Этноконфессиональный конфликт в Сирии — как качели: армия освободила Алеппо и потеряла Пальмиру. К салафитским группировкам, воюющим с Дамаском и между собой, добавилась турецкая интервенция, а к российским, иранским и ливанским подразделениям — египтяне. Народ тем временем в массе не берет в руки оружие, а бои остаются уделом небольшого количества мужчин. Полтора года назад эксперт ИГСО Михаил Балбус в интервью Каспаров.Ru констатировал: война закончится, когда сунниты (70% населения), определятся с симпатиями — исламисты или Башар Асад? Недавно востоковед вернулся из Сирии. (Интервью бралось в 20-х числах декабря 2016 года — прим. Каспаров.Ru.)

После плотного вовлечения в конфликт локальный сверхдержавы России сунниты в Сирии определились с предпочтениями?

Большая часть сирийцев-суннитов все еще пассивна, и, как говорится, выступает за то, чтобы завершить войну. Их принцип  "моя хата с краю". Если сравнить с Донбассом, где доминирует апатия и желание свалить, то в Сирии люди стараются обустроить свою жизнь в условиях конфликта. Но свои взгляды люди не скрывают — адской шизофрении с агентами контрразведки, как было при Асаде-старшем, в стране нет. За крамольные беседы не сажают — правление Башара Асада менее людоедское. Например, в доме, где я жил, со мной соседствовал наполовину палестинец, сын беженца; он был яростный критик правительства из серии либеральных оппозиционеров.

О России мы еще поговорим. Пока интересно, как в этом году выглядит бытовая жизнь сирийцев изнутри?

Если не брать фронтовые районы, где обстрелы, то живут относительно спокойно. По финансовым трудностям мобилизацию в армию не проводили — это приведет к коллапсу экономики. Да, много блокпостов, проверки документов. Но не более, и нет комендантского часа, как в Донбассе: царит полная безалаберность. Я гулял по центру Дамаска в полночь: прохожих поменьше, чем до войны, но хватает. Есть кафешки, где сидит золотая молодежь.

Но чем ближе район к зоне боевых действий, тем более "традиционно" ведут себя люди, даже если они светских взглядов. Женщины надевают платки, которые раньше не носили: мимикрируют, чтобы не нажить проблем, если неожиданно прорвутся боевики. Прецеденты были и с курдами, когда те расширяли территорию. Тогда Халифат проводил аферы: боевики "клеили" себе курдские нашивки, приходили в населенный пункт — их встречали как освободителей, а исламисты стреляли людей.

"Великое переселение народов" из Сирии в Европу стихает?

Масса сирийцев, что могли и хотели, покинули страну. Это несколько миллионов человек. И основной поток мигрировал в Ливан, Иорданию, Саудовскую Аравию и Турцию: туда, где есть работа. Большая часть "сирийских" беженцев — это люди из Ливии, Африки, Ирака, Афганистана и Пакистана. Трафик миграции в Европу по Балканам уже контролирует этническая мафия — албанская и румынская.

Как ваши вторые соотечественники относятся к военному присутствию России?

Оценка периодически меняется. Когда исламисты штурмовали Пальмиру, то российские советники резво снялись с базы, бросив даже недоеденный борщ — фото с этим выставили игиловцы. Это вызвало панику: если русские бегут, значит, дела совсем плохи, — и спровоцировало аналогичные оценки фронта в Интернете. В провалах обвиняют Россию, а если есть успехи, то: "Спасибо, Путин!" Но в целом отношение позитивное.

Но когда начнется послевоенный этап восстановления Сирии, а российские компании подрежут неплохие контракты, то, допускаю, оценка изменится. Вспомним Армению: страна опирается на поддержку Москвы в Карабахе, но тамошние российские энергетические компании настолько обнаглели, что вспыхнули деполитизированные выступления. Российские же СМИ написали о Майдане. Возможно, и в Сирии что-то подобное будет.

