Подсудимые по делу об убийстве Бориса Немцова (слева направо) Хамзат Бахаев, Темирлан Эскерханов, Шадид Губашев и Анзор Губашев в Московском окружном военном суде. Фото: ТАСС
  • 02-06-2017 (13:00)

"На скамье подсудимых нет лишних"

Прокуратура выступила в прениях по делу об убийстве Бориса Немцова

update: 02-06-2017 (13:55)

В Московском окружном военном суде начались прения сторон по делу об убийстве политика Бориса Немцова. На протяжении восьми месяцев длилось судебное следствие, стороны перешли к стадии прений. Весь вчерашний день перед коллегией присяжных доводы гособвинения представляла прокурор Мария Семененко.

В зал завели подсудимых — Заура Дадаева и Хамзата Бахаева. Остальных обвиняемых — Темирлана Эскерханова и братьев Шадида и Анзора Губашевых — удалили с процесса до конца прений. Дело рассматривает коллегия из 12 присяжных (основной состав) и четверых запасных.

К трибуне подошла прокурор Мария Семененко с огромной кипой бумаг. Другие обвинители, Алексей Львович и Антуан Богданов, выполняли техническую роль: уставили доску и переворачивали листы с расшифровкой детализации.

Прокурор включила микрофон и начала эмоционально рассказывать версию обвинения, делая паузу после каждого слова: "Поздний вечер. 27 февраля. 2015 год. Примерно в 23 часа 31 минуту".

Ранее
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Она напомнила, что подсудимым инкриминируются пункты "ж", "з" ч. 2 ст. 105 ("Убийство группой лиц по найму") и ст. 222 ("Незаконное приобретение оружия") УК РФ.

Затем она начала рассказывать, как проходил вечер 27 февраля 2015 года, что в тот день было совершено "дерзкое, циничное и вызывающее" убийство. Борис Немцов шел по Большому Москворецкому мосту вместе со своей подругой, украинской моделью Анной Дурицкой. Убийца произвел шесть выстрелов из пистолета с глушителем, пять пуль попали в спину политика. Дурицкая толком не разглядела нападавшего, он запрыгнул в автомобиль ZAZ Chance, которым управляли соучастники преступления. Девушка в панике пыталась вызвать скорую, прокурор уточнила, что ее звонок был зафиксирован в 23:32, разговор длился 166 секунд. В 23:51 врачи констатировали смерть Немцова.

"Преступление было раскрыто четко и быстро. Помимо пяти подсудимых на скамье есть еще организатор убийства Руслан Мухудинов и другие лица, которые не установлены следствием. На скамье подсудимых нет лишних", — уверенно заявила Семененко.

Она уточнила, что кроме пяти обвиняемых по делу проходит и Беслан Шаванов, который при попытке задержания (по официальной версии) подорвался на гранате в начале марта 2015 года. "Сейчас ему все равно", — добавила прокурор.

Предполагаемый организатор убийства — водитель бывшего заместителя командира чеченского батальона "Север" Руслана Геремеева Руслан Мухудинов — по-прежнему в розыске. 

Следствие установило, что преступники начали следить за Немцовым еще осенью 2014 года, а для убийства организовали "сложную схему", в которой у каждого была своя роль. По версии обвинения, киллером выступил офицер внутренних войск МВД, бывший сотрудник батальона "Север" Заур Дадаев. Анзор Губашев и Шаванов вместе с ним следили за Немцовым и помогли скрыться сразу после убийства. Остальные подсудимые, Шадид Губашев, Эскерханов и Бахаев, по данным обвинения, вместе с остальными собирали информацию о Немцове, но на месте убийства их не было.

Обвинитель отметила, что по системе "Поток" следователи обнаружили машину ZAZ Chance, а система видеонаблюдения за транспортом в Москве выдала данные, что эта машина не только была на Большом Москворецком мосту в момент убийства Немцова, но регулярно находилась около дома политика и у офиса партии ПАРНАС. Впервые ZAZ Chance камеры зафиксировали 17 ноября 2014 года.

"Так стало понятно, что за Немцовым следили как минимум с ноября 2014 года", — резюмировала прокурор.

