В Вильнюсе состоялся Второй Форум свободной России. Более двухсот участников на протяжении двух дней вели дебаты на самых разных тематических площадках. В частности, на Форуме обсудили перспективы демократического транзита России, формирование "языка войны" в российском обществе и коснулись темы прошедших выборов. Итоги форума в нашем интервью подвел Гарри Каспаров.

— Второй форум закончился, подведем итоги. Что удалось сделать?

— В первую очередь мы сдержали свое обещание и провели второй форум. Мы объективно понимаем, что ситуация значительно ухудшилась, российская власть ужесточается, заниматься политикой в России небезопасно и силовыми ведомствами контролируются все процессы. Форум становится важной частью глобального оппозиционного проекта, у него четкая структура, которая опирается как на российских активистов, так и на политэмигрантов. Важное отличие форума, которое бесит Кремль, это местонахождение — Вильнюс. Здесь у властей минимальное влияние на ситуацию. Литовские власти максимально жестко ограничивают любые поползновения и провокации. В этот раз журналисты из прокремлевских СМИ вели себя спокойнее. Хотя все равно присутствовали несколько провокаторов с камерами, но литовские власти обеспечили максимально комфортные условия для проведения форума.

Еще на форуме сделан шаг для онлайновой системы общения между участниками. Следующий форум пройдет, во многом опираясь на регистрацию на этом ресурсе. Важно, что мы создаем механизм, который позволит людям самим решать, какие формы и представительства будут для них более приемлемы. Организаторы стараются создать саморегулирующуюся площадку, которая позволит вести конструктивный разговор о будущем России.

— Какая будет ключевая тема для следующего форума?

— Во-первых, это подготовка плана действий на случай перемен в России. Только сценарий никому не известен. Существует психологическая проблема для большинства людей в том, что власть добилась определенных успехов в отождествлении судьбы диктатора и страны. Формулирование образа будущего и краха путинизма будет формироваться за счет потенциала, который может дать молодая эмигрантская среда. Создание базы за рубежом позволит создать координирующий центр интересов тех, кто мог бы при изменении ситуации вернуться в Россию и что-то сделать в нашей стране.

Многие говорили на форуме, что невозможно рассчитывать на нынешнюю бюрократию как на потенциальный источник перемен. Придется их заменить, и для этого нужен кадровый резерв.

— А как же те, кто сейчас живут в России, они могут что-то изменить?

— Конечно. Но мы прекрасно понимаем, что такое количество людей сейчас набрать проблематично, потому что после регистрации в нашей сети у каждого живущего в России могут возникнуть большие проблемы. Сегодня в России люди ограничены в возможностях высказывать свое недовольство, любые формы протеста могут восприниматься начальством на работе и правоохранительными органами вполне определенно.

— Вы имеете в виду, говоря про сеть, интернет-ресурс Форума свободной России? Для чего создается этот ресурс?

— Эта площадка будет учитывать опыт, возьмет лучшее из прошлых оппозиционных проектов — КС (Координационного совета оппозиции), "Путин должен уйти" и других сетевых проектов, которые достигли определенного уровня, но основная была проблема в том, что центр управления находился на территории России.

Важно, что в рамках этого онлайнового проекта начнется обсуждение тех проблем, которые неизбежно возникнут. Вот рухнул путинский режим. А что дальше? Но для обсуждения таких вопросов нет законодательной базы, легитимности. Вопросы люстрации, формы государственного устройства, динамика и стратегия переходного периода. Мы надеемся, что в обсуждении этих тем примут участие несколько десятков, а может и сотни тысяч человек. И это легитимизирует этот процесс.

Конечно же, это использование опыта КС. Мы помним, как власть резко реагировала на создание такой площадки. Тогда была создана единственная альтернативная легитимность. Но в итоге КС был разгромлен как из-за раскола внутри, так и через силовые методы воздействия — возбуждение уголовных дел против радикальных участников КС.

— Разве основная проблема не была в том, что "разношерстные" члены КС не могли между собой договориться?

— Проблема была вовсе не в том, что там были условные "правые" и "левые". Если мы вспомним, как проходило решающее голосование в КС по вопросу об альтернативной легитимности, то блокировали этот вопрос не "правые" и "левые", а так называемая "Группа граждан", руководимая Ксенией Собчак, и сторонники Навального.

Задача сейчас не в том, чтобы провести какие-то выборы, а легитимизировать обсуждение нашего будущего. Когда десятки тысяч людей начинают участвовать в процессе обсуждения, то это дает иную динамику процесса. Любой реформаторский потенциал ограничен временем, примерно полутора годами. Если вы не добиваетесь решающего успеха в этом промежутке, то сила инерции гасит кинетическую энергию перемен. Поэтому важно иметь заранее пошаговую программу действий, которая уже пройдет обкатку среди максимально широкого круга активных сторонников реформ. Вполне возможно, что спустя определенное время на нашей площадке и наберется порядка ста тысяч.

— Сможет ли такая масса договориться между собой?

— Конечно, такая большая масса людей затрудняет процесс и будет создавать проблемы в процессе обсуждения. Процесс согласования будет, безусловно, трудный. Но если есть согласие бороться за демонтаж нынешней и создание новой системы, то люди договорятся. И это будет договор общества.

Проблема возникает, когда не сходятся базовые принципы. Нам никогда не договориться с теми, кто собирается не валить власть, а "влиять на нее".

Форум изначально обозначил приоритеты, поэтому подавляющее большинство его участников будут стоять на позициях неизбежности революционного перехода.

— Кто будет проводить революцию?

— Если бы заранее было известно, кто будет проводить революцию, то Путин узнал бы об этом раньше других. Революционные сценарии исходят из того, что режим, который перешел к внешней агрессии, всегда сталкивается с противодействием. Очень скоро это противодействие обозначится. Неизбежно эта ситуация приведет к ухудшению уровня в стране и ухудшению положения высшей путинской номенклатуры. Большинство тех, кто находится во власти и продолжает поддерживать Путина, считают, что он все равно сможет со всем справиться. Если же станет ясно, что у него ничего не получается, то в стране возникнет ситуация политического кризиса, когда диктатор начинает стремительно терять поддержку.

На улучшение экономики Путин уже не рассчитывает, поэтому он будет повышать градус противостояния, готовить новые военные авантюры. Если ситуация на Западе изменится в ожидаемую сторону, Хиллари Клинтон станет президентом США и займет жесткую позицию, к которой Европа присоединится, то Путину придется столкнуться с иной формой сопротивляемости в мире.

— То есть смена власти начнется с раскола элит?

— Мы говорим также и про большую массу людей, в частности про столичный средний класс. Им тоже есть что терять. Но им необходимо предложить альтернативу. Критическая масса в революционный период всегда набирается внезапно.

Нам сейчас важно обеспечить усиление давления со стороны цивилизованного мира для того, чтобы Путин потерял образ неуязвимого мачо, что откроет дорогу к переменам внутри страны, а также выработать программу, по которой в постпутинский период будет строиться новая российская государственность.

Гарри Каспаров