Кадр из фильма "Декабрь-май" (Путин навсегда?). Скриншот из фильма
  • 07-05-2016 (13:25)

"Эти события — это история, современная история"

В Москве в годовщину событий 6 мая состоялся показ фильма "Путин навсегда?"

update: 08-05-2016 (18:36)

В Москве в четвертую годовщину событий 6 мая на Болотной площади прошел показ документального фильма "Декабрь-май" (Путин навсегда?), посвященного массовым акциям 2011-2012 годов. Премьера киноленты состоялась на "Артдокфесте" в декабре 2015 года. Авторам уже удалось познакомить со своим творением жителей Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Казани, но ряд других запланированных показов сорвался. "Изначально владельцы помещений соглашались, но потом, когда смотрели фильм или читали аннотацию, они отказывались", — рассказал режиссер фильма Кирилл Ненашев.

По его мнению, "это был не запрет сверху". Люди сами боялись показать фильм, так как он рассказывает о протестах.

Создатели ленты хотели организовать кинопоказ в музее Скрябина. "Но это государственное учреждение. Им позвонили "сверху" за несколько дней и сказали, что показывать фильм нельзя. И дальше пошло: во Владимире "прорвало трубу" за два дня до показа, в Самаре хотели показать, но испугались", — поделился Ненашев.

И все-таки он смог устроить открытый показ в Москве "в важную дату для современной российской истории". До самого последнего момента организаторы не раскрывали место проведения мероприятия, опасаясь давления на владельцев заведения.

НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Маленький зал был заполнен лишь наполовину, так что в полной мере открытым показ назвать сложно. Казалось, что костяк зрителей состоял из приятелей авторов фильма и завсегдатаев митингов и пикетов. Да и Ненашев вместе с продюсером Марией Мускевич сами оттуда — с Сахаровки и Болотной.

Фильм "Путин навсегда?" должен был стать летописью протестов 2011-2012 годов. Тогда, в декабре 2011-го, царило ощущение, что в стране происходит что-то важное и Россия уже не будет такой, как прежде.

"Мы сели в одной стране, а вышли в другой", — сказал Навальный, отсидев 15 суток.

Но это фильм не о так называемых "лидерах оппозиции", не о публичных персонах. Главным героем был выбран молодой активист Всеволод Чернозуб, ставший проводником съемочной группы в пучину протестов. Чернозуба можно назвать типичным представителем молодежного белоленточного движения — того самого, возникшего в те годы расцвета креативного класса. В нем находят отражение черты многих юношей и девушек, загоревшихся четыре года назад той же идеей. Через призму его переживаний и сомнений зрители за полтора часа проживают несколько месяцев. Тогда казалось, что еще немного и гражданское общество покажет, "кто здесь власть". Один протест сменял другой, а вместе с ними менялся и главный герой.

В фильме показаны активисты и по другую сторону баррикад. Антагонистом Чернозуба стал бывший хиппи, а в настоящее время ярый сторонник президента России Владимира Путина и православия Виталий Морозов. Речи и образ этого карикатурного, "фриковатого" персонажа вызывают недоумение и отторжение у интеллигенции. Знакомство с ним начинается с молитвы, а возле иконы в углу его комнаты стоит "имперский" флаг. Создается ощущение, что он "чужой" не только для "протестной тусовки", но и для сторонников Путина.

Изначально режиссер и сам думал, что герой выбран неправильный, но мало кто из сторонников Путина был готов сниматься в фильме.

"Но со временем я понял: что-то свыше послало нам этого Виталия — прекрасный герой и максимально верный. Если мы посмотрим сегодняшнюю политику, сегодняшних людей со стороны власти, они уже почти ничем не отличаются от Виталия Морозова. Каждый второй депутат, который заседает в думе — Виталий Морозов", — с горечью отмечает Ненашев.

Когда во время обсуждения зал "накидывается" на Морозова, режиссер встает на защиту своего антигероя. "Именно телевизор делает из Морозова человека "нужно пойти и задушить", — находит ему оправдание Ненашев.

