Обвиняемые в убийстве Немцова. Фото: РИА Новости
  • 07-06-2017 (20:07)

"Если возникают сомнения, то опустите камень на чашу весов в пользу защиты"

Представители потерпевших и адвокаты обвиняемых в убийстве Немцова выступили в прениях

update: 08-06-2017 (12:00)

В Московском окружном военном суде на слушаниях по делу об убийстве Бориса Немцова в ходе прений сторон выступили представители потерпевших — адвокаты дочери политика. Следом за ними перед присяжными свою речь произнесли защитники подсудимых. Они заявили о многочисленных нестыковках в обвинении и непричастности к преступлению фигурантов дела.

Немцов был убит в центре Москвы на Большом Москворецком мосту поздно вечером 27 февраля 2015 года. в преступлении обвиняются пятеро: предполагаемый киллер Заур Дадаев и его соучастники — братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев, которые занимались слежкой за Немцовым, искали информацию и помогали скрыться убийце. Еще один обвиняемый — Беслан Шаванов — погиб при задержании в Чечне. Предполагаемый организатор — водитель бывшего заместителя командира батальона "Север" Руслан Мухудинов — скрывается. Заказчик до сих пор не установлен.

После выступления гособвинения на прошлом заседании наступила очередь представителей потерпевших. Адвокат семьи Немцова Ольга Михайлова поблагодарила присяжных за их участие в рассмотрении дела. Как сказала адвокат, она не может дать им совет, какой вердикт вынести по этому делу, поскольку не удовлетворена тем, как было проведено расследование.

"Мы полагаемся на ваше решение и примем любой ваш вердикт, — сказала адвокат. — Если бы сторона потерпевших была бы удовлетворена следствием, то мы могли бы высказать четкое мнение по вопросам, по которым вам предстоит ответить, уважаемы присяжные. СК не раскрыл зверское убийство Немцова у стен Кремля".

Ранее
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Тем не менее Михайлова согласилась с гособвинением в том, что вниманию присяжных был представлен целый ряд весомых доказательств причастности подсудимых к убийству, но доказательств вины Хамзата Бахаева, как считает адвокат, было представлено недостаточно.

"Мы не уверены, что Следственный комитет предоставил все доказательства вины Хамзата Бахаева, мы сомневаемся в доказанности его вины", — заявила Михайлова.

У адвоката нет сомнений в том, что двое мужчин, следивших за Немцовым у ГУМа перед убийством, это Беслан Шаванов и Анзор Губашев. В числе доказательств вины остальных подсудимых — генетические следы Заура Дадаева, братьев Анзора и Шадида Губашевых, найденные в машине ZAZ Chance, которая использовалась для слежки за Немцовым. Адвокат Михайлова подчеркнула, что признательные показания Дадаева и Губашевых подтверждают, что они причастны к убийству политика. По словам представителей потерпевших, подсудимые имели возможность представить свою версию событий, но не воспользовались ей.

По мнению адвоката Михайловой, нежелание подсудимых отвечать на вопросы прокуроров неизбежно вызывает сомнения, подсудимые не были честны, не были убедительны и они не смогли убедить в своей непричастности к убийству Немцова.

"Мы не должны были здесь собираться, и вы, уважаемые присяжные, должны были заниматься своим делами, и мама Бориса Ефимовича не должна была хоронить в день своего 87-летия своего сына", — начал свое выступление адвокат Вадим Прохоров, который также представляет сторону потерпевших.

Он напомнил, что Немцову неоднократно угрожали. "Ответственность за убийство несет нынешний правящий режим", — считает адвокат.

В своей речи Прохоров в основном говорил о плохой, по его мнению, работе следствия, которое не смогло, а возможно, и не хотело выяснить всю правду об убийстве Немцова. Как полагает адвокат, не может быть никаких сомнений в том, что единственным мотивом заказчиков убийства было устранить политическую деятельность Немцова.

"Следствие потерпело фиаско — заказчики не задержаны и не установлены", — полагает Прохоров.

В своей речи Прохоров также отметил, что вина Бахаева так и не была убедительно доказана. Остальных подсудимых он считает причастными к преступлению.

Далее в прениях выступили защитники обвиняемых. К трибуне вышел адвокат Бахаева Заурбек Садаханов.

"Пробил час истины, когда нам придется разобраться между искажением фактов. Моя речь не будет такой пафосной, как у гособвинения. Я не буду делиться с вами догадками", — адвокат обратился к присяжным.

