Провокаторша из НОД
  • 23-06-2017 (21:02)

Мое тело было черного цвета, как кирзовый сапог

Провокаторы из НОД попытались заткнуть рот бывшим заключенным, рассказавшим о пытках

update: 26-06-2017 (15:00)

Похоже, что жалобы на неправомерное применение насилия в зонах начали допекать наше всеобщее начальство. Видимо, оно решило предпринять свои первые контрмеры. 23 июня провокаторы попытались сорвать пресс-конференцию движения "За права человека" о пытках в российских колониях.

С самого начала в пресс-центре "Новой газеты", где проходило мероприятие, было как-то не очень уютно, странные люди пришли на саму пресс-конференцию и стояли у входа в офис. Некоторые из пришедших чуть ли не в упор пытались снимать лица журналистов и других собравшихся.

Другим предвестием скандала стало то, что от канала РЕН ТВ на мероприятие аккредитовалось вдруг сразу 10 журналистов. Их присутствие глава ЗПЧ Лев Пономарев отметил сообщением, что он намерен подать иск к телекомпании за "абсолютно фальшивый фильм". Ранее эта компания уже отметилась рядом провокационных сюжетов об Ильдаре Дадине и правозащитниках, рассказавших о пытках в карельских колониях.

"Несмотря на то, что наше движение 15 лет говорит о насилии, невозможном, страшном насилии в колониях, общество как-то слабо на это все реагирует. Получилось так, что Ильдар Дадин, известный в Москве, да и в России в целом, его судьба привлекла внимание тысяч людей. Пошли пикеты, началось общественное возмущение. Вот этого всего раньше не было, общество было безразлично", — отметил, открывая пресс-конференцию, Лев Пономарев.

НОВОСТИ
Реклама
Реклама

На этот раз правозащитники решили обратить внимание на пытки в кировской ИК-6 и мордовской женской ИК-2. Как отметила Анастасия Зотова, на конференцию были приглашены Уполномоченная при президенте Татьяна Москалькова, представители СПЧ, ФСИН, прокуратуры и Следственного комитета. Однако, во отличие от "рентэвэшников", те, кого эта тема напрямую касается, интереса не проявили.

Вероятно, опасаясь провокаций, Пономарев с самого начала попытался определить регламент конференции: сначала выступают бывшие заключенные, затем адвокаты, родственники, затем вопросы журналистов, и потом уже, по окончании мероприятия, желающие могут выступить, если владельцы помещения им разрешат. Однако эта программа была выполнена лишь частично.

О пытках в кировской ИК-6 рассказала адвокат Наталья Кругликова. Адвокат перечислила целый ряд фамилий граждан, жаловавшихся на грубые нарушения их прав. В их жалобах называются одни и те же фамилии сотрудников и активистов (лояльных начальству осужденных). Никакие жалобы на имя президента и начальства ФСИН не покидают колонию, а конфиденциальная переписка с адвокатом вскрывается.

Видеорегистраторы сотрудников и видеокамеры из помещений ИК периодически отключаются и никогда не фиксируют правонарушений со стороны тюремщиков.

"Последний вопиющий случай в данной колонии — это применение насильственных действий сексуального характера в отношении осужденного Горбунова 15 января 2017 года, — рассказала Кругликова.

"Хочу отметить, что я прибыла в колонию 17 января. Встреча не состоялась. Проведена проверка прокуратурой, и мне отвечают: у вас встреча была десять минут", —

как выяснилось, некая женщина представилась адвокатом Кругликовой и провела беседу с ее подзащитным, не знакомым с ней лично. Видеоархив, как и следовало ожидать, запросить не удалось.

Такой фокус начальство проворачивало дважды. Второй подсадной адвокат дала даже показания против Горбунова, которого обвинили в ложном доносе на тюремщиков. Дисциплинарная комиссия адвокатов Кировской области признала некорректным поведение данной адвокатессы.

Подопечный Кругликовой Эдуард Горбунов подвергся пыткам сразу при поступлении в колонию, его избили, применяли к нему удушающие приемы, выводили раздетым на мороз. В пытках участвовал начальник учреждения и активисты. Однако избиения сотрудникам ФСИН показалось мало.

"Горбунов был изнасилован палкой и паяльником. Паяльником — осужденным, а палкой — начальником учреждения, это мне известно со слов осужденного Горбунова. Десять дней у него шла кровь",

— рассказала Кругликова.

Более 10 дней Горбунов использовал белье, на котором не могли не остаться следы крови, однако следователь так и не изъял данную улику.

"Любимые слова у (начальника колонии Александра) Бибика: "Как докажешь?". Осужденный Романов как-то обращался к нему: "Почему вы меня бьете по голове?", а Бибик ему в ответ: "Как докажешь?" — говорит адвокат.

На аналогичное насилие жаловался также Денис Жуков, сидевший в той же колонии. Чтобы прекратить пытки, Жуков пытался биться головой об стену. Сейчас начальство колонии пытается выдать его за сумасшедшего.

Как рассказал бывший заключенный ИК-6 Гасан Гадиров, у администрации есть специальный "фаллос", которым сотрудники администрации постоянно угрожают заключенным. По его словам, сам он был практически доведен до самоубийства всего за три месяца до своего освобождения.

"Бибик утверждает, что существуют негласные приказы, что президент об этом знает, у нас "зеленый свет", мы можем что хотим творить, идите, кому хотите скажите",

— рассказал Гадиров.

Заключенных начинают избивать сразу при поступлении. Сотрудники намеренно унижают узников, пытаясь превратить их в "живых роботов".