Она на протяжении почти семи часов подробно рассказывала, как следствие вышло на обвиняемых, детально описала передвижение машины ZAZ Chance, на доске показала детализацию разговоров подсудимых, кто и кому сколько раз звонил, зачитала результаты всех экспертиз. Было заметно, что присяжным тяжело было воспринимать весь массив этой информации. Судья Юрий Житников несколько раз делал перерывы.

После очередной паузы в прениях гособвинение перешло к изучению детализации так называемых "боевых трубок". Как рассказала прокурор, 2 марта 2015 года был проведен следственный эксперимент с целью установления телефонных номеров, базовые станции которых находились в районе Большого Москворецкого моста.

"Следствию показалось странным, что эти два номера, — Семененко показывает на доску, — были в одном и том же месте и созванивались. Это совпадало со временем убийства Немцова. Эти номера работали недолго, всего шесть дней. Работали вплоть до убийства и потом как будто исчезли".

После детализации "боевых трубок" следствие искало другие местонахождения этих телефонов. Оказалось, что соединения были зафиксированы у дома Немцова на Большой Ордынке и на улице Ивана Франко.

Дальнейшее исследование биллинга "боевых трубок" показало, что сим-карта из одного телефона переставлялась в другую трубку. И у этого телефона уже оказался вполне реальный хозяин — Шадид Губашев. Позже следствие установило по биллингу телефона, что владелец телефона 28 февраля находился в аэропорту Внуково.

Следствие запрашивает, какие рейсы вылетают в это время, и есть ли среди них Шадид Губашев, продолжает прокурор Семененко. Одного пассажира с такой фамилией обнаружили на рейсе Москва — Грозный. Им оказался не Шадид, а его брат Анзор Губашев.

После анализа записи видеокамер в аэропорту и около ГУМа в день убийства следствие получило приблизительное изображение двоих обвиняемых.

"Подсудимые еще не задержаны, а следствие уже знало, что двое у ГУМа — Беслан Шаванов и Анзор Губашев, и их во Внуково провожал Мухудинов", — отметила Семененко.

Кроме того, было установлено, что Анзор и Беслан похожи на двух мужчин с видеозаписи камер наблюдения в Трубниковском переулке, где двое неизвестных оставляют машину ZAZ Chance и спешно покидают место.

Далее по детализации и с помощью данных видеокамер следствие выяснило, что 1 марта во Внуково Мухудинов провожал в Грозный Заура Дадаева и Руслана Геремеева. Позднее следствие по телефонным звонкам вышло на Темирлана Эскерханова.

Так, за день до убийства Мухудинов находился на Кутузовском проспекте в гостинице "Украина" и связывался с неизвестным для следствия номером. Потом за три часа до преступления Мухудинов снова из той же гостиницы связывается с неизвестным номером. Как позже установит следствие, этот "неизвестный номер" несколько раз будет зафиксирован на квартирах по улице Веерной, в которых, как утверждает обвинение, велась подготовка к убийству. Тогда же следствие установило, что Мухудинов звонил Эскерханову.

Аналогичным способом вышли и на Бахаева. Гособвинение настаивает, что раз Мухудинов 7 февраля 2015 года находился на улице Ивана Франко (район проживания Бахаева) потом еще и ZAZ Chance там зафиксировали 26 февраля, то подсудимый мог иметь отношение к преступлению.

"Без показаний подсудимых было понятно, что они имеют отношение к совершению убийства Немцова", — подчеркнула Мария Семененко.

Однако до сих пор непонятно, в чем именно заключалась преступная роль Эскерханова и Бахаева, но это не мешает прокурору Марии Семененко продолжать настаивать на виновности всех пятерых подсудимых.

