Human Rights Foundation (HRF)
  • 10-07-2016 (23:51)

Письмо Комиссии по присуждению "Премии Вацлава Гавела за креативный протест"

Взгляды г-на Павленского несовместимы с Международной Премией за креативный протест имени Вацлава Гавела

update: 10-07-2016 (23:47)

Уважаемый г-н Павленский,

Как Вы знаете, наша Комиссия ежегодно присуждает Международную премию за креативный протест имени Вацлава Гавела тем, кто подобно Вам противостоят диктатуре с помощью искусства и других ненасильственных и креативных методов сопротивления. Комиссия следует духу и букве взятой на себя ответственности. При выборе кандидатов Комиссия руководствуется критериями, которые позволяют убедиться, что каждый лауреат является достойным представителем традиции ненасильственного протеста, высоко ценимой Вацлавом Гавелом.

Часть 1.02(с) регламента присуждения Премии устанавливает:

Кандидаты не могут быть лауреатами Премии, если подпадают под один или несколько критериев:

НОВОСТИ
Реклама
Реклама

(i) Кандидат использовал или поддерживал использование насилия как правомочного метода борьбы с государственными репрессиями.

1) Оценивая справедливость утверждений о том, что кандидат использовал или поддерживал использование насилия, Комиссия обязана:

а) оценить репутацию источника этих заявлений, и

б) помнить, что репрессивные государства и/или их агенты нередко выдвигают ложные обвинения в насилии или поддержке насилия против диссидентов с целью разрушить или подорвать их репутацию.

Мы были рады выбрать Вас одним из лауреатов этого года. К моменту принятия решения о присуждении вам Премии Гавела, Вы показали себя как отважный художник акционист, наиболее достойный Премии. На наш выбор повлияло и то, что Вы практикуете креативный ненасильственный протест в одной из самых влиятельных и жестоких диктатур мира.

Однако, рассмотрев Ваши заявления в связи с присуждением Премии Гавела, мы с сожалением пришли к выводу, что Вы не соответствуете указанному критерию. Мы пришли к выводу, что Вы утратили право на Премию и вынуждены отозвать Ваш статус лауреата.

Это чрезвычайно прискорбное и беспрецедентное решение было принято по причинам, приведенным ниже. Знакомясь с Вашими заявлениями, мы внимательно рассматривали каждое из них. Мы старались принимать решения в соответствии с нашей обязанностью представлять Премию и наследие Вацлава Гавела. В то же время мы интерпретировали каждое из Ваших заявлений в наиболее выгодном для Вас свете.

(1) Позиция Комиссии по заявлению господина Павленского от 25 мая, сделанному через Фэйсбук на русском языке

Ниже приведены фрагменты заявления г-жи Оксаны Шалыгиной (представителя г-на Павленского). Подчеркнутые части были наиболее значимы для нашего решения:

Oslo Freedom Forum пригласил меня как близкого Петру человека приехать и получить за него награду Вацлава Гавела. Я приехала. Мы с Петром решили отдать ее ПРИМОРСКИМ ПАРТИЗАНАМ, потому что на наш взгляд они одни из немногих кто этого ДОСТОИН! Но на этапе проработки речи перед выступлением мне дали ясно понять, что я не могу произносить со сцены словосочетание ПРИМОРСКИЕ ПАРТИЗАНЫ и тем более говорить о передаче премии им. Получается так, что премия вручается Петру за акцию Угроза, но то, что он хочет сделать с премией и что высказать по этому поводу мы сделать не можем. Что это как не отсутствие свободы слова и свободы самовыражения в ласково фашистской европе. Я в этой ситуации выбрала просто проигнорировать это фейковое вручение, взять деньги и передать их ПАРТИЗАНАМ. Прилагаю подготовленную нами с Петр Павленский речь: “…Эту премию мы с огромным уважением и дружеской поддержкой хотим передать ПРИМОРСКИМ ПАРТИЗАНАМ, потому что они этого ДОСТОЙНЫ!"

Суть заявления была устно передана сотрудникам Фонда по Правам Человека, а само заявление было позже опубликовано на Фэйсбуке Оксаной Шалыгиной, представителем Петра Павленского, которая присутствовала на Форуме Свободы в Осло в день вручения Премии. Опубликованное заявление подтвердило намерение г-на Павленского посвятить Премию Гавела и передать денежнуючасть премии российской вооруженной группе (на данный момент расформированной), известной как “приморские партизаны”.

Во избежание недопониманий: “приморские партизаны” были самопровозглашенной анти-полицейской партизанской группой, состоящей из шести молодых людей из дальневосточного региона России. Группа функционировала немногим больше года и была быстро распущена. Их молодой возраст и анти-полицейский радикализм сделали историю “партизан” достаточно популярной в Москве. Ниже приведено описание “приморских партизан” ВВС:

Группа из шести молодых людей в Приморье, дальневосточном регионе России, объявила партизанскую войну против, как они заявляют, коррумпированной полиции. Их нападения включали расстрел сотрудника ГАИ, нападение на отделение милиции, в результате которого один милиционер скончался от ножевого ранения. Группа выложила в интернет видео с объяснением их мотивов. Многие в России поддерживали группу: опрос радио Эхо Москвы показал, что 60-70% слушателей симпатизировали "молодым Робин Гудам" и были готовы предложить им поддержку.

Поначалу мы решили, что посвящение Премии и передача ее денежной части группе, использующей насилие, является "поддержкой использования насилия", что подпадает под дисквалифицирующий критерий Премии. (Возможным контраргументом могло было бы стать то, что деньги были бы направлены не самой группе, а переданы на связанные с ней благотворительные цели. Однако, у Комиссии не было возможности рассмотреть этот довод, поскольку мы узнали о решении г-на Павленского буквально перед самым началом церемонии награжденя и опубликованное заявление не объясняло предполагаемого использования денег, например, для оплаты юридической защиты или восстановления деятельности группы.)

Пытаясь убедить представителя Петра Павленского Оксану Шалыгину не посвящать и/или передавать Премию группе, пропагандирующей и использующей насилие (даже если это насилие было вызвано обоснованным гневом против систематической полицейской жестокости), сотрудники Фонда лично говорили с ней перед церемонией вручения Премии 25 мая. Несмотря на наши попытки убедить г-жу Шалыгину, она проинформировала нас, что они не изменили своей позиции и вскоре опубликовала заявление на Фэйсбуке.

Поскольку передача денежной составляющей Премии группе, пропагандирующей и использующей насилие (даже для сопротивления диктатуре) противоречит миссии Премии и критерию выбора лауреатов, на тот момент мы решили что г-н Павленский утратил право, как минимум, на денежную часть Премии.

Посвящение Премии группе, использующей насилие, было для нас столь же проблематично, как и передача им денежной составляющей, поскольку оба действия противоречат миссии Премии Гавела и критерию выбора лауреата.

Перед тем, как принять решение об отзыве Премии, Комиссия проанализировала процесс избрания г-на Павленского кандидатом. Наш анализ основывался на его действиях и публичных заявлениях, а также на том, что как художник-акционист, г-н Павленский неоднократно подвергал риску свое здоровье, но не благополучие других людей. Мы пришли к выводу, что никто, знакомый с жестокими условиями жизни активистов и художников в авторитарных режимах, не мог бы заключить, что г-н Павленский поддержит вооруженную группу подобную “приморским партизанам,” которые использовали смертельное насилие для продвижения своих убеждений.

Вплоть до дня вручения Премии Гавела в Осло, информация из открытых источников ясно указывала на г-на Павленского как наиболее достойного кандидата, находящегося в полном соответствии с критерием выбора кандидатов. При этом, после заявления сделанного 25-го мая, Комиссия была вынуждена возобновить обсуждение и рассмотреть возможность отзыва премии, учитывая, что к тому моменту деньги еще не были переведены. Комиссия была намерена принять решение и проинформировать г-на Павленского как можно скорее.

(2) Позиция Комиссии в связи с письмом г-на Павленского, полученным Комиссией 30 июня на английском языке

30 июня 2016, в то время как Комиссия все еще обсуждала предыдущее решение, г-н Павленский прислал Комиссии электронное письмо, в котором предположил, что между ними произошло недопонимание. В письме он заявил о своем намерении “помочь фонду юридической поддержки “приморских партизан” и что его позиция “полностью соответствует ценностям международного правозащитного сообщества”. Самым значимым для Комиссии аспектом его письма стало то, что г-н Павленский разъяснил, что его намерением было не передать премию вооруженной группе “приморские партизаны” (как было сказано Комиссии 25-го мая), а только “перевести” денежную часть премии “в фонд юридической защиты”. Премия должна была пойти на оплату расходов для защиты выживщих членов расформированной группы, чье дело в данный момент рассматривается судом (намерение, отличающееся от первоначально заявленного и не противоречащее критерию Премии). Г-н Павленский подчеркнул, что иная интерпретация его намерений Комиссией (даже основанная на его заявлении от 25 мая) является “недопониманием между нами”.

После получения письма и с уважением к разъяснению, предоставленному Петром Павленским, члены Комиссии возобновили процесс обсуждения для достижения окончательного консенсуса. В результате убедительной аргументации, представленной в электронном письме, наиболее вероятным решением Комиссии было полное восстановление Премии, включая ее денежную часть. Те члены Комиссии, которые успели высказать свое мнение до 4 июня, склонялись к тому, что объяснение, предоставленное в письме, имеет больше веса, чем его предыдущие заявления на русском в Фэйсбуке.

Во время анализа сложившейся ситуации, Комиссия не принимала во внимание утверждения г-на Павленского о том, что отзыв денежной части премии является “официальным заявлением” Комиссии “что некоторые россияне не заслуживают справедливой и профессиональной защиты в суде”.

(3) Позиция Комиссии по заявлению г-на Павленского от 4 июля в статье и в интервью

Ниже приведены фрагменты заявления г-на Павленского от 4 июля 2016. Подчеркнуты части, наиболее значимые для нашего решения:

Очень часто, прикрываясь именами мертвых, корпорации и организации делают то, что противоречило смыслам жизней этих людей. Премия имени Вацлава Гавела была официально вручена мне 25 мая 2016 года в Осло на Oslo Freedom Forum. И сегодня я оказался единственным номинантом, которому денежные средства премии до сих пор так и не были перечислены. Есть основания полагать, что учредители и организаторы этой премии пытаются диктовать мне, как я должен распорядиться деньгами. Мне пытаются указывать, кому я могу отдавать эти деньги, а кому не могу. Плачевно то, что если бы я решил отдать эти деньги ФСБ, то это было бы воспринято благосклонно. Воспринято как благоразумность, не противоречащая здравому смыслу. Благоразумный откуп от штрафа и гражданского иска. Но ФСБ – это террористическая организация. А это значит, что поддержка террора поощряется, а поддержка людей, которые поднялись на борьбу с полицейским террором, вызывает негодование. Люди, которые поднялись на борьбу с полицейским террором, – это "приморские партизаны". Их поступок был жестом отчаяния. И мы все должны понять степень полицейского террора, если шесть повстанцев из народа, не имея никакой поддержки, были вынуждены выйти на открытую войну против полицейского террора в Приморье. "Приморские партизаны" – это инсургенты. А инсургенты – это те, кто встают на борьбу, чтобы защитить мирное общество от любого террора … Комиссия Премии имени Вацлава Гавела узнала о том, что я хочу помочь "приморским партизанам" в том, чтобы их срока не были пожизненными. После этого комиссия сослалась на внутренний регламент, согласно которому они должны провести повторную премиальную экспертизу. До 3 июля комиссия должна была вынести окончательное решение. Время прошло, однако никакого решения до сих пор нет. Теперь комиссия ссылается на необходимость создания и проведения дополнительной бюрократической процедуры. Не напоминает ли вам структура этой бюрократической блокады все то, с чем Вацлав Гавел так отчаянно боролся? Вацлав Гавел писал о том, что для того, чтобы противостоять посттоталитарной диктатуре бюрократии, мы должны прежде всего начать называть вещи своими именами. Полицейский террор мы должны называть полицейским террором. Пособников полицейского террора мы должны называть пособниками. Террористов мы должны называть террористами. А инсургентов мы должны называть инсургентами. Сейчас у нас всех есть возможность увидеть, что за структура пытается скрыть себя под именем Вацлава Гавела. И либо мы станем свидетелями нелепого недоразумения, либо предположения себя оправдают и мы станем свидетелями бюрократической жестокости и ее попытки навязать нам диктатуру единомыслия, попытки ограничения свободы выбора. И в конце концов ее вторжения в личное пространство и установления контроля над принятием решений и последующих действий. Я думаю, что бюрократические процедуры и окончательное решение премиальной комиссии должны стать известны каждому из нас. Только так мы сможем увидеть, что пытаются скрыть за именем Вацлава Гавела. Только так мы сможем противостоять диктатуре единомыслия. Только так мы сможем назвать вещи своими именами.

Фрагмент интервью:

Вероятно [приморские партизаны не понравились Комиссии Премии Гавела] тем, что они вступили в открытую войну. Тем, что они подняли оружие против полицейского террора. Только надо понимать, что тем самым учредители премии и организаторы – если они окончательное решение, которое они примут, будет направлено на то, чтобы оставить эти деньги себе, тем самым лишить возможность оказать помощь и юридическую защиту приморским партизанам – они станут пособниками полицейского террора. Как это не странно и как это не страшно на самом деле. Это и есть открытое пособничество. Они говорят: "да, полицейский террор мы поддерживаем, они могут убивать и пусть они убивают, но людей, повстанцев, инсургентов – ни в коем случае". Они поддерживают парадигму полицейского террора, и ту же самую кремлевскую пропаганду, которая запрещает использовать в СМИ саму формулировку "приморские партизаны".

Эти заявления были сделаны в статье и интервью, которые были опубликованы 4 июля, 2016.

Самыми значимым для Комиссии аспектами письма были следующие утверждения: (1) “Вероятно [“приморские партизаны” не понравились Комиссии Премии Гавела] тем, что они вступили в открытую войну. Тем, что они подняли оружие против полицейского террора”; (2) “[приморские партизаны] были вынуждены выйти на открытую войну против полицейского террора в Приморье. "Приморские партизаны" – это инсургенты. А инсургенты – это те, кто встают на борьбу, чтобы защитить мирное общество от любого террора”; (3) “До 3 июля комиссия должна была вынести окончательное решение. Время прошло, однако никакого решения до сих пор нет”; (4) “что поддержка террора поощряется, а поддержка людей, которые поднялись на борьбу с полицейским террором, вызывает негодование [у членов Комиссии]” и “пособников полицейского террора мы должны называть пособниками. Террористов мы должны называть террористами. А инсургентов мы должны называть инсургентами”.

Из-за новых заявлений г-на Павленского, Комиссия трижды возобнавляля обсуждение и анализировала свою позицию. Мы хотели прийти к решению и проинформировать г-на Павленского как можно скорее. Однако Комиссия отрицает, что она когда-либо обозначала конкретную дату, к которой решение должно было быть принято и что “до 3 июля комиссия должна была вынести окончательное решение”, поскольку внутренний регламент требует, чтобы все члены Комиссии высказали свое мнение. Более того, 1 июля г-ну Павленскому было сообщено, что решение будет принято к 8 июля.

После заявления, сделанного г-ном Павленский 4 июля, Комиссия возобновила обсуждение. В свете заявления от 4 июля, Комиссия пришла к выводу, что его предыдущее намерение (заявленное 25 мая) полностью передать Премию “приморским партизанам” является одобрением действий группы, вовлеченной в “открытую войну” и “[поднявшей] оружие против полицейского террора”. Г-н Павленский поддерживает группу и ее методы насилия, поскольку они “были вынуждены выйти на открытую войну против полицейского террора в Приморье", они “инсургенты”, и “инсургенты – это те, кто встают на борьбу, чтобы защитить мирное общество от любого террора”. Комиссия считает, что это одобрение составляет “поддержку использования насилия” и является причиной дисквалификации лауреата.

Комиссия возражает против аргументации г-на Павленского о том, что наследие Вацлава Гавеля как писателя, диссидента и позже государственного деятеля, сделавшее его одним из наиболее прославленных ненасильственных противников тоталитаризма, может быть приравнено или использовано для оправдания групп подобных “приморским партизанам”, которые, не использовали ни искусство, ни творчество, но решили прибегнуть к смертельному насилию против полиции (пусть и в диктаторской стране). Мы согласны с г-ном Павленским в том, что “приморские партизаны” имеют право на полную юридическую защиту и мы надеемся, что их сторонники, включая г-на Павленского, смогут найти средства для ее финансирования. Но в данном случаем Комиссия должна была решить, совместимы ли взгляды г-на Павленского на использование насилия с премией Вацлава Гавела. Мы пришли к выводу, что он не может быть лауреатом этой Премии.

Комиссия хочет подчеркнуть, что мы не обсуждаем право г-на Павленского придерживаться взглядов, противоречащих наследию Вацлава Гавеля и критерию выбора лауреатов Премии, носящей его имя. Взгляды г-на Павленского могут включать полную поддержку вооруженного сопротивления (которое он называет “инсургенцией”) диктатуре и злу, порождаемому диктатурами. Тем не менее, эти взгляды г-на Павленского несовместимы с Международной Премией за креативный протест имени Вацлава Гавела.

Следовательно, Комиссия постановила, что г-н Павленский утратил Премию Гавела, включая статус лауреата, бронзовую статуэтку и денежную премию. Настоящим Премия отозвана. Денежная премия, предназначавшася г-ну Павленскому будет передана дополнительному лауреату Премии Вацлава Гавела в 2017 году.

С уважением,
Тор Халворссен
От имени Комиссии по присуждению "Премии Вацлава Гавела за креативный протест".

Оригинал письма

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...