На апрель прошлого года для большинства независимых крымских средств массовой информации был установлен жесткий deadline по прохождению перерегистрации в российское правовое поле. Кто сумел преодолеть "черту смерти", а также как трансформировался медиарынок полуострова за этот год, разбирался наш корреспондент.

Телевидение. Один лучше двух

Наиболее резонансная история вышла с крымскотатарским медиа-холдингом АТR, в который входило два телеканала, две радиостанции и одно сетевое издание. Лидером этой медиа-группы безусловно считался телеканал ATR. Представленный в аналоговом вещании, с мощной группой новостийной редакции, достаточно качественными авторскими проектами и наработанной аудиторией, телеканал стал единственной информационной площадкой не только для оппозиционно-настроенных крымскотатарских объединений, но и всех недовольных происходящим в Крыму.

Естественно, с такой редакционной политикой телеканал периодически испытывал давление, ярким примером которого стал показательный обыск предприятия с предшествующим этому действу захватом территории подразделениями ОМОН. И не было ничего удивительного в том, что с первого раза Роскомндзор ATRу в перерегистрации отказал. А заодно и входящему в холдинг детскому телеканалу "Ляле". После этого были наняты московские юристы, специализирующиеся на регистрационных процессах, но и они трижды не смогли "оформить документы надлежащим образом, специально допуская ошибки".

Именно так ситуацию комментировал глава Крыма Сергей Аксенов, который несколькими месяцами ранее пообещал, что "вражеские СМИ у нас в Крыму работать не будут". В полночь на 1 апреля единственный в мире крымскотатарский телеканал прекратил свое аналоговое вещание в Симферополе. А через два с половиной месяца возобновил вещание, но уже из Киева.

После того, как ATR выдавили из крымского эфира, часть ведущих и журналистов переехали вслед за предприятием в Киев. Оставшиеся столкнулись с профессиональной дискриминацией – несмотря на наличие удостоверений работников СМИ (несколько лет назад телеканал регистрировал дочернее предприятие в Москве) их не пускали ни на одно официальное мероприятие и даже прогоняли с пресс-конференций. Кульминацией стали события, связанные с энергоблокадой и целым рядом обысков в домах тех, кто ранее работал на инициатора блокады Ленура Ислямова.

Тем временем местным властям с пятимесячным опозданием удалось запустить "альтернативный" телеканал, нацеленный сугубо на крымскотатарскую аудиторию. Изначально проект получил название крымскотатарского общественного телевидения (сокращенно КОТ). При этом авторы бренда не учли, что на татарском языке словом "кот" называют пятую точку. Национальную общественность в этой связи буквально взорвала волна афоризмов, подчеркивающих отношение к информационному детищу крымской власти. Канал срочно переименовали в "Миллет", что переводится как "народ", но отношение крымских татар к нему не изменилось.

Спустя полтора года Профсоюз работников независимых СМИ Крыма провел экспертный опрос среди 15 крымскотатарских журналистов, редакторов и медиа-менеджеров с разными политическими убеждениями, начиная от работников ATR в Киеве и заканчивая работниками провластных средств массовой информации. Всех этих людей попросили дать собственную оценку, сумел ли за это время "Миллет" заслужить доверие и популярность у крымских татар.

Показательно, что треть опрошенных не смогли или не захотели разговаривать на эту тему, ссылаясь преимущественно на отсутствие интереса к работе телеканала или опасаясь проблем на работе. Остальные в вопросе стал ли "Миллет" популярным среди татар разделились поровну. Преимущественно, в своих оценках эксперты говорили о том, что телеканал смог "подобрать" весомую часть аудитории своего предшественника.

А вот с доверием у этого медиа пока не сложилось. За исключением одного эксперта остальные высказали сомнение в том, что он завоевал доверие телезрителей. Среди основных причин была выделена откровенная пропаганда, часто несовместимая с реалиями крымской жизни, низкий уровень профессионализма журналистов и ведущих, а также отсутствие устойчивого аналогового вещания в сельских регионах.

Радиовещание. Поделили на троих

Наиболее масштабные пертурбации на медиа-рынке полуострова в минувшем году коснулись сегмента местных радиостанций, большинство из которых оказались лишены возможности дальше работать еще за месяц до "ссудного апреля". В конце февраля Роскомнадзор провел конкурс на распределение FM-частот, причем в сроки, которые исключали возможность для местных радийщиков собрать необходимую документацию.

