В любой оппозиции авторитарному режиму, действующей в условиях, скажем так, "урезанной политической свободы", всегда есть свои умеренные и радикалы. Они всегда не любят друг друга. Умеренные считают, что радикалы своими чересчур смелыми заявлениями и действиями отпугивают "прогрессивную, здравомыслящую часть правящей элиты, только и мечтающую устроить маленькую "оттепель". И способствуют усилению позиций "бункера", стремящегося "закатать всех в асфальт". Способствуют усилению репрессий. Радикалы, со своей стороны, упрекают умеренных, что те своей половинчатостью, нежеланием называть все вещи своими именами лишь подыгрывают авторитарному режиму, прикрывают его со всеми его мерзостями.

У нас рядовые сторонники тех и других традиционно "поливают" друг друга, не стесняясь в выражениях. Но их лидеры и "знаковые фигуры" все же всегда старались в публичных взаимных упреках не переходить некоторую этическую черту. Эту черту только что перешел Григорий Явлинский, назвавший акцию на Тверской провокационной интриганской выходкой. "Провокационные и интриганские политические выходки, подобные тем, что произошли в Москве 12 июня на Тверской, нами не поддерживаются, в том числе и потому, что они провоцируют умышленное и неоправданное нарушение законов, что у абсолютного большинства людей вызывает отторжение к оппозиции, а в конечном счете ведет к усилению репрессий, как это было, например, после 6 мая 2012 года", — заявил вечный кандидат в президенты от "Яблока".

Заявляя это, когда еще идут неправые суды над задержанными, когда еще сидят на сутках участники акций, брошенные в спецприемники этими неправыми судами, г-н Явлинский решительно становится в один ряд с теми дядями и тетями из образовательных и "правоохранительных" учреждений, которые будут объяснять вышедшим с суток парням и девушками, что им запудрили мозги нехорошие провокаторы и интриганы. После этого все слова г-на Явлинского о том, что полицейскими дубинками не решить проблем страны, что протесты — естественная реакция на беззаконие — не стоят и ломаного гроша в базарный день.

Либо выход на несанкционированную акцию — законная реакция людей на издевательства над ними со стороны властей в процессе согласования акций. Реакция людей, лишенных властями возможности выразить свой протест законно и согласованно. А задержания и осуждения судами только за факт присутствия в определенном месте в определенное время — незаконны. Либо сам факт присутствия на несогласованной акции есть "умышленное и неоправданное нарушение законов", и тогда правы те, кто за это людей хватал, а потом бросал в спецприемники. Правы либо те, либо другие. И ты становишься на сторону либо тех, либо других.

И если ты не становишься на сторону тех, кого били головой об автозаки, держали по 48 часов в обезьянниках и конвейерно отправляли оттуда в спецприемники в порядке "упрощенной судебной процедуры", ты становишься на сторону тех, кто бил головой об автозаки, держал по 48 часов в обезьянниках и конвейерно отправлял оттуда в спецприемники в порядке "упрощенной судебной процедуры". И тогда ты тот самый штрейкбрехер Кейси Джонс, которого даже из рая выкинули за то, что он не поддержал забастовку ангелов-хранителей.

Тем, кто пытается возложить равную ответственность на насильника и его жертву, пора бы уже и крестик снять, что ли.

Потому что невозможно ликвидировать авторитарный режим, не провоцируя его на усиление репрессий.

Любой режим сопротивляется тем, кто хочет его ликвидировать. В меру своей испорченности сопротивляется. Как умеет. Репрессивный режим сопротивляется при помощи усиления репрессий. Это в его природе. Или г-н Явлинский думает, что если подойти к путинскому режиму и вежливо его попросить: "Разрешите вас ликвидировать нежно" — он не будет сопротивляться?

Или г-н Явлинский думает, что те, кто вышел 12 июня, осознавая все возможные последствия, вышел защищать свое человеческое достоинство и свободу, когда-нибудь за него проголосуют? Он правда так думает?

Александр Скобов