Садаханов в своем выступлении отметил, что на Бахаева следствие вышло случайно. После задержания братьев Губашевых в ходе обыска нашли их телефоны и там обнаружили контакт Бахаева. Вместе с этим подсудимый не отрицает знакомство с братьями, поскольку он с ними жил в частном доме в подмосковной деревне Козино.

Потом адвокат процитировал обвинительное заключение и тут же обратил внимание присяжных, что ни по одному из пунктов гособвинение доказательств не представило. Ни в части "вступления в преступный сговор", ни в части сбора информации о Немцове и "перевозке" других членов группы", ни в том, что за убийство ему предлагали деньги.

"Время и место не установлены, конкретный круг лиц не установлен. Тогда как следователи установили факт этого предложения? Где доказательства того, что Бахаев согласился? Есть только пустословие, обвинение выдает желаемое за действительность", — заявил Садаханов.

Он сомневается, что Мухудинов мог выступить в роли организатора убийства, поскольку работает водителем и не является сотрудником силовых органов. Защитник отметил, что ни на одной из гильз с места преступления, ни в одной из квартир на Веерной, где, по версии следствия, скрывались убийцы, и в машине ZAZ Chance не найдены биологические следы Бахаева. Кроме этого установлено, что маршруты передвижения Бахаева и Немцова ни разу не совпадали.

"За прокурором — закон, за адвокатом — человек со своей судьбой. Вина Хамзата Бахаева не нашла своего подтверждения. Хамзат никак не причастен к убийству", — резюмировал адвокат Садаханов. В свою очередь Бахаев отказался участвовать в прениях.

В ходе второго дня прений выступил адвокат Шадида Губашева Хадис Магомедов. Он начал с того, что привел данные детализации телефонных переговоров своего подзащитного. Ссылаясь на эти сведения, адвокат утверждает, что Шадид не мог следить за Немцовым. Также в записной книге проезда-выезда машин коттеджного поселка Бенилюкс, где находился частный дом Немцова, не зафиксирован номер автомобиля Шадида.

Согласно материалам дела, 17 ноября, 12 декабря 2014 года, 27 и 30 января 2015 года ZAZ Chance был обнаружен у дома Немцова на Большой Ордынке. Как отметил адвокат, снова ссылаясь на детализацию, Шадид находился в Московской области.

"Слежка за Борисом Немцовым исключается, он не садился в ZAZ Chance", — добавил Магомедов. Кроме этого, он заявил, что маршрут движения Шадида ни разу не пересекался с Немцовым.

Акцентируя внимание на материалах дела, адвокат обратил внимание присяжных, что обвиняемый не созванивался с Мухудиновым и Геремеевым. При этом также не отрицает факт знакомства с Бахаевым. "Считаю, мой подзащитный не виновен и прошу вынести оправдательный вердикт", — заключил Магомедов.

Следом выступил адвокат Анзора Губашева Муса Хадисов. Он начал с анализа признательных показаний своего подзащитного. Как утверждает Хадисов, эти показания он давал "обманным путем" и на него оказывали давление. 

— Вы зачем так говорите? — перебил судья Юрий Житников. — Это допустимые доказательства. Уважаемые присяжные, защитник пытается вас ввести в заблуждение, говоря, что на подсудимого было оказано физическое и психическое давление. Ничего незаконного не было во время допроса.

Председательствующий несколько раз останавливал защитника и просил его не оглашать те сведения и материалы дела, которые не были представлены присяжным.

Тогда адвокат указал на то, что признательные показания Анзора не совпадают с показаниями Дадаева. В частности, на допросе Анзор говорил, что слышал несколько выстрелов, когда сидел в ZAZ Chance. Однако, как полагает адвокат, обвиняемый не мог слышать хлопки, поскольку пистолет был с глушителем. Свое выступление Хадисов закончил тем, что попросил присяжных критически отнестись как к признательным показаниям подсудимых, так и к показаниям свидетелей обвинения.

Другой адвокат Анзора Губашева Артем Сарбашев недоумевает, как рядом с мостом у Кремля не было ни одной работающей камеры и как следствие не смогло предоставить качественных видеокадров с места преступления.

"На таком важнейшем объекте не могут не работать камеры. Если бы там не было камер, то мы услышали бы о громких отставках. Получается, нам всем не дали увидеть лица настоящих преступников", — возмущен адвокат.