Позже, правда, выяснилось, что полный пакет бумаг являлся обязательным условием далеко не для всех компаний – для некоторых сделали исключение. Таким образом, к началу апреля из эфира выключили независимые радиостанции "Ассоль", "Бриз", "Радио Нашего Города" и другие. А их места на частотах после конкурса поделили "на троих".

Треть пулов заняли государственно ориентированные СМИ – обслуживающая министерство обороны России телерадиокомпания "Звезда", подчиненная крымскому правительству организация "Телерадикомпания "Крым", а также ряд аффилированных с ней коммерческих структур. Еще треть досталась российским медиа-холдингам с материка – "Русское радио", "Комсомольская правда", "Наше радио" и так далее. А последнюю треть отдали структурам, в состав учредителей входит некий Алексей Амелин, баллотировавшимся в Крыму по спискам российской партии "Родина".

Последнего в экспертных кругах крымских радийщиков знают давно, за несколько лет до этого он специализировался на продаже радио-рекламы и скорее всего в конкурсе распределения радиочастот выступил в качестве посредника, через которого выигранные частоты впоследствии были переданы в аренду коммерческим структурам. Таким образом, коротковолновый эфир был полностью зачищен от независимых и неподконтрольных медиа.

В этой связи показательно, что наряду с передачей частот, радиостанции "Лидер" и "Мейдан", входящие в холдинг ATR к первому апреля лишили и статуса средств массовой информации. Причем отказ в перерегистрации был должностными лицами мотивирован тем, что их наименования частично (!) совпадают с названиями других, уже существующих в РФ СМИ. И это при том, что по закону основанием может служить лишь полное совпадение наименований.

Взамен на "выключение" единственной крымскотатарской радиостанции, власти региона пообещали запустить в эфир собственный проект под названием "Ветан седасы" (переводится как "Голос Родины"). Еще в конце января профильный министр, отвечающий за информацию, Дмитрий Полонский заявил, что для радиостанции оформлены частоты, сформирован штат и закуплено оборудование, однако по состоянию на конец апреля его открытие так и не состоялось. В среде крымских татар название радиостанции уже получило сатирическую интерпретацию "Вата седасы", что означает "Голос ваты".

Сетевые издания. Блоком по опам

Процедили через фильтр перерегистрации и остающиеся на полуострове сетевые издания, большая часть из которых специализировалась на поиске и подготовке новостей. Показательно, что через "линию смерти" не прорвались даже некоторые откровенно нейтральные СМИ, типа агентства "Крым-медиа", входившего в холдинг беглого украинского олигарха Сергея Курченко, осевшего в Москве. Правда, закрытие информагентства в конце прошлого года было связано не столько с нелегальным статусом, сколько с отсутствием финансирования. По всей видимости, из этих же соображений полугодом ранее было закрыто интернет-издание "Е-Крым", входившее в информационные активы экс-депутата крымского парламента Рустама Темиргалиева.

В этой связи нет ничего удивительного в том, что попытки получить российскую регистрацию со стороны информационного портала "15 минут", входящего в холдинг ATR или агентства "QHA", редактором которого является член Меджлиса крымскотатарского народа Гаяна Юксель, успехом не увенчались и увенчаться не могли. В этой связи ряд сетевых изданий, таких как Центр журналистских расследований, проект "Крым.реалии" и другие вообще не стали искушать судьбу и сразу перешли на нелегальное положение.

Практически сразу вслед за этим известная крымская журналистка Лилия Буджурова сообщила, что в некоторые учреждения культуры поступило рекомендательное письмо из министерства по информационной политики Крыма, в котором руководству советуют ни при каких обстоятельствах не сотрудничать с представителями таких СМИ как ATR, "Центр журналистских расследований", "15 минут", "Крым.реалии" и QHA. Впрочем, одними рекомендациями местные власти не обошлись и перешли к блокировке ресурсов.

На сегодняшний день уже заблокированы "Центр журналистских расследований" и интернет-издание "15 минут", а 19 апреля "прокурор Республики Крым" Наталья Поклонская пообещала, что в ближайшее время эта участь коснется и проекта "Крым.реалии". К последнему медиа у крымских властей сложилось особо негативное отношение.

Вначале это проявилось в задержании журналистов во время несогласованного автопробега 18 мая, потом в попытке похитить якобы имеющего к "Реалиям" отношение фрилансера Заира Акадырова, а затем и вовсе беспрецедентный в истории крымской журналистики обыск в домах сразу семи журналистов на основании всего одного материала, в котором по мнению правоохранителей, имеются призывы к нарушению территориальной целостности.

Яснее ясного, что в такой ситуации, лишенные статуса работников СМИ, журналисты этих изданий абсолютно не имеют возможностей освещать работу местных и республиканских органов власти, посещать официальные мероприятия, обращаться с информационными запросами и проделывать еще массу других действий, которые доступны "легальным" корреспондентам. Однако, к этому еще и добавляется постоянный страх преследований за профессиональную деятельность, который сводит возможности таких журналистов объективно освещать происходящее почти к нулевым показателям.

Печатные издания

Наименьшие страсти на протяжении года кипели в сегменте печатных изданий. Единственная в Крыму украиноязычная газета "Кримська світлиця" уверенно ушла "в подполье", стабильно размещая новые номера издания на своем сайте в формате PDF. Под гнетом экономических обстоятельств после одиннадцати лет жизни прекратила работу русскоязычная информационно-аналичтиеская газета "Первая крымская", имевшая достаточно большой тираж и узнаваемость в регионах . Однако, сильнее всего изменилась крымскотатарская периодика. Традиционно, не в пользу независимых, объективных или национально-ориентированных СМИ.

Начать хотя бы с того, что приостановила свою работу из-за долгов одна из старейших крымскотатарских газет "Къырым", так и не успевшая отметить двадцатипятилетний юбилей свежим номером.

Печатный орган Меджлиса крымскотатарского народа, газета "Авдет" не смогла преодолеть особенности перерегистрации и осталась работать в положении нелегалов. Теперь она не продается в розничных точках, ее нельзя оформить по подписке, а не запрещенный российским законодательством тираж в 999 экземпляров распространяется исключительно вручную через региональные Меджлисы и другие каналы коммуникации. Кроме того, "Авдет" стал активно наполнять свой сайт.

Основным конкурентом за внимание интернет-читателя "Авдет" может разделить с редакцией газеты "Голос Крыма new", которая до аннексии получала поддержку от государственных органов, однако по неясным причинам предпочла независимость от российских госструктур, сумела пройти перерегистрацию и сегодня выживает за счет подписчиков. Издание занимает нейтральную, а чаще все же провластную позицию в освещении происходящих событий, но напрямую не демонстрирует прямого подчинения органам местной власти. Видимо, в этой связи газету не удалось встретить в розничной продаже.

Чего не скажешь о газете "Янъы дюнья", учредителем которой через медиа-центр Гаспринского выступает Государственный комитет по делам национальностей Крыма. Согласно данных, представленных в одном из последних номеров, тираж издания составляет 2058 экземпляров, а объем – восемь полос. Абстрагируясь от наполнения, стоит отметить, что на сегодняшний день это оказалась единственная газета на крымскотатарском языке, которую можно свободно купить в Крыму. Да и то не везде – в Керчи посоветовали оформить подписку, а в Саках заявили, что "закончилась и когда будет следующая, неизвестно".

В качестве альтернативы газетчики предлагают другое издание – появившуюся в конце прошлого года газету "Мераба" с тем же учредителем, что и предыдущая. Однако, в отличие от "Янъы дюнья", которая полностью выходит на крымскотатарском языке, площадь таких материалов в "Мерабе" составляет 1,7 процента – маленькое поздравление вице-спикеру крымского парламента Ремзи Ильясову. Все остальное пространство восьми полос заполняется на русском языке.

В такой ситуации особо пикантно выглядят данные "крымского управления Роскомнадзора" по состоянию на середину мая прошлого года, согласно которым регистрацию прошло девять газет с крымскотатарским языком в публикациях. Для повышения статистики, в их число чиновники включили религиозные издания Муфтията, а также несколько газет рекламных объявлений.

В целом же, развернутая еще с начала событий "крымской весны" кампания на подавление независимых крымских СМИ к этому времени дала весьма заметные результаты – сокращение числа официально зарегистрированных медиа на 88 процентов, а также тотальная монополизация информационного пространства правительственными и околоправительственными структурами. Стоит ли после этого удивляться, что в рейтингах одной из международных организаций (Freedom House) свобода слова на территории полуострова оценивается хуже, чем в Иране и Сирии, но пока чуть выше, чем в Беларуси. Надолго ли?

Николай Пикин