На протяжении полутора часов участники как митингов, так и "путингов" рассказывали о своих впечатлениях и мотивах. Кто-то из посетителей проправительственных акций признавался в своей любви к Путину, кто-то рассказывал о страхе революции, а некоторые честно заявляли, что пришли туда ради пятисот рублей.

"Мы — совесть", — сказала одна из участниц декабрьских протестных акций.

Кадры с митингов сменялись один другим, мелькали знакомые лица, звучали позабытые, не всегда удачные лозунги. С трибун на митингах и во время собраний выступали Гарри Каспаров, Борис Немцов, Алексей Навальный, Сергей Удальцов. Спустя минут тридцать теряется понимание, что именно за акция мелькает на экране. Смешиваясь в единую кашу, кадры мало чем отличаются от друга, при этом на протяжении всего фильма менялись атмосфера и настроение людей.

На первых митингах активисты и политики полны эйфории и восторженных ожиданий, а с приближением весны, когда, казалось бы, должна близиться оттепель, во взглядах и речах людей появлялось ощущение безнадежности и бессмысленности происходящего. Действия ОМОНа становились жестче, а настроения активистов менее миролюбивыми.

Чернозуб рассуждал о необходимости "садиться" и мотивировать на это других людей, а Морозов говорил о праве убивать.

К 6 мая — заключительной части фильма — в воздухе уже витали нотки страха и тревоги.

От фильма остается ощущение ностальгии по единству и свободе, связывающих сердца людей, и вместе с тем накатывает волна горечи и тоски. "Мы старались, чтобы каждый митинг в фильме передавал те чувства, которые мы сами испытывали", — признался Ненашев.

Авторы попытались критично и объективно отобразить обе стороны событий. Камера местами безжалостно обнажала недостатки и достоинства героев, и вместе ощущалось трепетное к ним отношение создателей. Ненашев и Мускевич не смогли остаться беспристрастными, да они и сами не скрывают своих взглядов.

"Кто-то хочет оказаться на обложке глянцевого журнала, а я хочу оказаться на обложке учебника истории", — говорит в конце фильма Чернозуб.

В конце 2012 года он был вынужден покинуть Россию.

Спустя несколько лет на премьеру фильма пришел Морозов. Выйдя на сцену фестиваля, "современный Виталий" заметил, что поменял свою точку зрения.

"Я раньше говорил-говорил, а теперь понял: уже хватит рассуждать, пришло время стрелять", — процитировал своего героя режиссер.

После показа зрители обсуждали не столько фильм, сколько упущенные возможности протеста. Перед фильмом режиссер предположил, что зрители в разных городах сильно разнятся. У политиков один взгляд на фильм, петербуржцы обсуждают философские темы, а в Нижнем Новгороде и Казани люди тянутся за Москвой.

После премьеры к Ненашеву подошла девочка и призналась, что любит Владимира Путина.

"Точнее любила. Я не знала, что люди тогда выходили и мирно защищали свои права", — вспоминает ее слова режиссер.

На открытый московский показ пришли те, кто и сам ходил на акции. Они не столько обсуждали фильм, сколько пытались понять, проанализировать, в какой момент была допущена ошибка, почему же тот раунд борьбы оказался проигран и протесты угасли.

"Является ли это угасанием?" — спрашивает Мария. Она замечает, что побоище 6 мая продемонстрировало, как власти могут расправляться с инакомыслящими.

"Многих это, конечно, напугало, но вопрос: произошло ли угасание. В кино — да, но мы не можем говорить об этом без привязки к сегодняшнему дню. Я не знаю", — рассуждает Мускевич, и кажется, что она с трудом сдерживает слезы, до сих пор вновь и вновь переживая те времена.

"Эти события — это история, современная история", — заключает Ненашев.

Авторы пообещали через полгода выложить фильм в открытый доступ, а до этого они планируют его показать на Монреальском и Варшавском международных фестивалях.

Лиза Маркони

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама