Оглушительным молчанием встретили как правительственные СМИ, так и самопровозглашенные медузье-слоново-дождевые символы благонамеренной свободы слова опубликованное на Каспаров.Ru исследование И. Мурзина "Сакральная жертва".

Оно не бесспорно. Так, автор игнорирует серьезный раскол в силовых структурах и правящей верхушке в целом по чеченскому вопросу. Без учета этого фактора невозможно объяснить, кем и почему убийцами Немцова были назначены не просто чеченцы, а чеченцы, чьи родственные и служебные связи ведут непосредственно к Кадырову, и что ни в коем случае не может устраивать Путина.

Ценность текста Мурзина в другом. Он дает скрупулезный анализ событий ночи 27.02.15 на Москворецком мосту, в частности оценку количества их участников,  на порядок превышающего число лиц, обвиняемых Следственным комитетом. Этот анализ уже не смогут игнорировать стороны открывающегося 25 июля судебного процесса. Автор последовательно вскрывает многочисленные нестыковки, противоречия и откровенную ложь предлагавшихся обществу официальных и полуофициальных версий, с одной из которых и придет на суд обвинение.

И, наконец, автор предлагает точную политическую и нравственную оценку преступления:

"Сакральное убийство", задуманное и осуществленное главарем кремлевской ОПГ.

Текст завершается видеоматериалом исключительной силы — безупречно логичное и энергетически насыщенное интервью Немцова 2 марта 2012 года о заранее объявленных Путиным убийствах лидеров оппозиции. Это предостережение Немцова имело свою предысторию и, пожалуй, настало время мне о ней рассказать.

28 февраля мы с Немцовым находились в Осло по приглашению норвежского Стортинга. Встречались с парламентариями, прессой. Организаторы сообщили, что в Осло прилетел Закаев и настоятельно просит о встрече с нами для передачи некой эксклюзивной информации.

Немцов мертв. С него уже никто ничего не спросит, а я, как человек, уже находящийся под несколькими серьезными статьями, не хотел бы усугублять свою незавидную участь еще и обвинением в содействии терроризму. Поэтому напомню, что Закаев во второй чеченской войне не принимал участия в боевых действиях, а был переговорщиком с чеченской стороны, неоднократно встречался с российскими генералами и чиновниками и был обвинен в терроризме и объявлен в международный розыск как раз в тот день, когда он должен был прибыть в Москву на встречу с генералом Казанцевым для обсуждения освобождения заложников Норд-Оста.

Мы встретились с Закаевым. Он рассказал нам следующее. В Москве в гостинице "Президент" размещен кадыровский спецназ, который предполагается задействовать в случае массовых протестных выступлений после объявления результатов выборов. Это было нам хорошо известно. Эксклюзив Закаева заключался в том, что, по сведению его источников, одной из задач, поставленных перед кадыровцами, была физическая ликвидация лидеров оппозиции Немцова и Каспарова. (По тем же сведениям, в отношении Удальцова и Навального власти планировали арест и осуждение на длительные сроки заключения.)

К информации Закаева мы отнеслись довольно скептически. Вернувшись в отель, мы продолжали обсуждать услышанное. На экране телевизора приглушенно бубнил российский канал. И неожиданно мы увидели ЭТО. Приблатненный человечек, окруженный холопами, с видимым удовольствием и похотливым предвкушением увлеченно рассказывает о намеченных им убийствах.

Между тревожным предупреждением Закаева и зловещим предсказанием Путина об одном и том же событии прошло каких-то 30-40 минут. В этом было что-то мистическое.

Просмотрите еще раз два этих коротких видео. Перед вами два известных политика. Не просто люди разной породы физически, интеллектуально, нравственно. Это два существа с разных планет, из разных цивилизаций. Как сказал бы Гамлет об оставшемся с нами:

Убийца и холоп, смерд, шут на троне
Мельче в двадцать раз одной десятой
Того, кто был нам нужен.

Андрей Пионтковский