3 апреля, еще не обладая конкретной информацией об обстоятельствах проведения очередной акции путинского терроризма в России, я привел политические аргументы, позволившие мне сделать определенный вывод о бенефициаре, заказчике и организаторе этого преступления.

4 апреля я опубликовал обзорную статью, анализировавшую стандартный почерк преступлений уверенной в своей полной безнаказанности российской власти.

Сегодня, 5 апреля, мы уже обладаем определенной информацией из открытых официальных источников об очередной топорной террористической операции руководства российских спецслужб.

Первое. В течение полутора часов после трагедии все федеральные каналы, ссылаясь на официальные источники, дружно говорили о двух взрывах. "Источники" могли быть так уверены в двух взрывах, только если они их сами спланировали и организовали, но еще не знали, что вторая бомба не взорвалась.

Такие же "источники" в 1999 году информировали спикера Думы Селезнева о взрыве дома в Волгодонске, который произошел только через два дня.

Второе. Теракт готовился в такой спешке (реакция на события 26 марта), что проблема назначения исламского террориста решалась уже по ходу действия. Кандидатура была утверждена только с третьей попытки после того, как две предыдущие публично провалились.

И, наконец, мы уже имеем фактическую явку с повинной в редакцию "Коммерсанта" еще 3 апреля кого-то из организаторов преступления:

"Коммерсант" со ссылкой на "заслуживающий доверия источник" пишет, что спецслужбы знали о подготовке акции в Петербурге, однако информация у них была далеко не полной. "Ее предоставил россиянин, сотрудничавший с запрещенной в нашей стране террористической организацией "Исламское государство" и задержанный после возвращения из Сирии. Этот человек, по данным собеседника "Ъ", занимал низшую ступень в иерархии боевиков, поэтому знал некоторых участников отправленной в Россию диверсионной группы", — пишет издание.

Задержанный поддерживал лишь телефонную связь с другими участниками группы, определить которых по номерам мобильных не удалось. Поэтому спецслужбы "были вынуждены ограничиться прослушкой переговоров боевиков, надеясь в итоге найти их самих или хотя бы выяснить подробности их замыслов".

Издание утверждает, что после первого взрыва на "Сенной площади" спецслужбы прекратили "оперативную игру" и заблокировали известные им номера, "разом лишив связи все подполье". "Второй исполнитель, оставшись без связи, видимо, запаниковал и, отказавшись от исполнения задуманного, просто оставил сумку с бомбой под лавкой".

Вам ничего не напоминает эта "оперативная игра" от заслуживающего доверия источника? Читатели моей вчерашней статьи, конечно, узнали стилистику показаний государственного преступника одного из организатора терактов в Волгограде в 2013 году заслуженного волгоградского чекиста С. Воронцова: "Да, мы его (Д. Соколова, предполагаемого террориста) контролировали, но не могли же мы уследить за каждым его шагом".

Не случайно 4 и 5 апреля "сливной бачок" спецслужб Хинштейн прилагает на всех каналах титанические усилия, чтобы дезавуировать эту по-дурацки услужливую публикацию "Коммерсанта".

Более 17 лет путинская ОПГ совершает свои преступления, оставляя очевидные каждому грязные следы.

Всю полноту ответственности за эти преступления несут и псевдолиберальные, претендующие на статус "совести нации" СМИ — медузы, слоны, снобы и прочие дождевые черви, беспрерывно стрекочащие о гибридном характере режима. Смерть не бывает гибридной.

Андрей Пионтковский