Он также заметил, что признательные показания обвиняемых разнятся — Дадаев на допросе говорил, что пистолет после убийства они передали своему знакомому, а Анзор в своих показаниях сказал, что оружие выбросили. Кроме того, Дадаев говорил, что первая встреча с Мухудиновым состоялась в ТЦ "Европейский", но нет данных детализации подсудимых, что они там находились. Отсутствуют сведения, как были приобретены "боевые трубки", по которым, по данным обвинения, подсудимые связывались между собой в день преступления. 

"В деле нет фото с главной площади России. Зато появляются какие-то отпечатки пальцев в машине ZAZ", — продолжил адвокат Сарбашев.

По словам защитника, экспертиза видеозаписей с камер наблюдения из аэропорта Внуково и ГУМа имеет общие признаки и точно не указывает на обвиняемых, что они находились в день убийства рядом с мостом. Он полагает, что эту экспертизу не должны были проводить эксперты криминальной лаборатории ФСБ.

"Этот бренд [ФСБ] имеет неоднозначное отношение у общества", — сказал Сарбашев, попросив у присяжных, вынести оправдательный вердикт.

Затем к присяжным вышла адвокат Эскерханова Анна Бюрчиева. Ее выступление присяжные восприняли живо и немного взбодрились после многочасового выступления остальных защитников.

"Уважаемые присяжные, пришло время поставить на чашу весов доказательства обвинения и защиты", — приветствовала присяжных адвокат.

По ее мнению, дело носит политический характер и имеет огромный резонанс. Она заявила, что во время расследования брали всех подряд, а в отношении Эскерханова никаких доказательств так и не было собрано.

"Я считаю, в деле есть много сомнений. Если возникают сомнения, то опустите камень на чашу весов в пользу защиты", — попросила Бюрчиева.

Она настаивает, что Эскерханов оказался не в том месте не в то время. Как уточнила адвокат, ее подзащитный приехал в Москву на заработки в 2013 году. В частности, работал у Романа Гурария охранником, в основном в ночное время и приезжал на Веерную, чтобы отдохнуть и поспать. "7 марта, в день задержания, тоже приезжал и просто спал", — сказала адвокат.

Она ухмылялась, когда комментировала версию гособвинения, что у Эскерханова был запасной план убийства Немцова на тот случай, если его не застрелили на мосту. Адвокат отрицала версию обвинения, что подсудимый хранил скриншот камер видеонаблюдения из гостиницы "Украина", найденный в памяти его мобильного телефона. Добавим, что Дурицкая в своих показаниях говорила, что они с Немцовым вместо Bosco Cafe в ГУМе планировали поужинать в ресторане гостиницы "Украина".

"Не могло быть этого скриншота в телефоне Эскерханова. Согласно протоколу выемки, этот скриншот был из гостинцы Radisson, прокурор вас ввела в заблуждение", — заявила адвокат, отметив, что гособвинение несколько раз таким же образом искажало факты.

Также Бюрчиева напомнила, что Эскерханову вменяется, что в момент убийства он находился в одном из баров на Арбате и ждал, пока его подельники оставят ZAZ Chance в Трубниковском переулке.

"Обвинение связывает то, что не связывается вообще. Зачем он должен был ждать эту машину? Обвинение это не объяснило", — продолжает Бюрчиева.

Еще один факт нестыковки, как полагает адвокат, — местонахождение "боевых трубок". Защитник утверждает, что базовые станции обнаружения этих телефонов не совпадают ни с местонахождением ZAZ Chance, ни с теми местами, где находился Немцов. Бюрчиева предположила, что так называемые "боевые трубки" вовсе и "не следили за политиком", а Эскерханов не знал об их существовании. В конце своего выступления адвокат обратилась к присяжным:

"Есть такая мудрость. Ученик приходит к мудрецу и спрашивает его, почему он все знает. Мудрец говорит: "Я долго живу, и у меня есть опыт". Тогда ученик решает задать такой вопрос: он ловит бабочку, подходит к мудрецу и спрашивает, жива бабочка в руках или нет. "Если скажет "живая", то задушу бабочку. Если нет — отпущу". Сейчас в ваших руках такой большой Эскерханов, 120 килограмм, и вам решать, виновен он или нет".

Андрей Карев

  • 20-11-2017 (18:02)

Следователь СКР подал иск на 100 000 рублей к фигуранту дела об убийстве Немцова

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама