Австралия — далекий материк, полный вечного солнца, пустынь и кенгуру. Один мой знакомый, автор сборника невымышленных рассказов "Пуля" о приключениях в Европе, — полного борьбы за выживание и этнического колорита — прожил два года в восточной Австралии. Работал на ферме, убивал кенгуру, лазил по горам и писал очередную книгу о своем прошлом. В богатейшей стране Южного тропика Антон Буллет искал абсолютного спокойствия, но в итоге переехал в США, устав от австралийской тишины, некрасивых женщин и отсутствия городской культуры.

Австралия не навсегда

Когда я в Харькове собирался в Австралию работать на ферме, то думал, что еду на всю жизнь. Все: я тогда устал от сумасшествия в Европе, больниц, драк. Ждал, что в Австралии будет вечное лето; я куплю себе мотоцикл, заведу жену, детей и собаку. В итоге я провел там два года; и в какой-то степени я слился там с природой. Оказалось, что в Австралии ничего не происходит просто так. Летит птица или ползет змея — это что-то означает, и не что-то мистическое, а что будет дождь. Я научился понимать такие вещи.

Но Австралия — это большая страна, а населения мало. Там прекрасно для людей замкнутого и домашнего склада ума. Для меня все-таки важно, чтобы происходили события. Но там все достаточно плоско. В Австралии нет европейских мыслителей, нет поэтов на площадях, нет концертов, на которые ходит народ с ирокезами. Нет митингов с флагами, нет потасовок. Все расслабленно. Ты работаешь целый день, часто достаточно тяжело, но вечером тебе заняться нечем. Разве пойти в тренажерный зал.

Из развлечений рыбалка и охота. Еще они любят играть в крикет. К первому занятию я равнодушен, а охоту ненавижу. Барана я режу ради мяса. Мне неприемлемо убивать тех, кто слабее меня. Одно дело выйти на медведя с ножом, а другое — из ружья подстрелить оленя. Для австралийцев же охота — потеха, но для меня — это что-то вроде как подойти в школе к младшекласснику и вытрясти у него деньги из кармана.

Я видел полуживой форум русских австралийцев, но не нашел тех, с кем мне было интересно пообщаться. В основном приезжают из России и Украины люди с определенным высшим образованием или те, кто только на стройку может приткнуться. Тихие программисты, бухгалтеры — спокойные, семейные люди. Мне с такими неинтересно.

Панки, байкеры, скинхеды

С фермы в Южном Уэльсе, где я работал, я поехал в Сидней. Но там то же самое. Сейчас я живу в Бостоне; каждый вечер, когда я захожу на Фейсбук, то вижу, что есть сразу несколько событий — там концерт, там выставка интересная или спектакль, книгу новую обсуждают. В Сиднее ты открываешь Фейсбук и понимаешь, что тебе некуда податься. Абсолютная тишина. Разве сесть под телевизор.

Можно было вступить в байк-клуб. Я пошел к ним, спросил: "Чего надо, мужики?". Оказалось, что в клуб вступают по рекомендации тех, кто тебя уже знает, и обязательно нужно ездить на "Харли-Дэвидсоне". Они собирают деньги на благотворительность и фотографируются на площади с детьми, чтобы все видели, какие они хорошие. Здоровые такие, с огромными усами и хаерами. Никаких мотобанд агрессивно-веселых в Австралии нет.

В середине 1980-х в Австралии еще были байкерские войны, даже сериалы про это сняли. У меня есть версия, что в США с байкерами, в отличие от Австралии, ситуация не сильно изменилась за десятилетия из-за расовой подоплеки. Вы такие, а мы — другие (белые, латиноамериканцы, черные). Байкеры в Австралии все одинаковые — белые. Во-вторых, в Америке это все еще и от безнадеги, большого разрыва между богатыми и бедными. Австралийцы живут более или менее ровно. И ещё: США, как слон, вечно встревают в разные события, войны, что подогревает людей. А Австралия живет сама по себе на краю света.

Я ради интереса нашел сайт австралийского отделения скинхедов "Честь и кровь". Там висело объявление о празднике: приезжайте с едой, берите детей. Автоматы там не раздадут. Еще я видел форум австралийских панков — там дети лет 14 висят.

Есть австралийский панк-рокер Ник Кейв, у него есть мрачный альбом баллад "Murder Ballads". Я не знаю, как он под вечным австралийским солнцем писал этот альбом. Может, он в Лондоне жил тогда? В Австралии, чтобы написать такое, надо быть полностью съехавшим.

Большая ирландская семья

Каторжные корни австралийской нации — это популярный в России миф: у каторжан особо потомков не было, размножаться им не с кем было, как и условий; и они вымерли, перерезали в драках друг друга или их перевешали еще в 19 веке. Австралийцы — это, в основном, потомки рабочих и крестьян, которые сами переезжали из Ирландии, Шотландии. Большинство моих знакомых имели именно ирландские корни. Из 5 или 7 семей, с которыми я общался на ферме у ирландского деда, что нанял меня, только у одних были предки голландцы, у остальных — ирландцы.

В Австралии есть культ одного парняги с бородой — Эдварда Келли. В Сиднее портреты и футболки с его лицом на каждом углу, как в Европе с Че Геварой. Он — национальный герой. То, что он был ирландцем, которого повесили в 1880 году полицейские, как бушрейнжера за налеты на банки уже стерлось. Это часть их истории (многие австралийцы считают Келли символом сопротивления Британской империи).

Так вот, как говорил, я работал на ферме у деда-ирландца. В первый же день он сказал, чем придется заниматься. Кенгуру в Австралии запретили убивать, за это огромные штрафы. Разрешено только крестьянам и только на территориях ферм; и позволено не ради охоты, а потому что те рушат заборы на фермах. Фермеры, в принципе, и не охотятся за ними — пускай вылазят только сами. Но когда у кенгуру начинается сезон гона, то приходится их отстреливать — животные сносят заборы. Мясо дед-ирландец потом продавал семейным заводикам, которые делают "свиные сосиски".

Его сын уже три раза ездил в Афганистан. Собирается в четвертый и последний — надоело. Он уже накопил достаточно денег, чтобы купить себе дом в Сиднее. Политика ему до лампочки — он искал острых ощущений и возможность карьеры. Он мог резать баранов на ферме, а мог пойти в армию. Войну он понимал так: "Мы прилетаем, а они начинают нас бомбить; а мы их, в ответ. Война началась так: они напали на США, а американцы позвали нас". Я в шоке — парню 38 лет, а такой бред говорит.

Нация крестьян

Австралийцы — они те же европейцы. Менталитетом они не сильно отличаются. Но они по сравнению с европейцами более разумные, а новозеландцы слишком беспечные — в коридоре они спокойно могут играть в регби. Австралийцы — это легкий и работящий народ без претензий на высокие материи, которого не волнует, что там, в Европе, происходит.

Австралийцы — это крестьяне. Мне все время казалось, что деревенские люди тупее, чем городские. Но, пожив в Австралии, я понял, что это не так. Они в чем-то умнее, крестьяне, просто в городе им неуютно, как и городскому парню в деревне — над ним все будут прикалываться. Это два разных мира. Они просто другие, со своей спецификой и взглядами на мир. То, что им нужно, австралийцы делают прекрасно: страна — одна из лучших в мире, ее они весьма лихо отстроили: пашут с утра до ночи.

Больших городов в стране толком нет. Сидней и Мельбурн. Все остальное — это провинция, а в провинции народ априори спокойнее и дружелюбнее. Никто ни на кого бочку не катит. Им интересно пообщаться с новым человеком, а не проявлять агрессию, как в мегаполисах, где все сходят с ума по-своему от толп людей, ненавидят друг друга и собираются в банды. Например, в США не принят автостоп: брать в машину и проситься не рекомендуется. Все боятся маньяков. По крайней мере у нас — на Восточном побережье. В Австралии автостоп вроде как запрещен, но я сам людей подвозил и меня подвозили. Австралийцы останавливаются сразу: "Здорово, чувак! Откуда ты, что и как?".

Австралийцы пьют меньше, чем у нас; это не в обиду сибирякам сказано. Больших банок пива у них нет вообще — только по 0.33 литра. Да и жарко — пока ты стоишь с пивом, оно быстро нагревается.

Еще в Австралии есть аборигены — достаточно умные люди. Они взяты под охрану правительством как малочисленное коренное население; они могут не работать — власти платят им хорошие пособия, дают бесплатное образование и жилье. Как королева в Англии, они — символ Австралии, которому ничего не надо делать. Поэтому многие австралийцы считают их тупыми. Плюс до приезда беженцев-мусульман, аборигены были теми, кто был не прочь залезть в дом и что-то стянуть.

Почему австралийцы повесили замки на двери

Эмиграция в Австралию занимает массу времени. Года три уйдет на подготовку и рассмотрение документов. Требования к знанию языка, образованию и стажу работу огромные. Я попал быстрее: у меня свой путь, где-то мне повезло или я словчил. Но мой путь я не рекомендую, он может закончиться очень печально.

В австралийском посольстве в Киеве крутили ролик, что в Австралию все приезжают из разных стран, этакий котел народов. Но пока что "европейцы" там доминируют. Диаспоры там есть, но на жизнь в стране влияют только австралийцы. Премьер-министр, весь кабинет — все австралийцы. И они не идут на поводу у мультикультуристических идей.

Но Сидней — это азиатский город, а Мельбурн арабо-индийский. Я так понимаю, что есть международный закон, обязывающий Австралию каждый год принимать мигрантов. Первоначально они попадали в страну через Новую Гвинею, контрабандисты перевозили их морем за десять тысяч долларов. Но австралийцы топили их корыта, а мировое сообщество возмутилось. Уже сняли Джулию Гиллард, премьер-министра, которая сказала: "Уважайте наши законы, а хиджабы носите у себя дома" — и делала ставку на специалистов, уже знающих английский. Новый премьер-министр Тони Эбботт сказал: "Специалисты нам не катят, они отнимают у нас работу. Будем набирать беженцев — они хоть и сидят на нашей шее, но не отнимают работу".

Уога-Уога — городок рядом с фермой, был полностью белым, а спустя два года там каждым вторым стал араб. Начались грабежи. В Уога-Уога дверей никогда не запирали, люди даже не знали, что такое ключи. Сейчас они замки ставят: арабы залазят, воруют холодильники, стиральные машины, телевизоры. Беженцы днями шляются по улицам в поисках, чего бы украсть, и бухают. Все это закончится хуже, чем в Европе, которая, в силу своего эстетизма еще пытается сопротивляться подобному поведению. Австралийцы расслабленно сидят на своих булках и смотрят, как их начали "иметь". Ребята внешне крепкие, но из-за солнечного климата они слишком добродушные: для них все люди — братья.

Есть культовый австралийский фильм всех времен и народов — один саундрек чего стоит, — "Ромпер Стомпер", где скинхеды гоняют азиатов. Показал его одной знакомой, совершенно цивильной девочке. И что? "Обычная история: девушка, и два парня за ней ухаживают, и какие-то лысые бегают", — говорит. Ничего подобного уже не найти. Периодически австралийцы бьют арабов, но такого бунта, который произошел в декабре 2005 года, нет. Тогда был первый шок, когда арабы только приехали. Они заполонили улицы; австралийцы офигели. В наши дни люди смиряются с потоком мигрантов.

Запустить себя: женский вопрос

Семью в Австралии я так и не создал. Австралийские женщины процентов на семьдесят виноваты в том, что австралийские мужчины бегут за сексом в Таиланд. Хотя и в Австралии нормально можно потусить с азиатскими девчатами, их там море и они очень классные. Остальные тридцать процентов — это потому, что Таиланд не так далек от Австралии: туда легко сгонять на самолете на выходные. Австралийки просто офигевшие: если парни все подкаченные, красавчики, то женщины заплывшие жиром и ленивые.

Классический сюжет, о котором постоянно говорят австралийские мужчины на работе — это жена, которая родила ребенка и тут же развелась, отсудив себе половину имущества, чтобы потом жить на пособие и алименты. Это австралийское ноу-хау, которого даже в США нет. У меня были близкие отношения, к сожалению, с несколькими настоящими австралийками, но сейчас я полностью семейный человек и не буду это озвучивать.

Исход от эвкалиптов

В Австралии вечное лето и не надо ни о чем особенно париться. Я часто встречал бэкпекеров — это ребята, которые срываются в путешествия. В основном, они из трех стран: Австралия, Новая Зеландия и Южная Африка. Первые страдают от скуки, а южноафриканцы бегут из-за "черного" режима. Там белым опасно жить. Южноафриканцы в Австралии очень погруженные из-за проблем дома.

В Новой Зеландии еще тоскливей, чем в Австралии. Как писал Михаил Веллер: "Одни бараны пасут других баранов". Если Австралия деревня, то Новая Зеландия просто хутор в горах. Когда ты только приехал, то — ах, горы! Ландшафт! А через три дня они тебе хуже горькой редьки, потому что тебе по ним надо ходить вверх-вниз. По слухам, там есть бандитизм, но это сильно раздуто; да и не нас — с Восточной Европы, пугать этим.

В итоге я просто одуревал от австралийского спокойствия, в которое я все глубже погружался. В Австралии можно прожить две-три жизни и ничего вокруг не поменяется. Первые дни было сплошное вау! — эвкалипты, кенгуру, какаду под ногами. За два года это приелось и стало частью жизни. Тупик.

Под конец жизни в Австралии меня покусала змея; я лежал, умирал, у меня был глюк из космоса, что моя жизнь это дорога. Поэтому я выжил, и понял, что мне нечего делать в Австралии. Можно было как у Владимира Серкина в "Хохоте шамана" лечить травмы; он живет отшельником в Сибири и воплощается в животных. Мне совершенно не хотелось идти по пути этого героя. Я сбежал в США, туда, где больше интересного и написал вторую свою книгу "Звезды: Австралийский дневник". В Бостоне мне спать ложиться жалко — столько всего можно еще сделать! И этого не было бы, если бы я не прошел Австралию.

Периодически я переписываюсь с австралийскими кентами в Фейсбуке — у них нытье, что пенсию понижают, пенсионный возраст повышают, а в страну пускают не пойми кого.

Максим Собеский

27.02.2017,
Антон Буллет