Подсудимые Темирлан Эскерханов, Шадид Губашев, Анзор Губашев, Заур Дадаев и Хамзат Бахаев. Фото: Коммерсант
  • 05-04-2017 (20:13)

Уважаемые присяжные, спрашивайте

Обвиняемый в убийстве Немцова Шадид Губашев проигнорировал вопросы прокурора

update: 05-04-2017 (20:18)

В Московском окружном военном суде продолжается допрос обвиняемых в убийстве политика Бориса Немцова. Свою версию событий уже успел изложить подсудимый Хамзат Бахаев. Сегодня свои показания согласился дать Шадид Губашев. Он отказался отвечать на вопросы прокурора и просил, чтобы вопросы ему задавали "уважаемые присяжные". Губашев продолжает отрицать свою причастность к убийству и заявил, что в день преступления находился у родного дяди.

Согласно обвинению, за Немцовым следили на автомобиле ZAZ Chance, в котором нашли генетические следы подсудимых. Для прикрытия у них были две квартиры на Веерной улице (съемная и собственная). Предполагаемый киллер Заур Дадаев, его подельники, по версии следствия, братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Бахаев. Еще один обвиняемый Беслан Шаванов погиб при задержании. Дело в отношении предполагаемого организатора — Руслана Мухудинова — выделено в отдельное производство, сейчас он находится в розыске. 

Как полагает обвинение, Шадид Губашев причастен к подготовке, слежке и сокрытию улик, он вел слежку за Немцовым, а после убийства скрывался в Чечне.

— Подсудимый Губашев Шадид, желаете дать показания? — начал заседание судья Юрий Житников. После утвердительного ответа Шадида в зал пригласили присяжных.

НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Первым вопрос задал его адвокат Хадис Магомедов.

— Как вы стали подсудимым? Расскажите все, что вам известно.

— Я не понимаю ваш вопрос. Этот вопрос снимается, — тут же возразил судья.

— Совершали ли вы предъявленное вам преступление? 

— Нет. 16 марта 2015 года я дал показания, следователь задавал мне этот вопрос. В тот же день сказал, что не знаю никакого Немцова. Только слышал о нем, — ответил Губашев.

Он рассказал, что проживал в частном доме в деревне Козино вместе с братом и Бахаевым, редко ездил в Москву, пару раз был в районе Кремля. В январе 2015 года он провожал своего дядю в аэропорт, тогда заехал в гости к Дадаеву в районе Кунцево. "Мы вместе выросли, учились в одной школе, росли", — добавил Шадид.

На вопрос, следил ли он за Немцовым и давал ли ему Дадаев какие-то указания для подготовки к преступлению, подсудимый ответил отрицательно. "Я не придал значение, когда по телевизору сообщили, что убили человека", — отметил Губашев.

Кроме того, до задержания он не знал Мухудинова и не общался с ним. Также Губашев говорит, что никогда не ездил в ZAZ Chance. "Не видел эту машину, мне на допросе следователи сказали про машину", — продолжал Шадид, добавив, что они с братом Анзором никогда не хранили оружие, которое было обнаружено у них дома. Бахаев подтвердил показания Губашева, сказав, что они жили в одном доме в Козино и он никакого оружия у них не видел.

Про свою работу Шадид рассказал, что деньги зарабатывал в основном за перевозку стройматериалов на своем Камазе. Он не смог ответить, сколько в среднем зарабатывал в месяц, отметив, что ему хватало на жизнь, помогал брату Анзору и еще оставались деньги на отдых с девушкой.

— Вы пользовались жилищем на Веерной? — продолжил допрос адвокат Анзора Губашева Муса Хадисов.

— Я там был один раз, когда к Зауру приезжал в гости. Помню, что это был 46-й дом. На Веерную в дом 3 около четырех раз приезжал, не жил там, был в гостях, — ответил Шадид.

Далее свои вопросы задала прокурор Мария Семененко.

— Поясните, вы ездили к Дадаеву в Кунцево? — уточнила она у Губашева.

— Я не буду отвечать на ваши вопросы. Если зададут вопросы уважаемые присяжные — отвечу.

— Хорошо, тогда задам еще вопрос. Как вы сможете объяснить, что в двух квартирах на Веерной находятся ваши генетические следы и Мухудинова? Вы же говорите, что с ним не знакомы.

— Спросите у экспертов.

— Тогда как вы объясните, что на изъятых вещах из квартиры, в частности на ваших вещах, оказались продукты выстрелов?

Губашев продолжал игнорировать вопросы Семененко.

— Известно ли вам, что после убийства Немцова ваш брат Анзор и Беслан Шаванов покинули Москву, потом за ними улетели Дадаев и Артур Геремеев?

В ответ — молчание.

— Хорошо, тогда поясните, когда вы проживали в Козино, встречались ли с Бахаевым? Знаком ли вам Беслан Шаванов? Если нет, то как объясните, что 26 февраля вы были во Внуково и связывались с ним, а потом довезли его до Веерной?

Адвокат Дадаева Марк Каверзин возразил, что прокуратура "неправильно формулирует вопросы". Судья отклонил этот протест.

— Домработница, которая прибиралась в квартире, Исоева Зарина (ранее ее допросили в суде — прим. Каспаров.Ru) также видела вас на Веерной. Она вам знакома? — спросила Семененко

Шадид продолжал держать оборону и бойкотировал вопросы прокурора.

— Объясните, что вы делали 28 февраля в день убийства? Если вы находились дома, то, согласно детализации, сразу после убийства, когда Дадаев вместе с Шавановым вернулись на Веерную в 1:50, вы также появляетесь там в 3:48?

— Скажите, пожалуйста, откуда взялась коробка одной из "боевых трубок" на Веерной? Следующий вопрос. Вы утверждаете, что не были знакомы с Эскерхановым, но его задержали в той самой квартире, где обнаружили вашу зубную щетку? — несколько вопросов задала Семененко, но в ответ ничего не услышала.

Следующим вопросы задал адвокат со стороны семьи Немцовых Вадим Прохоров. Его интересовало, встречал ли он Шаванова в аэропорту.

— Уважаемый адвокат, не хочу вас обижать, но я хочу, чтобы вопросы задавали присяжные, — ответил Губашев.

Прохоров попытался задать еще несколько вопросов. Про поездку на Веерную в три часа ночи после убийства Губашев сказал, что заезжал в гости. Ситуацию с его поездкой в Ингушетию в марте 2015 года он прояснить не смог, заявив, что уже не помнит все детали.

— С родственниками пили чай, в Чечню потом поехал навестить родственников. У моей тетки день рождения был, — вспомнил Шадид.

Адвокат Ольга Михайлова, также представляющая в суде сторону потерпевших, поинтересовалась, хранил ли он номер Геремеева в своем телефоне. Обвиняемый ответил отрицательно и настаивал, что не знаком с ним.

— Как вы тогда объясните, что в вашем телефоне обнаружили контакт Геремеева? — продолжала Михайлова.

— Нету там ничего! — замешкался Шадид.

— Как нет? Мы исследовали телефон в суде.

— Такого не было!

Судье передали несколько записок с вопросами от присяжных.

— Можете сказать, где вы находились 26 и 27 февраля 2015 года? — председательствующий зачитал вопрос.

— 25 числа проводил знакомого в аэропорт Внуково, потом заехал к Дадаеву. Точно не помню, Заур попросил встретить его знакомого Бесика. Когда меня арестовали, узнал, что это был Беслан.

Как утверждает Губашев, потом Шаванова он отвез на Веерную и больше с ним он не виделся. 26 февраля, продолжал Шадид, он навестил своего дядю Амина Айтамирова на Нарвской улице. Затем в два часа ночи вернулся к себе в Козино. На следующий день ему снова позвонил дядя и предложил вместе поужинать. А в ночь с 27 на 28 февраля ему позвонил Дадаев, предложил к нему заехать на Веерную, 3, утверждает Губашев. 

— Зачем связывались с Дадаевым после 28 февраля, — еще один вопрос от присяжных.

— Ну спросил, как у него дела. Дадаев потом сообщил, что уехал, — скомканно ответил Шадид.

Далее присяжные просили пояснить, как на его одежде нашли следы горения от выстрела.

— Я не отрицаю, что кепка и кофта [изъятые в ходе обыска] мне принадлежали. Как оказались эти продукты выстрела на моих вещах, я не знаю.

Прокурор Семененко снова попыталась задать вопросы о его генетических следах, обнаруженных в ZAZ Chance.

— Не знаю, мне это не интересно, как оказались эти следы. Я там не сидел, — внезапно ответил Губашев.

— Следующий вопрос, если вы пользовались только своим телефоном, то как объясните, что "боевые трубки" включались именно в тот момент, когда отключался ваш мобильный?

— Я буду только присяжным отвечать, — сказал после долгой паузы Шадид.

Прокурор попросила огласить показания Губашева, которые он давал на предварительном следствии. Присяжные удаляются в совещательную комнату, в их отсутствии судья будет решать вопрос об оглашении показаний. Семененко листает тома дела и уточняет, что просит частично зачитать показания. Защита не возражает, но настаивает, чтобы огласили протокол допроса только за 16 марта 2015 года. Губашев поясняет, что до этой даты он давал показания под давлением и некоторые вещи, зафиксированные в документе, он не говорил.

— Вы ставили подпись в протоколе?

— Не ставил, — возразил Шадид.

Ему показали протоколы, тогда подсудимый заявил, что это не его подписи. Судья замолчал, продолжил перебирать бумаги. Он не смог вынести решение и отложил заседание на завтра.

Андрей Карев

Реклама
Материалы сюжета
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Керамическая плитка для пола удобный и практичный отделочный материал, пишет http://nowyny.com.