Начну по традиции, заведенной в блогах уважаемым коллегой Евгением Ихловым, с эпиграфа. С "Глобуса" Игоря Талькова.

"Не вращайте глобус,
Вы не найдете,
На планете Земля стран таких не отыскать,
Кроме той роковой,
В которой вы все не живете,
Не живете, потому что нельзя это жизнью назвать".


Тальков был гениально прав — и в то же время ошибался. Прав в том, что жизнь в некоторые эпохи и в некоторых странах невозможно назвать таковой. Ошибался — в том, что "стран таких не отыскать" (кроме СССР, понятное дело). Но это, увы, всеобщая болезнь "уникальности": или мы — самые распрекрасные, или — такие жуткие, что хуже и не бывало. Но все равно — уникальные, самые-самые.

Так вот, к печали сторонников уникальности, страны такие на глобусе есть. Нельзя сказать, что их осталось много — но они существуют. И одна из них у всех сегодня на устах.

По Северной Корее есть две ставшие ныне популярными позиции. Обе неприемлемы, хотя и в разной степени.

Одна звучит примерно так: "Да раздавить их — и все дела! Это же рабы, это же зомби! Выкорчевать вместе с вождем!! Каждый народ достоин своей власти!"

Увы, видимо, тут дело — в недостатке элементарной эмпатии. Или — сострадания. Или — в недостатке понимания, что там люди живут. Точно такие же, как пишущие. А в том, что "каждый народ достоин своей власти", вообще нет ни логики, ни доказательств — как в любой трескучей расхожей фразе. (Испанский народ, к примеру, еще в 1975-м был достоин диктатуры Франко, а в 1977-м — уже реформ при Хуане Карлосе I. А народ — тот же самый, и революций там не было).

И есть вторая позиция. Ее выразила уважаемая Татьяна Росс.

"Но северокорейцы пока только пугают. И говорят об испытаниях, которые толком никто не видел. Товарищ Ким (повторяю) пугает. Но он ни с кем не воюет, никого не аннексирует. Это его вовсе не оправдывает и не обеляет. Просто в сравнении с товарищем Путиным..."

Думаю, не надо сравнивать несравнимое. Да, упомянутый "товарищ" вызывает вполне понятные чувства и эмоции. Но мы сейчас все же не о нем. И сравнения даже сегодняшней России с Северной Кореей выглядят все-таки несколько нелепо.

Был и визит Кима II в Москву. Надеюсь, все еще помнят, как тогда через всю страну ехал поезд "вождя", сбивая все графики и заставляя людей в дачный сезон часами ожидать электрички?

Но... как это пхеньянское руководство ни с кем не воюет, никого не аннексирует?! А как же собственный народ?!

Нужно очень хорошо представлять: ядерное оружие и ракеты, вокруг которых и поднялся шум, — это всего лишь средство для запугивания мира и поддержания т.н. "суверенитета". Который понимается как право властителя делать с подданными (в таких странах, разумеется, никаких граждан нет, есть только подданные) что заблагорассудится. Вот самозваный император Центральной Африки Бокасса своих подданных просто ел. В буквальном смысле. Потом французские парашютисты помогли его свергнуть, поскольку ядерного оружия у императора не водилось.

А у Кима III оно есть. А если и нет, если он блефует, то реально есть артиллерия, которая может достать до столицы Юга.

Кстати сказать, были и покушения на глав Южной Кореи, и подрывы авиалайнеров, и похищения граждан иностранных государств, и артобстрелы южнокорейской территории. А убийство брата "вождя" в Малайзии случилось уже в этом году. Так что про "ни с кем не воюют" — это, мягко говоря, не вполне так.

А теперь самое главное — как люди-то там живут?

Нет, их, как правило, не едят — хотя голодомор в Северной Корее в 90-е был — вожди сумели довести страну до ручки безумной милитаризацией и закрытостью. Говорится о множестве погибших, сколько точно, не знает никто. Есть мнение, что от сотен тысяч до миллиона человек. Так что очень возможно, что были случаи людоедства.

Вот вообразите страну, где народ разделен на касты. А система "сонбун", определяющая принадлежность к социальным слоям — это именно касты, а не что-то еще. Есть три "социальных слоя" — "основной", "колеблющийся" и "враждебный". Причем этот самый "сонбун" наследуется по мужской линии. Был прадед при японцах сельским старостой — и всё тут. И неважно, что "неправильный" родственник умер полвека назад — о хорошей работе, о поступлении в вуз, а скорее всего, и о проживании в столице речи уже не идет. А туристы могут сколько угодно фотографировать более-менее прилично выглядящих столичных жителей — как живут низшие касты, им вряд ли покажут.

Понятно, что не покажут туристам ни публичные казни "врагов народа", ни лагеря смерти — пожалуй, еще более изощренные, чем у нацистов. Любого из этих пунктов, по идее, должно хватить для того, чтобы Цивилизация начала задавать любому режиму в любой точке мира вопросы (подкрепленные современным оружием) — такие вопросы, от которых отвертеться нельзя.

Есть и иные составляющие понятия "жизнь" — права и свободы, которые присутствуют хотя бы в каком-то виде даже в самых диктаторских и отсталых странах, но которых нету у северокорейцев. Например, право на частную жизнь или право на свободное передвижение. Просто представьте, что в любой момент в вашу квартиру может зайти управдом — чтобы проинспектировать, чем вы там занимаетесь. А ну как чем-то неблагонадежным?! В Северной Корее — может. Запросто. Поскольку население распределено в "народные группы", контролируемые руководителем — "инминбанджаном".

Государство стремится контролировать всё. Это — северокорейские узаконенные образцы допустимых причесок

Право на свободу информации. Понятное дело, оно там и не ночевало. Интернет — для Кима III и верхушки. Большинству — газеты, телевидение, "общественные собрания", "закрытые политинформации" (а вот уж там внушается самая мерзкая шовинистическая жуть, которую стыдновато выдавать напоказ). А за прослушивание иностранных радиопередач могут и посадить. Или — расстрелять.

Телевизор нам врет? Нет никакого сомнения. Однако в закрытой стране можно делать это иначе. Многие даже представить не могут, как. Вот цитата из журнала "Корея сегодня" (экспортный и переводной вариант, хотя на английском это постыдились публиковать, что там творится с внутренней пропагандой, можно вообразить, хотя это нелегко).

"Джимми Картер, 39-й президент США, встретившийся с президентом Ким Ир Сеном в середине июня 83 (1994) года во время визита в КНДР, выразил свои впечатления так:

— Президент Ким Ир Сен является величайшим из людей, с которым не могут сравниться Джордж Вашингтон, Томас Джефферсон и Авраам Линкольн вместе взятые... Могу с уверенностью сказать, что Ким Ир Сен — бог Солнца и вершитель судеб, превосходящий по величию Гелиоса и всех вместе взятых основателей государств мира.

Старожил политических кругов США, считающийся лидером западного мира, Картер был самолюбив... Но он не смущаясь восхвалял президента Ким Ир Сена..."

Стоит ли просто упоминать прочие права человека?! С ними все обстоит по Воланду: "Что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!"

На фото туристов все будет выглядеть прилично — или почти прилично. Кто-то даже вспомнит поздний СССР. В действительности, перед нами — полигон ужаса, первый круг ада, в прочие туристам вход воспрещен. Северную Корею называют коммунистической страной, но даже от привычных нам образцов "красного фашизма" там остался лишь антураж с красными звездами и знаменами. Рабовладельческая диктатура, схожая с древними царствами Междуречья, где рабами или надсмотрщиками были практически все, кроме царей, — вот что это такое.

Конечно, большая часть информации о том, что происходит в закрытом северокорейском обществе, исходит от беженцев. Вот один из примеров:

"То, что я помню больше всего в лагере, как тюремные охранники убивают людей без всякой причины. Я был свидетелем многих казней. ...Внешний мир, конечно, не знает, что происходит в КНДР и в её лагерях смерти — мир мало интересуется Северной Кореей".

Очень много тех, кто беженцам не верит. В свое время на Западе не верили русским, рассказывающим о подвалах ЧК, считали это преувеличением и едва ли не клеветой. Действительность оказалась масштабнее рассказов отдельных выживших, а потому — страшнее.

Допрос. Зарисовка по рассказам беженцев. Как ни странно это звучит, одна из наименее жутких

Но как они вообще живут (или — не совсем живут, если вспомнить песню Талькова), почему не превратились в трупы?

А это — благодаря тому, что любой тоталитарный режим, при котором, вроде бы, существует строгий порядок (на который так любят упирать "патриоты"), всегда на деле ведет к бардаку. Законы принципиально нефизиологичны и невыполнимы, поэтому люди вертятся как могут. Тому же "управдому"-надсмотрщику можно, например, дать на лапу. В XXI веке режим чуть-чуть ослабили, разрешили некоторые виды предпринимательства. И понеслось: человек собирает деньги, чтобы дать взятку начальству, после этого он будет числиться на работе (догадайтесь, куда пойдет его зарплата), ибо он обязан там числиться, а сам торгует на рынке. Или занимается приграничной торговлей. Вот откуда взялись помянутые мною холодильники — символы благосостояния "новых северокорейцев" (холодильники, понятное дело, без электричества не работают, да и хранить там особо нечего, это именно символы).

Коррупция в Северной Корее, судя по всему, достигла каких-то невиданных высот.

А само государство занимается элементарным вымогательством. Со времен голода 90-х (пропаганда называет тот период "Трудным походом") схема приблизительно одна: усиливается милитаристская риторика, потом что-то запускают или взрывают на полигоне... и требуют гуманитарки от мирового сообщества. На некоторое время пропаганда успокаивается, потом все начинается заново.

При нобелевском лауреате схема исправно работала. Теперь, похоже, ей настал конец.

Это очень неполное описание того, что там творится. Но вполне достаточное, чтобы сделать определенные выводы. 

Примерно 24 миллиона живых людей, чувствующих все то же, что и вы, дорогие читатели, являются заложниками клики гангстеров не вполне ясного происхождения *), в которой власть передается по наследству. (Вплоть до династических конфликтов — напомню, что недавно в Малайзии был убит старший брат нынешнего "вождя").

Убийство Ким Чен Нама. Похоже, он не сразу понял, что смертельно отравлен...

Группировка утверждает, что обладает ядерным оружием. И, безусловно, обладает огромными запасами пусть и устаревшего, но действующего оружия, которое грозится пустить в ход.

Это, граждане, в нормальном мире называется словом "терроризм". Он ведь включает не только взрывы бомб, но и захват заложников, и реальные угрозы применения оружия.

В таких случаях в мире принято освобождать заложников и нейтрализовывать террористов. "Стратегическое терпение" в противодействии терроризму, идеи о "внутренних делах" или о том, что всё как-то само собой рассосется, ибо любое насилие есть зло — это не метод.

Германский народ понес огромные жертвы во время Второй Мировой. Но вина за эти жертвы — не на Союзниках, а на нацистах. Сегодня мы видим процветающую Германию. Смогла бы она стать такой, как сегодня, если бы к Гитлеру в какой-то момент проявили "стратегическое терпение" (например, после освобождения территорий, не входивших в рейх до 1938 года)? Была бы такая Германия похожей на сегодняшнюю?

Есть и иные примеры.

Мировое сообщество не обращало внимания на то, что в самом центре Африки вызрел независимый и, конечно же, суверенный вполне нацистский режим. Обратили внимание (и то не вдруг!) только в тот момент, когда в Руанде режим большинства (субэтноса хуту) начал тотальную ликвидацию меньшинства (субэтноса тутси). Всего за несколько месяцев перебили миллион человек!

Мир вмешался, врезал ракетами по базам осатаневших от крови молодежек режима, по передатчикам "Радио Тысячи Холмов", призывавшего усилить террор?

Ничего подобного. Вмешалась другая сторона гражданской войны, которая шла в Руанде. Геноцид остановили. При этом, конечно, произошли и акты возмездия за содеянное. Было много беженцев — из тех, кто еще вчера резал людей.

И те бессудные расправы над расправлявшимися — тоже, конечно, зло, — но страна перешла хоть к какой-то мирной жизни.

Но если бы мир оставил тогда эти бубнения про "суверенитеты" и "невмешательство во внутренние дела", геноцид можно было бы предотвратить.

И вот сейчас надо ли говорить "но ведь при ликвидации режима в Северной Корее погибнут и мирные жители"? Да, такое случается. Так случилось с немцами в 45-м. Но надо помнить одну простую истину: люди в странах с тоталитарными режимами гибнут каждую секунду. Ежесекундно — и далеко не только в лагерях смерти — уничтожается их жизнь в мире, где люди лишены элементарных человеческих прав. Вдумайтесь — 24 миллиона человек заживо гниют в аду!

Монумент с партийной символикой

Не надо возводить напраслины: те, кто рад, что мягкотелость Цивилизации по отношению к ее врагам сменяется решительностью, якобы "жаждут крови, насилия, разборок по принципу "чей кулак сильнее". Ничего подобного: они ждут, что будет проведена хирургическая операция по ликвидации еще одной крайне запущенной тоталитарной опухоли планеты. Никто же не говорит, что хирург совершает преступление против человечности, когда удаляет безнадежно пораженный орган ради того, чтобы человек продолжал жить.

И, разумеется, если принято решение минимизировать жертвы, усилить экономическое и политическое давление, обождать с ударами "Томагавков", постараться сделать так, чтобы к давлению присоединился Китай, то это — правильно. Главное — не бросать дело на полдороге. Главное — не бросать народ едва освободившейся страны, когда режим наконец-то падет — такое уже было не раз, ничего хорошего из этого, конечно, не получалось. "Дорожная карта" выхода из инферно должна работать долгие годы — и тем дольше, чем дольше был в стране тоталитаризм.

И надо всегда помнить: все люди, невзирая на разницу в менталитетах, довольно похожие создания. Все хотят жить, все хотят жить по возможности хорошо. Северокорейцы — не исключение.

И это рождает надежду, что тоталитарный режим — не навсегда. Даже там.

А вот миру следует помнить: пока существует хотя бы один тоталитарный режим или "гибридная" полутирания, спокойствия ему не видать, есть ли у режима оружие массового поражения, нет ли его.

*) Согласно советским и китайским документам, Ким Чен Ир, Ким II, отец нынешнего "вождя", звался при рождении Юрием Ирсеновичем Кимом. И родился он в СССР, а не в партизанском лагере на горе Пэкту, как о том говорит официальная северокорейская историография (она о многом говорит, семейству приписываются едва ли не божественные способности). Довольно загадочную семейку поставил во главе "красной" части Кореи Сталин. Но думаю, даже он был бы удивлен последующим размахом культа личности "вождей".

Ким Чен Ын (Ким III) у гроба отца. За ним — его дядя Чан Сон Тхэк, некоторое время фактически был человеком №2 в руководстве, впоследствии "разоблачен", арестован и казнен вместе с ближайшими соратниками.

Егор Седов