Малая Филевская, 24, к. 3
  • 16-06-2017 (17:49)

Репетиция реновации

Московские власти при расселении отомстили активисту за голодовку у офиса "Единой России"

update: 16-06-2017 (18:55)

На фоне споров о реновации в Москве, на Малой Филевской улице, в уютном зеленом районе, происходит отчаянная борьба жителей отдельно взятой расселяемой квартиры за свои права. Бывших супругов, живущих в разводе уже 17 лет, за просьбу расселить их по разным квартирам городские власти хотят переселить на МКАД. Кроме бывших супругов в квартире площадью не больше 30 метров проживают взрослые сын и дочь У дочери двое своих малолетних детей.

Еще до того, как бывшая семья проиграла суд, строители отключили в квартире газ, электричество и водоснабжение. В подъезде поснимали двери. Осажденные вынуждены набирать воду в бутылки, которыми заставлена и так небольшая квартира, электричество от генератора — помог кто-то из московских активистов.

16 июня выселение должно было произойти при пособничестве судебных приставов. Поддержать выселяемых пришло около полусотни человек. Ведь, возможно, что ситуация, сложившаяся вокруг жильцов этой квартиры на Малой Филевской, может стать общим сценарием для переселения остальных москвичей.

О своей борьбе за достойное переселение рассказывает выселяемая Валентина Махова.

НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Почему не хотите переселяться в новое жилье?

— Потому что нам дают квартиру, по решению суда, на улице Вяземской, около МКАД, Можайский район.

— Это не Москва?

— Нет, это Москва, но этот дом на отшибе стоит, на МКАД окна, мне оттуда до работы добираться в лучшем случае часа два с половиной. Я работаю на метро "Багратионовская", в МФЦ. Оттуда тремя видами транспорта ехать придется, либо уже электричкой от "Сетуни" до "Фили". Но до электрички ещё идти полчаса.

У нас два маленьких ребенка. Один родился уже после решения суда. Бывший муж мой — инвалид, а там ни поликлиники, ни школы, ни яслей — ничего нет. И почему я должна уезжать отсюда, если я здесь всю жизнь прожила, куда-то к МКАД?! Почему нас лишили той квартиры, которую первой здесь предлагали? Мы ж не отказывались, мы попросили разъезда, потому что мы с мужем разведены уже лет 17, наверное. Только попросили, не требовали, попросили. Нас этой квартиры лишили и сразу, без всяких вариантов, решили переселять туда (на Вяземскую).

Обещали подобрать. Мы месяц ждали этого подбора, не дождались, пошли в ДГИ 13 марта, как сейчас помню (Департамент городского имущества). Пришли туда — нам сказали: "Никто ничего подбирать вам не будет".

В тот же день началось разбирательство в суде. Впрочем, об этом в ДГИ Маховым никто не сообщил. Как уверена бывшая семья, разбирательство хотели провести без них. О суде они узнали случайно с помощью Интернета. В ходе судебных заседаний представитель ДГИ заявил, что неоднократно уведомлял бывших супругов о судебном разбирательстве. Были даже приложены фотографии почтовых ящиков, в которые якобы опускались уведомления. Но вот фотографии, как уверяет Махова, были сделаны явно в другом подъезде. В ее подъезде никаких ящиков уже давно нет. Также представитель ДГИ заявил, что бывшей семье предлагались варианты. Маховы утверждают, что вариант предлагался им только один раз, после их просьбы расселить их по разным квартирам, им уже ничего не предлагалось, кроме дома на МКАД.

— Говорят, что это дом для "ссыльных". Все, кто не согласны, они все туда едут. Когда суд у нас там был, народу много пришло, в зал всех не пустили, хотя слушание не закрытое. И вот нам сказали тогда, что когда по суду, то в этот дом.

Я смотрю, все ваши соседи по подъезду съехали. Неужели, все так безропотно согласились на МКАД?

— Нет, вот они, здесь, — показывает на высоченный дом напротив, — в этом доме.

— То есть все ваши соседи переехали сюда, а вы должны ехать на МКАД?

— Да.

— Почему с вами так выборочно?

— Не знаю, может, потому что мы посмели немножко так сопротивляться, чтобы хоть по каким-то нормам нам дали. У нас квартира муниципальная (при расселении муниципальной квартиры очередники по закону должны получать квартиру исходя из социальной нормы в 18 кв. метров на человека). Я даже согласна была с самого начала с дочерью, с двумя внуками, с сыном взрослым переехать в двушку, а мужу бывшему пусть бы дали однушку. Нам сказали, без вариантов, все, и предлагать вам никто ничего больше не будет. Только одна на всех двушка на Вяземской — метраж чуть больше, метра, может, на два-три, чем вот эта. Никакие нормы не соблюдаются.

А есть же нормы, по которым на каждого человека при расселении полагается определенное количество метров?

— 18 квадратных метров. Мы даже этого не просили. Нам по соцнорме положено гораздо больше. Хотя бы чуть-чуть, просто трехкомнатную, чтобы у дочери с детьми хотя бы комната была. Опять получается друг у друга на головах будем жить.

А если бы вам согласились по площади примерно то же, но две разных квартиры?

— Мы бы согласились, конечно. Мы уже согласны, дайте нам здесь квартиру, мы сами как-нибудь разъедемся, разберемся.

То есть вы готовы на ту же площадь, чтобы потом самим разъехаться?

— Да, да… Без вариантов.

Думаете, это месть вам?

— Скорее всего, правда, не знаю, за что. А после суда у нас родился внук. Суд был 10 апреля, а 5 мая у нас родился внучек. Он прописан здесь же, и он в решение суда не входит.

 

Дом, в котором живет бывшая семья, теперь уже точно не пригоден к проживанию. Представители Управы и застройщика сняли во всем подъезде двери, строители с соседней стройки используют подъезд в качестве туалета. Дочь и ее маленькие дети живут по знакомым. Бывшие супруги Маховы и их сын продолжают ютится в осажденной квартире. В квартире постоянно кто-то "дежурит".

Вы так и живете здесь?

— Да.

А как? Здесь же нет воды…

— Вот так и живем. Люди, слава богу, помогают. Мальчишки приходят, воды натаскают.

Электричества, я смотрю, тоже нет, генератор стоит?

— Давно уже нет. 5 мая родился внук, нам отключили и воду всю, и свет. Ну, газ до этого отключили, это ладно, газ, говорят, в сносимых домах отключается, с этим согласны. Интернет, стационарный телефон, отопление, это все отключили ещё в марте месяце. А 5 мая они решили, что и этого мало. Они сняли входные двери, чтоб сюда ходили день и ночь. Им, оказывается, доступа нет, управе. Какой им доступ нужен был, мы до сих пор понять не можем. Я когда спросила: а какой вам доступ нужен? А вдруг вы кого-нибудь затопите, — говорят. Вот кого я могу затопить, если здесь никого уже нет, и у меня воды нет, чтобы я кого-нибудь затопила. Да смешно ж!

И что вы намерены делать?

— Вот сегодня собираются нас принудительно выселять на улицу Вяземскую.

А сколько вас получается в семье?

— Теперь с учетом родившегося внука и бывшего мужа — шесть человек. Три семьи, получается. Сын не сегодня-завтра женится — вообще четыре будет.

Судя по всему, дело не только в том, что бывшая семья попросила расселения. Бывший супруг Валентины Маховой Владимир является координатором движения "Моссовет". Его усилиями перед самыми выборами в 2016 году была организована голодовка очередников у приемной "Единой России".

Вы организовали в свое время голодовку очередников у приемной "Единой России", так, может быть, происходящее это месть за вашу деятельность?

— Да, организовал голодовку очередников в канун думских выборов у офиса "Единой России".

Какие были результаты той акции?

— После голодовки уволили с поста начальника ДГИ Ефимова, его перевели на другую должность, и уволили Ратченко с департамента. У нас много информации было, компрометирующей ДГИ, которую мы предоставили через госпожу Алексееву (Людмила Алексеева, член Хельсинкской группы) господину Путину, вся эта информация в сети.

Господину Путину?

— Ну не товарищу же…

Его чаще называют президентом.

— Это не мой президент.

Этот Ефимов остался при том же влиянии? Он мог влиять на ваше переселение?

— Нет. Влияние? — Это повлияло больше даже на (заместителя руководителя ДГИ Ивана) Щербакова, на которого движение "Очередники Москвы" собрали много компрометирующей информации о незаконном снятии с учета, о незаконной постановке на учет, о перепродаже квартир, предназначенных очередникам, через этот фонд, который был создан при ДГИ. Просто уценяли квартиры и продавали налево.

Маховы пытались жаловаться не только в суд. Собянин на их обращения не ответил. Валентина Махова говорит, что также пыталась дозвониться на прямую линию Путину, но безуспешно.

Впрочем, Маховы не единственные, кто пытается сопротивляться застройщику и ДГИ. В соседнем однотипном доме, снесенном в первый заход, была такая же несъезжавшая семья. Те вроде сумели выторговать себе трешку. В соседнем от Маховых подъезде также живет еще семья из четырех человек. У них пока что есть и свет, и вода.

— Им со стройки бросили кабель, когда дом обесточили. Как они говорят, у них еще суд идет, а у вас уже закончился, а то что апелляция подана, их не волнует, — объясняет Махова. — На первом этаже еще были жильцы. Они боролись-боролись, но устали и переехали.

Как рассказывают жители из того самого обетованного дома напротив, куда Маховы так и не въехали, там тоже все не так безоблачно, как надеялись переселенцы. До сих пор там пустует целый этаж. До сих пор никто не получил документов, подтверждающих право собственности на вновь полученные квартиры.

— Сантиметров тридцать стены. У нас такие стены, и чтобы элементарно повесить бра, не достаточно сверла, нужно перфоратором сверлить. Там слышимость — это вообще. Все отваливается, все пришлось переделывать. У некоторых вообще двери на соплях.

Свой дом за слышимость они называют стеклянным.

Как поясняет депутат Московской городской думы Елена Шувалова, в случае с Маховыми ДГИ не имеет права на выселение, поскольку на решение суда подана апелляция. Кроме того, родившийся ребенок не попадает под решение суда. Он родился позже и прописан в этой же квартире. Его лишать жилья и выселять в никуда — нельзя, требуется как минимум повторное рассмотрение.

— Не подскажете, как депутат Московской городской думы, много сейчас таких, кого вот так пытаются выдавить из квартир?

— Есть такие случаи. Мне никто не скажет точное число, понимаете, несмотря на то, что я московский депутат. Пытаюсь, но пока не могу узнать. Я вот не могу, например, выяснить количество пустующих квартир, хотя по закону о статусе депутата мне обязаны предоставить информацию. Но они уходят от ответа. Нам не известна информация конкретных строительных фирм, у нас доступа нет.

А как нам узнать о таких случаях, ведь часто люди остаются один на один с властью?

— Если только люди сами скажут…

Ближе к 12 дня стало ясно, что в этот день приставы не придут выселять бывшую семью. Люди постепенно начали расходиться.

Тивур Шагинуров

  • 20-07-2017 (14:56)

Судили за брошенный кирпич, подразумевали так и не использованный "травмат"

Реклама