экономической системы. Цель Фонда, как записано в его уставе, – развитие, укрепление и совершенствование исламского бизнеса и финансов на территории Российской Федерации и стран СНГ.

А в декабре 2015 года начал свою работу первый в России информационно-аналитический портал "Islamic-Finance.RU" – совместный проект Некоммерческого Фонда развития исламского бизнеса и финансов (IBFD FUND), компаний IFC Linova и Линова МЕДИА.

То как видит свою миссию этот портал, вызывает не только удивление, но и, по меньшей мере, сомнение – в какой стране и с каким государственным устройством мы все живем: "Миссия информационно-аналитического ресурса Islamic-Finance.RU состоит в популяризации и укреплении в России исламской модели экономики в области финансов, основанной на принципах Шариата"?!

Вы только вдумайтесь в эту формулировку! В ней априори допускается возможность и необходимость действия в России принципов Шариата, согласно которым и можно развивать исламскую модель экономики и финансов. Вероятно, миссионеры исламского портала пытаются за всю Россию выдать Чечню, где де-факто путинский мюрид Кадыров уже давно живёт и правит по Шариату.

И вся эта активность по распространению шариатских принципов и исламских финансов в России протекает на глазах у Конституционного суда, главы государства, членов правительства и Госдумы, которая фактически своими "правовыми" актами только стимулирует архаику и мракобесие в различных областях общественной деятельности, включая и финансово-экономическую сферу.

Все это явное и неявное непротиводействие попыткам исламизации финансовой банковской системы и способствовало проведению вышеуказанного международного форума по исламским финансам. Организаторами IFN CIS & Russia Forum выступил вышеупомянутый Фонд развития исламского бизнеса и финансов (IBFD Fund), являющийся центром компетенции исламского бизнеса и финансов в России, в партнёрстве с ведущим международным организатором мероприятий в области исламской финансовой индустрии – REDmoney Events.

Для России, впервые проводящей подобное мероприятие, которое ежегодно проходит в 23-х исламских государствах мира, форум стал главной специализированной площадкой страны по исламским финансам и банкингу. Мероприятие посетили свыше 300 участников из 45 стран мира, главным образом послы и атташе посольств мусульманских государств, аккредитованных в Москве, а также руководители подразделений Центрального банка Судана и Бангладеш, крупнейшие иностранные финансовые организации: группа компаний Исламского Банка Развития (Саудовская Аравия), банк Emirates NBD (ОАЭ), Al-Hilal Bank.

О том, какую поддержку этот форум получил в российских государственных и коммерческих структурах, говорит тот факт, что среди его участников – советник президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев, депутат Государственной Думы Дмитрий Савельев, заместитель председателя, главный экономист "Внешэкономбанка" Андрей Клепач, руководители Ассоциации банков России, представители финансово-банковских кругов страны.

На наш взгляд, идею форума и линию на развитие исламского банкинга в России выразил президент Фонда развития исламского бизнеса и финансов, сопредседатель оргкомитета Л. Якупов. Он в частности заявил о том, что интерес к исламским финансам в России, дескать, постоянно растёт и посетовал, что стране, якобы, не хватает инфраструктуры для полноценной работы этого финансового сектора, в частности, законодательной базы, которая бы позволяла исламским финансам войти на российский рынок.

И тут ему на помощь пришел как раз представитель законодательного органа страны – заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по финансовому рынку Дмитрий Савельев. Он, комментируя актуальность темы, подчеркнул, что внёс на рассмотрение нижней палаты парламента уже 8 законопроектов, однако пока ни один из них в ходе заседаний не обсуждался: по словам депутата, требуется время, чтобы предложенные инициативы были приняты во внимание.

Учитывая характер принимаемых Госдумой законопроектов, можно представить себе содержание и последствия для финансово-банковской системы страны "восьми документов", подготовленных Савельевым. Идти на поводу у сторонников исламизации этой системы, и без того не способной обеспечить нормальное функционирование российской экономики, и законодательно закреплять параллельные, не свойственные ей операции – приведёт только усложнению задач. Дело в том, что осуществление финансово-кредитных операций в соответствии с исламскими принципами в корне отличается от традиционных операций и предусматривает отсутствие процента, разделение рисков и прибыли между банком и его клиентами и другие громоздкие бюрократические оформления.

Не вызывает сомнение то обстоятельство, что законодательное закрепление исламского финансово-банковского сегмента в РФ будет способствовать прежде всего укреплению и расширению базы по дальнейшей клерикализации общества, в частности исламизации, что может вызвать законные протесты у представителей других религиозных конфессий.

Но видимо такая перспектива не очень то волнует руководство страны во главе со "знатоком" ислама Путиным, который в знаменитом интервью Ларри Кингу, говоря о росте религиозного фактора среди чеченских повстанцев, заявил о том, что большинство населения Северного Кавказа являются шиитами, то есть с "точностью наоборот".

Уверенность, с какой президент озвучил на весь мир принципиально неверные сведения, заставляет задуматься об уровне компетентности российской власти не только в деле решения религиозных конфликтов на территории России и СНГ, но и в вопросах исламизации экономики, на которую возлагаются надежды по улучшению финансового положения страны.

В Кремле наивно полагают, что с помощью этого сомнительного инструмента можно привлечь значительные средства и инвестиции из богатых мусульманских государств для продления своей клептократической власти, не гнушающейся средневековых религиозных догм.

Кямран Агаев