Обвинитель полагает, что Эскерханов встречался с Мухудиновым в гостинице "Украина" за три часа до убийства Немцова. Прокурор напомнила присяжным, что на допросе Дурицкая говорила, что они с Немцовым могли в тот вечер пойти в ресторан гостиницы "Украина", но затем решили идти в "Bosco Cafe" в ГУМе. На основании этих показаний Семененко сделала вывод, что у преступников был запасной план, и Эскерханов якобы должен был появиться в "Украине" на случай, если Немцов окажется там. Между тем прокурор не пояснила, каким образом обвиняемые могли знать планы Немцова и Дурицкой. Не смогла пояснить Семененко и роль Эскерханова. Она заявила, что он "контролировал безопасный отъезд участников группы после преступления". Но как он проводил этот "контроль", гособвинитель снова не пояснила.

Кроме того, обвинитель посчитала, что Эскерханов в день убийства не случайно находился в баре "Роял Арбат", где в ста метрах в Трубниковском переулке двое неизвестных оставили машину ZAZ Chance.

"Уважаемые присяжные, вам не кажется это странным, что он находился рядом, где была брошена машина? Они знали, где избавиться от машины", — акцентировала Семененко.

С Бахаевым ситуация более запутанная. У прокурора нашлась новая теория о том, что в преступной группе, организованной Мухудиновым, было две некие "подгруппы", которым совершенно не обязательно было контактировать между собой.

"Часто преступники сильно заблуждаются, думая, что раз они не были на месте преступления, то их вину доказать невозможно. Да, в этом состоит сложность заказных убийств. В данном случае мы имеем сложную организованную группу", — сказала прокурор.

По мнению Семененко, Эскерханов и Бахаев друг друга могли не знать, но это не значит, что они, действуя в двух подгруппах, не могли преследовать одну цель. Прокурору так и не удалось объяснить, в чем именно виноват Бахаев, если не считать того, что он жил в одном доме с братьями Губашевыми в подмосковном Козино. Гособвинитель признала, что из всех обвиняемых в этом деле по телефону Бахаев связывался только с Шадидом Губашевым.

"Это было достаточно для того, чтобы знать, что надо сделать и где кого надо подстраховать", — уверена Семененко.

Далее она напомнила присяжным, что в суде Дадаев и Губашев отказались от признательных показаний — якобы они дали их под пытками. При этом она настаивала, что правдивыми были именно первые показания, а изменили их обвиняемые после консультации со своими нынешними адвокатами. Прокурор попросила критически отнестись к показаниям подсудимых.

Потом она попыталась пояснить ситуацию, почему не на всех вещдоках обнаружены отпечатки пальцев обвиняемых. Семененко решила наглядно показать присяжным, как эксперты собирают следы отпечатков с помощью магнитного порошка. Под самый вечер присяжные, наконец, оживились и стали внимательно следить, как прокурор берет стакан, предварительно сжав его, она наносит магнитный порошок. Затем светит фонариком и показывает папиллярный узор.

— Там следы Дадаева показывают, — не выдержал брат подсудимого и выкрикнул из зала.

— Теперь вам покажу, как не оставляют следов, — Семенеко протирает стакан тряпкой и снова проводит ту же процедуру. — Смотрите, вот остался след, но нет четких узоров. Экспертизу провести невозможно.

В конце своего выступления гособвинитель пришла к выводу, что многие доказательства в деле являются косвенными: "Косвенные и прямые доказательства — равны, это как монета, с любой стороны имеет равное достоинство. Что такое косвенные доказательства? Один блестящий хирург сказал: "Когда я делаю трепанацию черепа, я вижу мозг, но не вижу ума. Но это ведь не доказывает, что у человека нет ума. Если мы что-то не видели, это не означает, что не можем сформировать всю картину убийства".

Прокурор Семененко призвала не обращать внимания на презумпцию невиновности: "Сторона защиты может неоднократно говорить о том, что все сомнения трактуются в пользу подсудимых — это и есть презумпция невиновности. Но защита забывает: есть не просто сомнения, а неустранимые сомнения. И на это я прошу обратить внимание. На основании представленных доказательств — я полагаю как сторона обвинения — ответ единственно правильный и справедливый: да, доказано, да, виновны и снисхождения не заслуживают".

Андрей Карев

  • 20-11-2017 (18:02)

Следователь СКР подал иск на 100 000 рублей к фигуранту дела об убийстве Немцова

Реклама