Несмотря на то, что во время прямой линии с Владимиром Путиным второй эшелон пропагандистов российского телевизора и допущенные к очам избранные россияне непрестанно курили фимиам, спертый воздух застоявшегося времени из студии так и не выветрился. Да иначе и не могло быть — глупо ожидать амбре из засохшего цветника на погосте. Не в обиду никому, но всех журналистов и блогеров, комментировавших данное мероприятие, все-таки затмила несравненная Фаина Георгиевна Раневская: "Старость — это когда беспокоят не плохие сны, а плохая действительность".

Абсолютно наплевательское отношение федеральных каналов по освещению прямой линии до, и особенно после, одновременно удивило и озадачило. Изумление — неужели все-таки и до них дошло — сошло на нет, как только выяснилось, что излишнее внимание к прямой линии ведет к катастрофическому падению рейтингов — телезритель либо переключался на другой канал, либо просто вырубал телевизор. Смутил поголовный пессимизм и творческий ступор участников любых шоу, где, так или иначе, затрагивались политические темы. Унижение в Париже, протесты 12 июня, предстоящий визит Петра Порошенко в Вашингтон наслаивались на старые циклопические обиды на весь мир. А тут еще появление на горизонте новых санкций из любимой ими всеми Америки, даже в сыром виде, как обухом по голове — ни одного запоминающегося бонмо, хохмы или ахинеи за несколько дней. Когда такое было?!

Показательное отсутствие во время прямой линии знаковых тяжеловесов российской пропаганды тоже о многом говорит. Отмазка — готовятся у себя на передовой канонадой невиданной мощности отметить очередное явление спасителя к народу, ожидаемо не оправдались. Что у Норкина, что у Шейнина, что у Соловьева, что у Бабаяна — пальба из антикварных мушкетов да одиночные выстрелы из устаревших гаубиц. Словесный понос и запор мыслей — других слов и не подберу (А вы пробовали принять слабительное одновременно со снотворным? Очень интересный эффект. — М. Жванецкий).

Но их можно понять — невероятная серость и убожество прямой линии подтвердил скепсис, который царил все предшествующие дни в российском телевизоре. Такое унылое и сумрачное анонсирование события, непосредственно касающегося первого лица государства, я в последний раз видел по российскому телевизору накануне президентских выборов в 2008 году — когда "не отца родного выбираем, а паяца с балалайкой".

Телеканалы отгрызались, кто как мог. Первый звонок Первого канала прозвучал буквально за пару часов до начала прямой линии. Целый час (не метафора) завсегдатаи "Время покажет" пели оду Трампу, его жене, дочери и зятю. Не издевательство ли это — те, кто не имеет права хотя бы словом обмолвиться о жене, дочерях и зятьях Владимира Путина, со слюней на губах распинаются о семье президента США. О счастливом семейном очаге, великолепной форме первой леди, красавице Иванке, молодчине Джареде.

Дальше — больше. Объявив короткий перерыв на новости, пообещав еще много интересного, ведущие исчезли в недрах Останкино насовсем (то есть не появились вообще). И тут вместо новостей канал порадовал телезрителей повтором давнишней передачи Малахова о счастливой семейной паре Табаков — Зудина. И это впритык с началом прямой линии?! За что главный федеральный канал так изощренно поступил с Путиным, я так и не понял. Могли бы и помягче пороптать.

О самом явлении "спасителя" — выключил телевизор, когда президент Российской Федерации объяснял смертельно больной раком молодой девушке проблемы медицины в США и Европе.

Когда пишутся эти строки, прошло всего два дня, — в новостях ни слова о прямой линии. Ни о самом мероприятии, ни о принятых экстренных мерах, ни тебе басни и сказания о осчастливленных счастливчиках, достучавшихся сквозь безмятежные пустоты до самого потентата, что были недельными хитами в предыдущие годы. Нет, конечно, еще будут на выходные и авторская передача вегетарианца Брилева, и Киселев даст пару залпов, наверное, и Соловьев одумается. Но это — дань традиции и не более, и общей картины уже изменить.

Свидетельствую — не проект закона даже, а петиция граждан, поданная на имя президента Украины и набравшая за месяц полсотни голосов, то есть не имеющая даже призрачных шансов хотя бы быть принятым для обсуждения, вызывает на порядок больше энтузиазма, деловой хватки и творческой смекалки у пропагандистов российского телевизора, чем прошедшая бессмысленная и тщетная четырехчасовая прямая линия с президентом России.

Хаёт Алиев