— Как изнутри ощущается вмешательство российских военных в конфликт?

— Если обыграть выражение "невидимая рука", то ощущается в планировании операции по Алеппо. Что до видимого — это бомбардировки проблемных пунктов. Российская авиация качественней сирийских ВВС: она в любую погоду и время суток наносит точечные бомбовые удары. У сирийцев же предыдущее поколение советских самолетов, нехватка запчастей, ночью они адекватно работать не могут. Это хорошо видно по юго-западу Алеппо: в конце августа боевики устроили локальное наступление, собрав 15 тысяч человек (в боях, конечно, участвовали не все). Российские летчики погасили и перемололи этот порыв. Без России ситуация была бы хуже, а Алеппо находился в руках антибашаровских сил.

— Сирийский Генштаб уже филиал российского или как?

— Он не подчиняется российскому и проводит свои авантюры, нарушая глобальные планы Кремля. Когда в конце 2015 года шли переговоры о допуске части исламистов в правительство, сирийцы, предположительно с Ираном, провели операцию по устранению Захрана Аллуша. Ему светила должность министра обороны или главы одной из спецслужб. Он лидер "Джаиш аль-Ислам", что базировалась в основном в оазисе Восточная Гута: третья или четвертая по численности антиправительственная сила в Сирии. Была, пока не вылетела из высшей лиги после ликвидации Аллуша и междоусобиц с исламистами.

— Верно, что в Сирии воюют наемники из России и Донбасса, а сухопутные части неофициально участвуют в боях?

— Начнем с того, что сирийцы по объективным причинам — языковый барьер, не могут разобрать, кто выступает на фронте — ЧВК или официальные войска. Для них любой русский в форме — это армеец. Что наши военные компании там представлены — это факт. Но легенды о массированном применении российских подразделений в сирийском обществе не ходят. Военных и чевэкашников, действительно, мало. Их, можно видеть компактно только в некоторых местах: Дамаск, Хомс, Пальмира, Алеппо, Тартус и на авиабазах. Встретить свободно перемещающихся по стране россиян в форме — это большая удача. Лично я не видел. Знакомым — доводилось.

— Как на общество ложатся частые коммюнике Москвы о выводе группировки?

— Первоначально такие непонятные заявления Минобороны и Дмитрия Пескова люди воспринимали с недоумением, но затем среди "лоялистов" прижилась такая тема, что это какая-то хитрость. Популярная у российских патриотов конспирология о "хитроумном плане Путина" имеет место и в Сирии.

— Картина войны в СМИ — насколько она мифологизированная?

— Все СМИ врут. Но каждый в свою пользу. Российские СМИ традиционно умалчивают о неприятных подробностях: о том, что на любой войне гибнет гражданское население, особенно при бомбовых ударах. И недоговаривают о сделках Путина с Эрдоганом по северной Сирии и курдам и по переговорам с США, которые де-факто заканчиваются пропагандистскими заявлениями о совместной коммуникации в Сирии.

Бывает и откровенный обман в отечественной прессе: что игиловцы совместно с американцами перебросили из Мосула подкрепления в Пальмиру. Хотя Мосул к началу штурма Пальмиры был уже две недели как окружен. Но, возможно, некоторые игиловцы действительно что-то подобное планировали, так как в городе было казнено несколько десятков исламистов по обвинениям в шпионаже на США.

— Операция в Алеппо: как вы прокомментируете заявления о геноциде в городе?

— Когда появляются фото и видеоматериалы, необходимо отслеживать источник. Картинка из Алеппо поставлялась "Белыми касками". Официально — это группа добровольцев, что спасает людей в Сирии и получает финансирование как гуманитарная организация из США и Евросоюза. Руководит ими отставник британского спецназа Джеймс Мезурье. Но когда разбирали их материалы для СМИ, оказывалось, что у них много фейков и постановок: одну девочку даже "спасали" из-под разных завалов трижды. Некоторые "белокасочники" всплывали в составе групп боевиков — уже с оружием. Хотя, безусловно, часть их контента правдивая.

