Трагикомические события этих дней в Вашингтоне вдруг напомнили трехлетней давности фарс с "олимпийской мочой", случившийся в Сочи как раз в феврале, накануне российского вторжения в Украину. Как стало известно позднее, ФСБ провела тогда спецоперацию по подмене пробирок с мочой российских спортсменов для сокрытия следов допинга, применявшегося ими ради победы на зимней Олимпиаде 2014 года. Практически нет сомнений, что и "мочегонные" приказы чекистам, и разрешение атлетам на применение допинга прописывались лично бывшим спортсменом и бывшим чекистом, а ныне и присно — самим президентом России. Как и в случае с Майклом Флинном, эта сложная, дорогостоящая, рискованная и незаконная операция российских спецслужб закончилась оглушительным скандалом, позором и провалом. Но если "сочинская моча" лишь подмочила репутации и утопила профессиональную карьеру нескольких десятков российских спортсменов и чиновников, то нынешний "слив" советника по национальной безопасности президента США грозит политическим потопом похлеще залитой в эти дни калифорнийской дамбы. По иронии судьбы и от этой истории тоже исходит стойкий запах мочи — так пахнет злополучное "досье Трампа", начатое, по уверению Путина, "лучшими в мире проститутками" в гостиничных люксах Москвы и Петербурга.

По большому счету, в описании происходящего можно было бы ограничиться бессмертной фразой российского Златоуста Черномырдина — "хотели как лучше, а получилось как всегда…", но масштаб событий и их динамика требуют подробностей.

Во-первых, отставка Флинна явно будет иметь эффект домино — об этом уже открыто говорит не только уязвленная либеральная пресса, но и политическая элита США — от республиканца Маккейна до демократа Элизабет Уоррен. Называются имена других "клиентов" Путина из команды Трампа — кандидата на пост Коммерческого секретаря Уилбура Росса, главного советника Стива Беннона, Госсекретаря США Рекса Тиллерсона — а там рукой подать и до самого Верховного Главнокомандующего, в звании которого язвительные журналисты дерзко подменяют буквы, отчего Commander-in-chief кощунственно звучит Commander-in-shit, что-то вроде "верховного говнокомандующего", мильпардон…

Но даже если бы все ограничилось лишь сдачей топорного Флинна, имевшего глупость еще до инаугурации Трампа по пять раз в день звонить послу России в США на прослушиваемый телефон и обсуждать с ним снятие санкций, то и тогда результаты российского "внедрения" в высшие круги американской власти уже стали катастрофическими, в первую очередь для самой России. Ведь чем бы ни кончился нынешний скандал в Белом доме — а кончиться он вполне может "Путингейтом" и импичментом Трампа — российская тема уже стала сверхтоксичной в США и на годы вперед будет вызывать там сильнейшую аллергию и отторжение, то есть именно то, что Путин надеялся изменить и преодолеть своей столь же тщательно подготовленной, сколь и тщетной спецоперацией под кодовым названием "Трамп".

Одной из главных политических ошибок Путина является экстраполяция его собственного представления о мире на других и на весь этот мир, который устроен совершенно не так, как полагает российский президент. США являются не империей, а республикой — и в этом их принципиальное отличие и фундаментальное преимущество перед путинской Россией. Нынешний кризис показывает именно силу, а не слабость американской политической системы, в которой рядовой судья вдруг оказывается не только независим в своих решениях от исполнительной власти, но и выше по закону, чем сам президент — ситуация просто невероятная в России. В сложившейся ситуации начинают тихо, но неумолимо работать гибкие демократические механизмы сдерживания и противовесов, заложенные в Конституции США, и страна без всяких кровопролитий и переворотов перемещается в сторону парламентской республики, контролируемой Конгрессом, а не президентом. Это именно то, чего Путин не мог представить в своих расчетах, основанных на аксиоме собственной абсолютной и бесконтрольной власти. Аналогия оказалась ошибочной. Так в свое время Сталин не мог поверить в поражение Черчилля на послевоенных выборах в Великобритании — тиран попросту забыл, что демократия действительно существует. Это только в русских сказках все кончается свадьбой — или победой на выборах, как сейчас. В демократической Америке после победы на выборах все только начинается — потому что общество состоит из свободных людей, а не из рабов и тюремщиков, пресса независима от власти, а сама власть разделена на три части и они не поглощаются друг другом. Вот почему все империи в истории смертны — они слишком зависимы от императора. А всякий император не просто смертен, причем внезапно — он еще и подвержен слабостям и страхам, страстям и ошибкам, которые в его империи уже некому предотвратить или исправить. Поэтому Россия слабее Америки — и продолжает слабеть.

Но в этой истории есть еще одна сторона, которая кажется нам поучительной и интересной. Постороннего наблюдателя поражает вызывающие грубость и глупость, с которыми проводило эту гигантскую внешнеполитическую операцию российское государство, сросшееся со своими спецслужбами до степени неразличимости и неразделимости. Достаточно вспомнить самодовольную похвальбу российских официальных лиц об их особых отношениях и чуть ли не полном контроле над новой американской администрацией, о неминуемости снятия санкций и неизбежном триумфе над гнилым Западом — именно это в прессе и бесконечных телешоу наперебой твердили депутат Никонов и вице-спикер Жириновский, замглавы МИД Карасин и посол в США Кисляк, десятки чинуш и демагогов помельче рангом... Зачем нужна была российской власти эта неуемная, неумная и рискованная бравада? Зачем было так бездумно и нагло подставлять своих "партнеров", если бы даже все это было не воспаленным воображением российских имперцев? Зачем было распространять фотографии с Флинном, сидящим в Москве за обеденным столом с Путиным? Зачем, наконец, самому Путину понадобилось многозначительно намекать на "самых лучших в мире" российских проституток, опровергая якобы имеющийся у ФСБ компромат о похождениях Трампа в России?

Возможно, объяснение здесь нужно искать уже не в государственной политике, а в психологии личности, как это уже делают по отношению к Трампу. Что если озлобленный санкциями и всеобщим остракизмом Путин попросту упивался собственным величием и всемогуществом, которое ему не терпелось предъявить и доказать всему человечеству?

Вспоминается сказка русского писателя Гаршина о лягушке, мечтавшей вылезти из своего болота и повидать мир, для чего она убедила пару знакомых уток поднять ее в небо, держа в клювах тростинку, за которую сама она ухватилась ртом. В сказке все шло прекрасно, пока утки не подлетели к другому болоту, где тамошние жабы подняли восхищенный гвалт, спрашивая друг друга — кто же это придумал такой замечательный способ летать? Тут-то лягушка и не выдержала соблазна — открыла рот, чтоб крикнуть, что это она все придумала. Ну и, конечно, свалилась в болото, так что даже утки ее не нашли. К чему это я? В США уходящих с поста президентов принято называть "хромой уткой", так как подобная ситуация обычно обрекает на бездействие. Обама разрушил этот стереотип, развив бурную деятельность в последние недели своего президентства, особенно в части антироссийских, антипутинских санкций. Если бы Гаршин был известен в США или хотя бы в России, то, возможно, в политическом лексиконе наряду с "хромой уткой" появилось бы выражение "летающая лягушка". Но это уже о другом президенте и, возможно, о другой стране.

Тигран Хзмалян