Поставленный вместо А. Улюкаева министром экономического развития М. Орешкин, несмотря на молодость и неопытность в аппаратных играх, тем не менее уже успел зарекомендовать себя весьма умелым комбинатором по снабжению Путина "нужными" цифрами и данными, благоприятными прогнозами. С тем, чтобы нацлидер в своих прямых линиях, выступлениях, интервью мог бы вешать лапшу своим подданным о том, что экономика России якобы уже оттолкнулась от "дна, который нащупывал" бедолага Улюкаев и приспособилась к кризисным явлениям.

Буквально накануне обострения ситуации в Сирии, 6 апреля на пресс-конференции Орешкин в очередной раз решил погладить по "патриотической шерсти" кремлевского шефа тем, что представил улучшенный прогноз развития экономики на 2017 год. Из него следует, что российская экономика в 2017 году вырастет больше, чем ожидалось ранее, — до 2%. В прежнем прогнозе предполагалось, что этот показатель составит 0,6%.

В обновленном варианте в 2017 году ВВП будет увеличиваться на 2% после сокращения на 0,2% в прошлом году, т.е. в 10 раз (!). Хотя в 2018–2020 годах экономический рост составит более скромную цифру — 1,5% ежегодно. В любом случае, по Орешкину, до 2020 года российская экономика будет в тренде роста, хотя бюджетный дефицит никто не отменял.

Между тем, как бы ни притягивались экономические данные, все же "орешкин труд", по крайней мере на ближайшую перспективу, превращается в мартышкин труд. Путину после того, как американские "Томагавки" разбомбили сирийскую авиабазу, уже не понадобится никакой так называемый обновленный и вообще любой благоприятный прогноз экономики.

Я продолжаю утверждать, что последние действия Трампа в Сирии — это подарок Путину, вернее даже два подарка. Первый — дает возможность продолжать и затягивать войну в Сирии. Ведь кремлевский чекист провоцировал эту войну много лет подряд. И то, что США при Трампе спровоцировали обострение войны в очередной раз, это лишь подарок Путину.

К сожалению, не все понимают, что это звездный час для Путина, потому что сегодня можно снова возобновить логику войны. Можно выйти к собственному народу и сказать: "Нам объявили войну" — и все свои финансово-экономические проблемы списать на войну. Если раньше "из-за Обамы" мы не получали пенсий, то теперь — из-за Трампа. Это и есть второй подарок. Не говоря уже о том, что дальнейшая эскалация ситуации в Сирии и регионе приведет к росту нефтяных цен, что будет на руку Путину для продолжения финансирования своих авантюристических агрессивных планов.

Позволим себе предположить, что если бы не было "Томагавков", то в Кремле придумали бы другие, не менее деструктивные инструменты для предотвращения роста нефтедобычи, ведущей к снижению цен на это сырье — страшный сон для кремлёвских чекистов-клептократов, правящих за счет нефтяной ренты. Не будем забывать о том, что сирийский конфликт возник в меньшей степени под влиянием "арабской весны", а в большей степени из-за того, что Асад под давлением Москвы воспротивился прокладке трубопровода по своей территории по доставке катарского природного газа транзитом, включая Турцию, в Европу.

В Кремле как огня боятся диверсификации газовых потоков в Европу и роста мировой добычи нефти прежде всего в регионе Ближнего Востока, угрожающего ценообразованию, устраивающему путинский олигархат. Путин будет делать все возможное и невозможное, чтобы мировой рынок нефти и газа соответствовал его представлению об уровне объёмов, ценообразования и наличия тех или иных игроков на мировом рынке углеводородов. Неспособный собственными силами развивать внутреннюю экономику, он понимает, что в противном случае его постигнет участь СССР, развалившегося под действием нефтяного коллапса.

Даже если Асад уйдет под давлением Вашингтона (некоторые допускают эту возможность), это не означает, что Путин позволит стабилизироваться ситуации в Сирии и вокруг нее. Его прямой интерес, по крайней мере на нынешнем этапе противостояния с Западом и слабой внутренней экономической повестки, состоит в том, чтобы как можно дольше сохранялась неопределенность и нестабильность в главной мировой нефтяной колонке — на Ближнем Востоке. Его этому учили в известных учебных заведениях в прошлом, и в этом ему подыграл Трамп.

Кямран Агаев