Другая структура, "освещающая" ситуацию, — "Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека". Она находится в Лондоне и состоит из одного человека — Рами Абдул-Рахмана. Доверия не вызывает.

— Алеппо — уже "все"? Или надо ждать неожиданностей?

— Да, город уже полностью сирийский. Боевиков, их семьи и сочувствующих эвакуировали из города. Любопытно, что после переписи населения выяснилось, что в восточном Алеппо жило около 150 тысяч человек, а западные СМИ сообщали о 300 тысячах. С боевиками (3 тысячи человек) ушло 6 тысяч жителей. Остальные предпочли остаться.

— Где логика такого абсурда — "коридор" для боевиков. Не проще ли добить?

— Гуманитарные коридоры для салафитов вызывают раздражение у общества. Слышны возгласы, что надо "давить!". Правительство же аргументирует, что хочет избежать максимальных разрушений и сопутствующих потерь среди мирного населения, а также высвободить силы для переброски на другие участки фронта. Стратегия под вопросом, но логически понятна: если боевиков выкурить из города, то в поле с ними бороться легче, — хотя, конечно, душа жаждет отмщения. Под Дамаском эта политика освободила цепь городков, обезопасив тыл. Увидим, к чему это приведет.

Примечательно, что повсеместно боевиков вывозят в провинцию Идлиб, контролируемую исламистами. На другие коридоры они не согласны. Я и подозреваю, что значительная их часть просто переедет в Европу. На пособия. Навоевались. А боевики, сложившие оружие, получают амнистию; правда, их заставляют пройти службу в ополчении и армии.

— Пальмира вновь в руках "черных бармалеев" Халифата. Как так вышло?

— Боеспособные части там фактически отсутствовали. Было немного "Тигров" Сухейля Аль-Хасана, но все же фронт держали ополченцы из "Национальных сил обороны", недавно набранные и плохо тренированные. Сирийская разведка концентрацию врага в Гористых пустынях проворонила; ИГ бросило несколько ударных группировок в наступление. Российская пресса заявила, что исламистов обработали ВВС, но с фото- и видеоподтверждениями этого туго. Игиловцы взяли господствующие высоты: ополченцы самовольно отошли, не способные справиться с "шахидмобилями". Удерживать Пальмиру не имело смысла: в свое время исламисты тоже оставили город, потеряв высоты. Понадобится месяц-два, чтобы освободить утраченное.

— Какая ныне карта контроля сторонами территорий в Сирии?

— Боевики — это те, кого записывают в оппозицию: "Свободная сирийская армия", "Ахрар аш-Шам", "Джабхат ан-Нусра" и т.д. Их еще в СМИ называют "зелеными", по цвету, в который закрашивают карту под их контролем. Достоверной информации об их численности нет, но есть данные о силах, участвовавших в попытках деблокады Алеппо. Они называли это "матерью всех битв" в твиттерах: в августе бросили 15 тысяч человек, затем 3-5 тысяч, а в ноябре набрали только 1500-2000 человек. Суммарно боевиков больше, но опытных кадров все меньше: они испытывают такие же проблемы, что и САА в 2013 году.

Ближе к Средиземному морю, в провинции Латакия, боевики удерживают часть гор. Сирийцы не могут их выбить из-за турецкой, включая артиллерию, поддержки. Идлиб, кроме одного анклава, весь под исламистами. Промежуток на севере между кантонами Африн и Джазира, они за курдами, держали игиловцы; но Турция, чтобы воспрепятствовать соединению курдов, наступает там. Восточные пустыни под Халифатом. Юг: на Голанских высотах "зеленые" периодически предпринимали неудачные операции для деблокады анклавов под Дамаском. По границе с Иорданией действуют негласные или официальные перемирия после потери исламистами городка Даръа. И там прошли столкновения между игиловцами, также окопавшимися на Голанских высотах, и "зелеными".

За последние годы боевики не изменились. Даже в отношении сочувствующего населения. Так, в Идлибе даже грянули беспорядки среди жителей под лозунгом "давайте, уже централизуйте командование!". Поднимались флаги Исламского государства.

Продолжаются хаотичные междоусобицы. Так, в том году группировка "Джунд аль Акса", преимущественно кавказская и связанная с "Аль-Каидой", но с симпатиями к Исламскому государству, атаковала САА в провинции Северная Хама. Возникла тяжелая ситуация, но группировка занялась переделом сфер влияния в Идлибе с "Ахрар аш-Шам". Итог войны: потеря исламистами почти всех завоеваний в Хаме. Такого хватает.

— Интервенция Турции на севере Сирии: как успехи?

— Турция вторглась в августе на фоне курдского наступления на Халифат. Особых боев турецкая армия с ИГ не вела: те выставили арьергардные силы и отошли к укрепленному узлу — городу Эль-Баб. Турки завязли: терять солдат они не стремятся, их новейшие немецкие танки "Леопарды" подбивают, а лояльные Анкаре исламисты, в том числе и пополнения из Европы, проявили себя как посредственная пехота. Турция обожглась.

— Что у курдских формирований Рожавы, распропагандированных левыми в СМИ?

— Внутреннего конфликта у курдов еще не произошло, но с Дамаском у них неоднозначно. В провинции Хасака курды недавно нападали на сирийскую армию, контролирующую два города: Эль-Камышлы и Эль-Хасаки. До этого курдская полиция "Асаиш" устраивала перестрелки с ассирийским и арабским ополчением. Эти инциденты разрешали САА и "Отряды народной самообороны" курдов. Как только США оказали поддержку курдам, то нынешний конфликт долго не замораживали, пока не вмешалась Россия. Это временно. В то же время курдский кантон Африн участвует в успешных операциях САА против Халифата и прочих исламистов. Трений за всю войну там не было.

На фронте с Исламским государством курды продвинулись заметно на юг в сторону Эр-Ракки (столица ИГ). Но наступление на город у них увязло. Я, конечно, понимаю, что Игаль Левин, как анархист, положительно описывает их силы; но у курдов нет ни авиации, ни техники, ополчение — это не армия. И воевать без этого нельзя. Так что курды пока захватывают деревни, обороняемые десятком-другим игиловцев — с этим они справляются.

— Мелькали сообщения о подключении египетской армии к операциям в Сирии. Дадите оценку?

— Да, в Сирии ходят такие слухи. Но документально присутствие еще не подтверждено. Египетское военное правительство пытается усидеть на многих стульях: проводит неолиберальные реформы, берет помощь от МВФ и получает денежные вливания от салафитской Саудовской Аравии. Но при этом Египет крупно поссорился с Катаром, спонсором "сирийских" исламистов и движения "Братьев мусульман", власть которого свергли египетские военные. На Синае партизанит вилайет Исламского государства. Сирия для Каира — часть борьбы с внутриегипетскими проблемами, религиозным подпольем.

— Каких изменений в сирийской политике России стоит ждать после победы Дональда Трампа?

— Если бы избрали Хиллари Клинтон, то США продолжили бы поддерживать исламистов в Сирии, и это привело бы к жесткой конфронтации между Москвой и Вашингтоном. Трамп же высказывался в более пророссийском ключе; и хотя он победил, но своей администрации у Дональда нет: он случайный человек. Грядущая правительственная команда Трампа — плод компромиссов и торгов между ним и нефтяными компаниями, элитами. Пока же в американской политике по региону ничего не поменялось. Что будет — увидим в январе-феврале. До Трампа Путин надеялся торговать Сирией и даже сдать Донбасс в обмен на "признание" Крыма. Теперь, возможно, Кремль окажется в более выгодном положении.

Максим Собеский