Эта неделя и ее события четко делятся на две части – понедельник-четверг (3-6 апреля), до ракетных ударов США в Сирии, и пятница, 7 апреля, после ракетных ударов. В ночь с 6 на 7 апреля, произошел "разрыв непрерывности", ситуация в мире сильно изменилась. Сперва поговорим о первой части недели.

Последствия теракта

Два важнейших события имели место в начале недели: теракт в Петербурге и химическая газовая атака в Сирии. Наиболее проницательные деятели антипутинской оппозиции – Гарри Каспаров, Андрей Пионтковский, Андрей Илларионов – мгновенно разобрались что к чему: "Теракт устроил тот кто рассчитывал получить от него максимальную выгоду". И мы знаем кто это.

Но и в ведущих СМИ США люди не глупые. Вот передовица Wall Street Journal от 5 апреля:

Спецслужбы России и Киргизии установили, что подозреваемый в совершении теракта в санкт-петербургском метро – россиянин киргизского происхождения. В ближайшие дни Кремль, вероятно, использует теракт, чтобы нагнетать националистические чувства и полировать свои знаки отличия за непоколебимое участие в мировой борьбе с исламским терроризмом. Поэтому стоит отметить, что в Сирии – на самом важном поле битвы в этой войне – российское правительство очень старалось избежать ударов по ИГИЛ.

Смерти в Санкт-Петербурге – трагедия и злодейство, независимо от того, кем окажется виновник. Но цинизм, с которым режим Путина использует угрозу терроризма в своих целях, не менее безобразен.

Заметьте, это пишут не "безумно левые, почти якобинские" газеты и сайты Washington Post, NY Times, BuzzFeed, Daily Beast, CNN, NBC в рамках "новых выпадов против Путина и Трампа". Нет, это пишет "образцовая" республиканская консервативная газета.

А Washington Post пишет по сути то же самое (даны только тезисы выделенные самой газетой), но более развернуто:

1. Путин будет использовать атаки (теракты) для того, чтобы подчеркнуть точки соприкосновения с Западом.

2. Путин сможет и дальше игнорировать (российскую) оппозицию.

3. Путин извлечет пользу от краткосрочного скачка популярности. В российских СМИ слышится неутихающая барабанная дробь риторики "единения вокруг лидера".

4. У Путина будет больше свободы действий для принятия суровых мер против подозреваемых в терроризме... Прошлогодний "Закон Яровой" расширил масштаб правительственной слежки и ввел тюремный срок за терроризм и "массовые протесты" для граждан, начиная с возраста 14 лет. Теракт в Санкт-Петербурге только усилит (репресивный) тренд и еще больше ограничит российские гражданские свободы.

Словом, и "мозг" российской оппозиции и СМИ США – правые и левые – сходятся в выводе: "Смотрите на того, кому теракт наиболее выгоден".

Первые последствия химической газовой атаки в Сирии

Стоит процитировать неподражаемого украинского фельетониста Василия Рыбникова (фельетон "Режиссеры-постановщики"): "Нежный росток проклюнувшейся дружбы на крови (теракта в Петербурге) между Путиным и Трампом сгинул под слоем боевых пестицидов вместе с сирийскими детьми".

Здесь нужно рассмотреть краткую последовательность событий:

1) Сразу после петербургского теракта, вечером (по вашингтонскому времени) 3 апреля президент Трамп позвонил Путину и выразил соболезнование. Если не ошибаюсь, было сказано и несколько слов об "общих усилиях в борьбе с террором". Это отметили комментаторы в США и Европе.

2) 4 апреля стало известно о химической атаке ВВС Асада. Погибло более 80 человек включая детей.

3) Президент Трамп заявил, 5 апреля, что, применив химическое оружие, правительство Сирии "пересекло красную черту", и возложил часть вины за ситуацию в Сирии на бывшего президента Обаму. Трамп сказал много плохого об Асаде, но ни разу не упомянул Путина и Россию.

Одновременно госсекретарь Тиллерсон (лицо №3 Администрации) выдал умеренную критику в адрес РФ: "Мы думаем, что российской стороне пора хорошо подумать о необходимости дальнейшей поддержки режима Асада".

Вице-президент США Пенс (лицо №2) высказался жестче: "Для России настало время выполнить обязательства по уничтожению запасов химического оружия в Сирии в соответствии с соглашением 2013 года".

Постоянный представитель США при ООН Хейли высказалась совсем жестко: "Вашингтон готов применить ответные меры в Сирии, не дожидаясь решения Совбеза ООН". Во время дебатов в Совбезе ООН (5 апреля) Хейли резко раскритиковала Россию за неспособность обуздать своего союзника – сирийское правительство. "Сколько еще детей должно умереть, чтобы Россия наконец обеспокоилась?"

Короче, есть серьезные основания думать, что Василий Рыбников был прав: по итогам событий 3-6 апреля в Петербурге, в Сирии, в Вашингтоне и Нью-Йорке Путин ничего не выиграл. Пожалуй, даже проиграл.

7 апреля, после ракетных ударов

Основные события читателям известны, нет необходимости заново их описывать. Но нужно попытаться ответить на главные вопросы.

1) Что заставило президента Трампа сделать решительный шаг?

"Эмоциональную компоненту" я отбрасываю: Трамп – хороший актер. Что более вероятно, Трамп решил "зачеркнуть российский след" в своей карьере. Еще более вероятно, Трамп получил жесткие рекомендации от Совета Национальной Безопасности (СНБ) CША.

Кстати, 5 апреля стало известно, что главный стратег и идеолог Трампа Стив Бэннон ("Leninist" и "ярый враг элиты", как он сам себя называл) покинул СНБ. Теперь там заседают вменяемые и здравомыслящие люди под руководством генерал-лейтенанта Макмастера. Вполне возможно, Бэннон скоро покинет и Белый Дом.

2) Кто теперь с Россией и кто против?

Сразу же выяснилось, что позицию Кремля ("Действия Вашингтона – акт агрессии, противоречащей международному праву!") поддерживают только "асадовский кусочек Сирии", Иран... и все. Возможно, Путина еще поддержат КНДР, ЛНР-ДНР, Северная Осетия. Может быть еще Беларусь с Таджикистаном?

И, разумеется, Китай напрочь отсутствует в этом списке. Китай вполне нейтрален.

Согласно china.org.cn, 7 апреля МИД Китая осудил химические атаки в Сирии и поддержал "независимое расследование ООН по данному вопросу". Также МИД Китая "призвал все стороны предотвратить дальнейшее ухудшение ситуации в Сирии".

Не забывайте, 6-7 апреля Си Цзиньпин вел важнейшие – и вроде бы удачные – переговоры с Трампом, во флоридской резиденции Трампа Мар-о-Лаго. Китай теперь крупнейший торговый партнер США; двусторонняя торговля товарами в 2016 году достигла $519.6 миллиардов (против $62 миллиардов в торговле с Россией). Плюс свыше $100 миллиардов взаимной торговли услугами. Стоит ли все это ставить под удар из-за кремлевского "сяо шацзы"? Конечно нет!

А все Западные страны, включая Турцию и Саудовскую Аравию, США поддержали. Кремль в показательной изоляции.

3) Будет ли остановлено расследование по "делу Трамп – Россия"? Нет, не будет. Посмотрите заголовки СМИ США (nytimes.com, washingtonpost.com, wsj.com) oт 7 апреля.

4) Продолжится ли ухудшение отношений США и РФ? Очевидно, да. Для примера, загляните сюда "Ракетный удар США по Сирии ставит под удар отношения США с Россией".

До чего может дойти эта эскалация? Надеюсь, все пока ограничится введением новых жестких финансово-экономических и политических санкций против РФ.

5) А как насчет Украины?

Видимо, не случайно в первую неделю апреля парламент ЕС наконец проголосовал – после трехлетних проволочек – за предоставление Украине безвизового режима. Почти одновременно – и тоже не случайно – Канада и Украина подписали очень важное соглашение о военном сотрудничестве; поставки канадского летального оружия Украине начнутся после урегулирования последних формальностей. Администрация США не возражает.

Александр Немец