Обвиняемые в убийстве Бориса Немцова. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости
  • 23-06-2017 (12:59)

Вопросный лист противоречий

На какие вопросы предстоит ответить присяжным по делу об убийстве Немцова?

update: 23-06-2017 (13:06)

В Московском окружном военном суде (МОВС) подходит к концу процесс по делу об убийстве политика Бориса Немцова. Накануне председательствующий огласил список из 26 вопросов, на которые присяжным предстоит ответить при вынесении вердикта.

На следующей неделе, 27 июня, судья Юрий Житников закончит свое напутственное слово, после чего присяжные удалятся в совещательную комнату. Согласно уголовно-процессуальному кодексу, если коллегия народных судей из 12 человек спустя три часа не придет к единому мнению, то они должны будут решать судьбу подсудимых голосованием. Впрочем, законодательство не ограничивает присяжных во времени обсуждения. Был случай, что при рассмотрении одного дела присяжные три дня обсуждали вердикт в МОВСе.

Вчера судья раздал участникам процесса свой вариант вопросного листа для присяжных. Этот вариант полностью поддержала сторона гособвинения, но представители потерпевшей стороны и адвокаты подсудимых просили иначе сформулировать некоторые вопросы и внести ряд принципиальных, по их мнению, изменений. Однако судья Житников проигнорировал эти требования.

По теме
Реклама
Ранее
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Список из 26 вопросов состоит из двух частей: первая касается убийства Бориса Немцова (п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ), вторая относится к обвинению в незаконном приобретении, хранении оружия и боеприпасов (ч. 3 ст. 222 УК РФ).

В первую очередь присяжным предстоит ответить, было ли доказано в ходе процесса, что Немцова убили поздним вечером 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту.

Может показаться, что ответ на этот вопрос очевидный. Однако, как рассказала представитель семьи Немцова адвокат Ольга Михайлова, на суде присяжных был случай, когда в деле об убийстве присяжные все-таки ответили отрицательно на вопрос, установлено ли событие преступления, и тем самым оправдали подсудимых.

Второй вопрос относится уже непосредственно к одному из обвиняемых Зауру Дадаеву:

"Если на предыдущий вопрос дан утвердительный ответ, то доказано ли, что указанные в нем действия совместно и согласованно с Губашевым А., Губашевым Ш., Эскерхановым, Бахаевым и лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи с его смертью, совершил Дадаев, который примерно в конце сентября 2014 года согласился на предложение лица, находящегося в розыске, и иных лиц за обещанное денежное вознаграждение в сумме не менее 15 млн рублей лишить жизни Немцова, для чего вступил в группу из соучастников, объединенных между собой по признаку длительного знакомства и имеющих родственные связи <...>".

Далее в этом вопросе подробно перечисляются действия, которые, по мнению обвинения, Дадаев совершил с целью убийства Немцова: следил за политиком, установил его место проживания, искал о нем информацию, покупал телефоны для связи участников преступной группы, 27 февраля 2015 года, вооружившись "9-миллиметровым оружием неустановленного образца", выследил политика и произвел в него "не менее шести выстрелов", а затем скрылся с места преступления на автомобиле Zaz Chance.

Адвокаты со стороны потерпевших и подсудимых не согласились с формулировкой второго вопроса, а именно со слова "совместно и согласованно с Губашевым А., Губашевым Ш., Эскерхановым, Бахаевым". Как считают стороны, утвердительный ответ на этот вопрос автоматически означает, что присяжные соглашаются с тем, что все указанные действия Дадаев совершил "совместно и согласованно" с остальными четырьмя подсудимыми, а значит, их вина тоже доказана. Значит, автоматически присяжные со второго вопроса всем выносят обвинительный вердикт.

Адвокат Михайлова обратила внимание, что если присяжные ответят на вопросы в отношении остальных обвиняемых отрицательно о доказанности их вины, то это сделает вердикт присяжных противоречивым. Между тем это может стать основанием для отмены вердикта судом апелляционной инстанции.

Третий вопрос — если на второй вопрос присяжные ответили "да, доказано", им предлагается решить, виновен ли Дадаев в убийстве. В четвертом вопросе коллегия должна будет ответить: если виновен, то заслуживает ли он снисхождения. В случае, если присяжные ответят "нет, не заслуживает", то Дадаеву грозит пожизненное заключение.

Аналогично сформулированы вопросы по всем остальным подсудимым: Анзору и Шадиду Губашевым, Темирлану Эскерханову и Хамзату Бахаеву. Как и во втором вопросе, действия каждого из подсудимых присяжным придется оценивать только по совокупности с действиями остальных обвиняемых. Вместе с этим формулировки вопросов по всем пятерым абсолютно одинаковые, например,

Бахаеву вменяют те факты, о которых в суде ничего не говорилось:

"Если на первый вопрос дан утвердительный ответ, то доказано ли, что указанные в нем действия совместно и согласованно с Дадаевым, Губашевым А., Губашевым Ш., Эскерхановым и лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи с его смертью, совершил Бахаев <...> предоставил соучастникам жилище, оружие, транспорт, средства связи <...> приобрел огнестрельное оружие и боеприпасы к нему". Согласно обвинительному заключению, Бахаеву ничего подобного не инкриминируется.

Стоит отметить, что в вопросном листе оставлены пустые строчки, где присяжные могут оставлять свои замечания и изменять формулировки обвинения. Хотя, как заметила адвокат Эскерханова Анна Бюрчиева, очень важно, чтобы судья объяснил присяжным, что они могут делать свои замечания в этих местах, иначе эти строчки так и останутся пустыми.

С 17 по 26 вопросы посвящены отдельно эпизоду по обвинению в незаконном приобретении оружия, его хранению и перевозке. В ходе процесса обвинение настаивало, что оружие для убийства Немцова приобрел предполагаемый организатор преступления Руслан Мухудинов, находящийся в розыске.

Тем не менее вопросы сформулированы так, что якобы фигуранты дела все вместе приобретали, хранили и использовали оружие:

"Виновен ли Эскерханов в том, что не позднее 27 февраля 2015 года, действуя в составе группы, созданной лицом, находящимся в розыске, и иными лицами для лишения жизни Немцова Б.Е. в г. Москве приобрел в неустановленном месте у неустановленных лиц, без соответствующего разрешения, пригодное для стрельбы 9-мм патронами огнестрельное оружие неустановленного образца и не менее 6 пригодных для стрельбы 9-мм патронов к пистолету Макарова, <...> совместно с соучастниками хранил их в неустановленном месте, перевозил в салоне автомобиля ЗАЗ-Сенс, <...> а также носил при себе, в том числе до того момента, когда один из соучастников примерно в 23 часа 31 минуту 27 февраля 2015 года применил данное огнестрельное оружие и боеприпасы для лишения жизни Немцова".

И снова данная формулирована дословно касается четырех обвиняемых — братьев Губашевых, Эскерханова и Бахаева. Хотя об этом ни слова в обвинительном заключении.

Формулировка вопроса по этому эпизоду обвинения отличается только у Дадаева. Кроме покупки и хранения оружия, он обвиняется также и в использовании этого оружия для убийства Немцова.

Если присяжные сочтут вину подсудимых доказанной по эпизоду с оружием, они также должны будут решить, заслуживает ли каждый из обвиняемых снисхождения.

 

PS. Выслушав возражения представителей потерпевших и защиты, после перерыва в слушаниях судья Житников зачитал вопросный лист присяжным без единого изменения, с теми же формулировками.

Андрей Карев

Реклама
Материалы сюжета
  • 20-11-2017 (18:02)

Следователь СКР подал иск на 100 000 рублей к фигуранту дела об убийстве Немцова

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама