Круглый стол фермеров и дальнобойщиков. Фото: Каспаров.Ru
  • 06-09-2016 (11:03)

"Дальше батрачество: холоп продается с землей"

"Тракторный марш" в Москве: фермеры и дальнобойщики рассказали об "отжиме" земли и произволе власти

update: 08-09-2016 (19:02)

Дальнобойщики и фермеры Кубани все-таки добрались до Москвы. На этот раз они решили достучаться не до президента, а до общества. Другого не остается: телевизор про их беды не расскажет, но без солидарности разных общественных групп ситуацию не изменить, уверены они. Об актуальности совместной борьбы они знают не понаслышке: этим двум сообществам уже удалось объединиться, не исключено, что со временем к ним присоединятся и шахтеры. В Сахаровском центре 5 сентября водители большегрузов и фермеры рассказали, как местные власти и полицейские не пускали их к президенту, кто стоит за рейдерскими захватами их хозяйств и почему обществу опасно слепо верить агиткам об успехах импортозамещения.

Предшествовавший двухдневному круглому столу "Тракторный марш" стартовал 21 августа из станицы Казанской Краснодарского края, но до Москвы так и не доехал — после одной из остановок участников задержала полиция. В результате 16 фермеров получили от 10 до 30 тысяч рублей штрафа или от 3 до 10 суток ареста по статье об участии в "несанкционированной акции", хотя никаких лозунгов и плакатов на машинах и тракторах не было и под закон об "автопробегах" они не подпадали. Дальнобойщик Рустам Малламагомедов и вовсе был избит при задержании. Несмотря на то, что побои были зафиксированы медиками, а сам водитель подал заявление о преступлении, уголовное дело не заведено до сих пор.

А началось все с митинга фермеров. Именно на нем было принято решение о марше, в котором в итоге приняли участие 17 тракторов и несколько десятков машин. Причиной стало то, что фермерам не дали встретиться с премьером Дмитрием Медведевым во время его визита на Кубань — они хотели рассказать ему о произволе местной администрации, коррупции, рейдерских захватах земель и участившихся случаях мошеннического обмана крестьян агрохолдингами, стремящимися любой ценой завладеть их землями.

На дальнобойщиков фермеры вышли практически сразу, как появилась идея марша на Москву — уже тогда они предполагали, что из их региона будет выбраться непросто, рассказывает член Объединения перевозчиков России дальнобойщик Сергей Владимиров. Селянам нужен был совет от более опытных протестующих, но они получили не только его, но и поддержку — некоторые дальнобойщики приняли решение присоединиться к "тракторному маршу". Однако масштаба будущих препятствий его участники представить не могли: сорвать их пробег попытались не только местные власти, которых фермеры считают аффилированными с рейдерами, но и администрации и полиция каждого лежащего на их пути населенного пункта.

Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Глава крестьянского хозяйства Олег Петров рассказывает: только на территории Краснодарского края их группу задерживали 17 раз.

"Мы смогли проехать сутки, каждые полчаса останавливали практически одни и те же патрульные машины, фотографировали, проверяли документы", — вспоминает дальнобойщик Владимиров. На любые замечания о противозаконном характере их действий полицейские, по его словам, отвечали практически одними и теми же словами: "А что вы сможете сделать?" И действительно, как противостоять беззаконию, не ясно.

"Начинаешь звонить по телефону доверия, они тебя спокойно выслушивают, и реакции ноль. Наши полицейские выполняют приказы. Для судов тоже не существует ни законов, ни правил, они выполняют приказы свыше",

— замечает Владимиров.

Однако в соседней области власти свою стратегию изменили. Как рассказывает Петров, на границе двух территориальных образований их встретили около 50 полицейских, которые неожиданно сообщили, что рады приветствовать фермеров на территории Ростовской области. Когда участники марша сообщили правоохранителям, что акция законна и согласована, те это подтвердили. Полдня колонна двигалась без всяких приключений, полицейские ее сопровождали, однако, как выяснилось, это была уловка — дальнобойщиков завели в "каменный мешок" — место, где их движение было легко заблокировать, а затем задержали.

"Проезд нам заблокировали, и мы были вынуждены остановится в кафе в поселке Дорожный. Нам приписали, что мы устроили митинг, и на доводы, что это совещание, что делать дальше, потому что нас заблокировали, полицейские не реагировали. В итоге нас окружили пэпээсники (сотрудники патрульно-постовой службы — прим. Каспаров.Ru) со щитами и в касках. Вышли против фермеров, дальнобойщиков и детей, которые хотели рассказать правду о том, что происходит", — рассказывает Владимиров.

Всего для задержания около 40 протестующих к месту остановки оказались подтянуты несколько сотен полицейских и автобусы ОМОНа. В итоге правоохранители увезли фермеров в ОВД, а оттуда — в суд Аксайского района. Он вынес нетривиальное решение: признал согласованный марш несогласованным, сославшись на то, что фермеры должны были получить на него разрешение не только у властей своего региона, но и в Аксайском районе тоже (а следовательно, и в каждом городе следования).

Как отмечает Петров, во время перемещения фермеров и дальнобойщиков на суд и из суда, их помещали в ужасные условия.

"Отстойник — комната 3 на 4 метра, загоняют туда 12 человек. В комнате один стол и три стула, все прикручено к полу. Через полчаса люди начали задыхаться, Владимиру Немцову, человеку, больному диабетом, через час-полтора стало очень плохо, ему вызвали врача, его потом из этого помещения вынесли, врачи сказали: "У него такой уровень сахара, вы что, с ума сошли?"

— вспоминает предприниматель.

Дальнобойщик Сергей Овчинников отмечает, что безобразия не закончились даже после суда. Поскольку он был среди тех, кого приговорили к штрафу, а не аресту, по закону он мог беспрепятственно покинуть здание. Однако полицейские не дали ему это сделать, заявив, что доставят его сами в Аксайское отделение полиции, где он должен забрать "изъятые ценные вещи". Доводы Овчинникова о том, что он может это сделать сам, а может и вовсе их не забирать, "стражи порядка" слушать не стали и вынудили поехать с ними. В ОВД, по словам члена Объединения перевозчиков России, его стали "воспитывать, что делать можно, а чего нельзя", укорять за участие в марше. Овчинникова, человека за шестьдесят, возмутило, что с ним говорят в таком тоне.

"Они окружили меня и стали спрашивать: "Какие выводы вы сделали из сложившейся ситуации?" Я сказал, что сделал очень много выводов, очень большие выводы, и все не в их пользу",

— вспоминает он. В итоге "беседа" продлилась около 40 минут, и из нее Овчинников узнал, что полицейские не считают таких, как он, "народом", а следовательно, не признают, что мешают жителям страны высказать их мнение. Другие участники "тракторного марша" рассказывают, что упреки, мол, они "пятая колонна" — типичный аргумент нарушающих закон правоохранителей. Еще одна коронная тактика полицейских — объяснять фермерам, что они зря связались с "неблагонадежными" дальнобойщиками, и наоборот. На самых активных участников марша давят и другими способами, в частности звонят и рассылают с неизвестных номеров смс с оскорблениями и угрозами. Но и это далеко не все инструменты.

"На базы участвовавших в марше фермеров в это время притянули полицию, Россельхознадзор, ветеринарный контроль, ФНС и другие инстанции. За двое суток 17 служб приехали проверять мою базу. То ли у нас ядерное оружие производят, то ли что, я не могу понять? Что они там искали?"

— возмущается Петров. Фермер рассказывает: сотрудники ФСБ, якобы пришедшие искать "иностранцев-нелегалов", ходили в его амбарах прямо по зерну и тыкали в мешки "пиками". Сотрудники ФСБ после марша неоднократно приходили в дома участников акции и их родственников.

Участники акции из других регионов тоже столкнулись с неприятностями. При не менее странных обстоятельствах задержали и двух желавших присоединиться к "тракторному маршу" дальнобойщиков под Воронежем. Когда Аркадий Мошников и Андрей Бажутин ночевали в гостинице в Ростовской области, их разбудили отказывавшиеся представляться люди в штатском, сотрудники Центра по противодействию экстремизму и полицейские. Они потребовали, чтобы активисты поехали с ними на суд по неким якобы совершенным им ранее нарушениям.

"Мы стали их фотографировать, и они не боялись съемки, сами сказали: "Ты чего нас против солнца снимаешь? Зайди с другой стороны, чтобы наши лица видны были",

— рассказывает Бажутин.

В итоге водителей силой посадили в газель без номеров и действительно отвезли в суд, правда в 450 километрах от места, где они находились. При этом у них отобрали телефоны. Суд начался только в 16 часов. За все это время их ни разу не кормили и не давали воды. В итоге обоих дальнобойщиков приговорили к штрафам в размере 10 тысяч рублей за то, что они якобы организовали незаконный автопробег. Однако фактически мнимый "автопробег" организовали сотрудники ДПС: они планомерно останавливали дальнобойщиков, ехавших на большом расстоянии друг от друга, пока не "выловили всех" — только тогда они разрешили им продолжить движение и засняли, как от поста отъезжает уже "колонна", которую суд и посчитал формой митинга.

Фермеры не сомневается, все произошедшее — следствие команды сверху. Это доказывает, что в каждой области для того, чтобы остановить колонну, находили свой предлог — действия местных полицейских явно не были согласованы.

"Нас останавливали по операции "Анаконда", операции "Детское кресло", искали взрывчатые вещества, проверяли, не связаны ли мы с торговлей людьми", —

перечисляет дальнобойщик Михаил Курбатов. Теперь участников движения продолжают задерживать, мотивируя этом тем, что они якобы находятся "в разработке". В частности, их неоднократно останавливали на пути в Москву на круглый стол.

История злоключений фермеров очень похожа на опыт дальнобойщиков. В свое время лидера протестного движения дальнобойщиков Андрея Бажутина задерживали в Химках по надуманным причинам на 7 часов, и это далеко не единственный такой случай в его жизни. Как выяснили дальнобойщики, в свое время ориентировки для полиции на них давали отнюдь не по номерам автомобилей, как это бывает обычно. В документе в соответствующей графе прямо писали не цифру, а причину: "По "Платону".

Похож и изначально неполитический настрой и тех и других. Как объясняют фермеры, они хотели поговорить с Путиным, потому что на местные власти надежды не было — их подозревают в сговоре с крупными агрохолдингами, по мнению крестьян, подделывающими бумаги для отъема собственности и занимающимися другими махинациями. Более того, фермеры считают, что местные гиганты связаны с министром сельского хозяйства и бывшим главой Краснодарского края Александром Ткачевым. Фермер Василий Мелиниченко отмечает: "Поехали в основном к президенту, потому что бытует мнение: "А с кем еще у нас говорить?" Он признается — была надежда: вдруг услышит. Как становится понятно почти из всех выступлений, о других органах власти иллюзий не было.

Тот же Мельниченко вздыхает: и судьи, и полицейские, причастные к задержаниям, постоянно повторяли, что действуют "по закону". И такие антиконституционные, легко трактуемые расширительно законы приняты были действующей федеральной властью.

"А мы за них голосовали. Это ужасно. Мы как бы непричастны, но мы же поддерживали эту власть в какой-то мере",

— говорит он.

Воспоминания дальнобойщика Бажутина о начале их протестов похожи. "Мы везде слышали: "Вы же пятая колонна, вы же проплачены". Хотя все началось с их неграмотной политики. Мы не лезли в политику, мы просто работали. Но когда нас не услышали, мы были вынуждены перейти к другим способам донести свое мнение", — вспоминает он. Не помогло и это — законодательство ужесточается дальше. Дальнобойщики столкнулись с непробиваемой стеной. "Мы приходили в Минтранс, но нас там даже слушать не стали. Мне кажется, что в Минтансе даже транспортников нет. Большинство из нас имеют среднее образование, но у них нет ответов на те вопросы, которые мы задаем", — говорит он. Безграмотность чиновников Минсельхоза, в свою очередь, отмечают фермеры, вспоминающие, в частности, скандал с замглавы ведомства, продемонстрировавшим неспособность отличить сахарную свеклу от кормовой.

И у дальнобойщиков, и у фермеров есть своя четкая повестка.

"Министерство говорит, что система "Платон" действует по справедливому принципу: кто едет, тот и платит. Но это несправедливо, этот налог уже вложен в стоимость топлива, если акциз по 8 рублей на литр. Транспортный налог не нужен и не отражает принцип справедливого налогообложениия. Машина может просто стоять у забора, а налог все равно будет взиматься. Есть еще налог на добавочную стоимость. Он ставит нас в серьезный тупик: РЖД от него освобождено, поэтому железнодорожные перевозки получают преимущество, а частнику надо заниматься очень серьезно отчетностью, для этого надо держать отдельного сотрудника, маленьким компаниям это невыгодно. Выигрывают опять же госструктуры", — приводит один из примеров член Объединения перевозчиков России Олег Окунев.

Он отмечает: проблемы дальнобойщиков на самом деле касаются всех, потому что дополнительные затраты отражаются на итоговой цене продукта.

Фермеры также уверены, что их трудности отражаются на всей стране, поскольку они — одни из немногих, кто занимается производством. Фактически из-за действий властей крестьянский образ жизни в стране вымирает, констатируют фермеры: держать свое сельское дело становится невыгодно из-за высоких ставок кредитов на технику, отсутствия доступа к земле, поскольку необрабатываемые площади распределяются по серым схемам и в ходе аукционов с заранее предрешенным результатом, дикой коррупции и произвола властей. Кроме того, по их опыту, отработанные на них формы удушения конкурентов потом применяются местными властями и в других областях.

"Вся беда идет с юга: что появилось там, через год-полтора придет в другие регионы",

— замечает кубанский фермер Алексей Кирсанов.

Дальнобойщики разработали ответы на наиболее насущные для них вопросы. Есть ответы и у фермеров. Но главное, как считают и те и другие, добиться независимости судов и нормальной правовой системы.

"Ведь по решениям подконтрольных судов забирают в пользу агрохолдингов землю. Бывает такое, что уничтожают при этом почти готовый урожай, бывает, что в итоге некие наемные люди убирают и молотят чужое. Заезжают 15-20 комбайнов, наемные люди в черном, 20-30 человек, и начинают "военные действия",

— рассказывает предприниматель.

"Что дальше будет с Кубанской землей? Будет батрачество: холоп продается с землей", — замечает Кирсанов.

Солидарен с ним и дальнобойщик Владимиров.

"Власть стремится к монополизации всех сфер жизни в нашей стране, и если это произойдет, мы все останемся рабами и уже не сможем ни на что повлиять",

— говорит он.

По мнению активистов, очень важно, чтобы разные группы доносили до общества свои проблемы, тогда в сознании людей возникнет целостная картина происходящего, которую скрывает ТВ.

"Если сложить все новости, которые нам показывают в ТВ, мы живем уже давно впереди планеты всей, при коммунизме", — замечает один из спикеров.

Кроме того, важно преодолеть принцип, по которому пока живет страна: каждый сам за себя. Дальнобойщики и фермеры проявили солидарность, и это очень ценный опыт, уверены они. Более того, активисты готовы предложить свою помощь другим группам. Михаил Курбатов рассказывает, что Объединение перевозчиков России готово было сотрудничать с шахтерами Ростовской области, которые устраивали голодовку из-за более чем годовой задолженности по зарплатам. Однако те боялись идти на контакт с якобы "политизированной" группой.

"Но на одном из пикетов они сказали: "Если вы нам не будете выплачивать и дальше зарплату, мы объединимся с "Перевозчиками России". В результате им пообещали выплатить зарплату за полгода, но сейчас, правда, заплатили только за два месяца", — рассказывает Курбатов. Он уверен, что через какое-то время большее количество людей будет готово отстаивать свои права открыто. И тогда шансы на успех повысятся.

В свою очередь, правозащитники из движения "За права человека" тоже предложили активистам свою помощь. Вместе с ними они готовы добиваться компенсаций за неправосудные судебные решения вплоть до обращения в Европейский суд по правам человека. Кроме того, они намерены привлечь к ответственности виновных и заказчиков неправомерных задержаний.

"Я добиваюсь того, чтобы государственные правозащитные институты эту проблему поставили на федеральный уровень. Надо заставить федеральную власть разобрать эту ситуацию и наказать виновных. Возможно, это звучит наивно, особенно если это звучит от меня, но это на данный момент самый прямой путь. Отказываться от него в любом случае не надо", — отмечает глава "За права человека" Лев Пономарев. Солидарен с ним и член Совета по правам человека Илья Шаблинский. В частности, Совет намерен довести ситуацию до сведения омбудсмена Татьяны Москальковой. В свою очередь сами фермеры видят еще один путь отстаивания своих интересов — пытаться избраться в местные органы управления.

Алексей Бачинский

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
  • 03-12-2019 (03:03)

Изничтожение своего населения путем импортозамещения иностранных лекарств

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...