"Там Андреевский флаг висит, в той "шестерке", куда ты денешься с этой "подводной лодки"?"

— говорит Гадиров.

Администрация постоянно муштрует заключенных — "так даже ВДВ не марширует". Зачастую избиения происходят даже в присутствии прокурора области, призванного наблюдать за соблюдением законности в колонии.

После этого выступил мужчина, представившийся Афанасьевым Матвеем Александровичем. Как пояснил Лев Пономарев, он не был ранее знаком с этим человеком и не планировал его выступления, но поскольку тот очень просил, решено было предоставить ему слово.

"Всегда, когда приезжают в колонию, не обязательно ИК-6, всегда с "воронка" — сели, руки за голову, пошли. Тебя бить просто так не будут. Вот какую бумагу вас заставляли подписывать? Бывает и такое, да, не подписал — получил по жопе, но не убили же, меня вот не убили", — эти слова пожелавшего выступить бывшего заключенного вызвали бурную реакцию среди бывших заключенных в зале.

"Не хочу защищать Бибика, я за него много чего слышал, но с 12-го по 16-й год он колонию реально за уши из долгов вытащил, колония зарабатывает, рабочие места есть",

— продолжал не защищать бывшее начальство бывший заключенный.

"Ну вот есть две точки зрения, к нам не обращаются заключенные, которые хорошо сидели", — отметил Пономарев после окончания этого выступления. Впрочем, не все слушатели оказались столь были же благосклонны. Один из бывших сидельцев той же колонии вызвал защитника тюремщиков на разговор.

"Друзья, там только драку не устраивайте", — пытался напутствовать уходящих Пономарев.

Вслед за уходящими визави потянулись и журналисты РЕН ТВ. С улицы еще некоторое время были слышны отголоски разговора на повышенных тонах, но затем оба вернулись в зал. Вроде обошлось без драки.

Тем временем в зале адвокат Маргарита Ростошинская рассказывала о том, что творится в мордовской женской ИК-2. Совершенно нормальным явлением считается в колонии чистка плаца от снега зубными щетками. Стандартный режим работы с шести утра до двенадцати ночи. При этом от заключенных зачастую ранее не сталкивавшихся со швейным производством требуют качественной работы. Брак сурово наказывается. Избиения происходят как со стороны сотрудников колонии, так и со стороны все тех же активистов.

Три женщины потеряли пальцы в результате непрофессионального обращения с машинкой, однако, в медицинских документах одной из них было написано, что она отбила их себе калиткой по собственной неосторожности.

Так же как и в случае с ИК-6, никакие обращения в вышестоящие инстанции успеха не имели.

Рассказ адвоката подтвердила бывшая заключенная ИК-2 Татьяна Гаврилова. На данный момент бывшая узница судится с администрацией колонии. Она заявляет, что у нее есть свидетели того, что ее "практически убивали", и все факты задокументированы. Как отметила освободившаяся, желающих обвинить ее в "ложном доносе пока нет". Изначально Гаврилова была намерена обжаловать свой приговор, поскольку в ее деле были несостыковки, и прокуратура ей это разрешила. Но по прибытии ее в колонию столкнулась с тем, что администрация стала ей препятствовать в этом за то, что она не вступила в актив. Требуя отказаться от пересмотра дела, начальник колонии лично несколько раз ударил заключенную дубинкой по голове. Избиения продолжались и после.

"Пока я там находилась, на территории женской колонии избивали женщин каждый день, в день могли бить неоднократно, — рассказывала Гаврилова. —

Люди спали и по два часа, не с шести до двенадцати, а люди приходили упасть на два часа, неудивительно, что, заходя в колонию номер два, мы видим чистые отутюженные постели, там спать некогда..."

Со слов другой заключенной той же колонии Ольги Шиляевой, женщин заставляют работать иногда более 24 часов подряд, без перерыва на обед и разрешения отойти в туалет. Выходных нет.

"Когда они избитые и уставшие возвращаются в отряд, им не разрешают заходить в каптерку, воспользоваться своими вещами. Спать на кроватях не могут, потому что там все чисто и отглажено, ночью их могут разбудить идти чистить снег",

— поведала Шиляева.

Так же как и Гаврилова, Шиляева подвергалась систематическим пыткам. Особенно часто избивал заключенную начальник "промки" Рыжов, требовавший встать на колени. "Мое тело было черного цвета, как кирзовый сапог. Бил он меня, бил, потом повадился каждый день приходить, думала, что меня там убьют", — жалуется бывшая осужденная.

"Очень много самоубийств там было, кто оканчивал самоубийством, кого забивали, — рассказывает Шияева. — При мне там (довели) одну женщину, ее били на работе, не пускали в отряд, не пускали в туалет, не кормили ее, издевались". В результате 28-летняя Татьяна Чепурина повесилась на собственном платке.

"Ее тело потом бросили, она как собака лежала возле пекарни, ни один морг не хотел ее принимать, я не знаю, куда ее потом дели",

— поясняет бывшая заключенная.

После выступления сиделиц из ИК-2 с места поднялась какая-то женщина и стала кричать, что намерена выступить. Никакие увещевания о том, что ее выступление не предусмотрено, на женщину не действовали. Ушедшие было журналисты РЕН ТВ снова заполонили помещение. Женщина не переставала кричать: "Чем вы лучше фсиновцев? Я хочу рассказать правду".

Она заявила, что сидела в мордовской ИК-2 и хорошо знает тамошнюю обстановку. Что никаких нарушений со стороны начальства она не помнит. Ранее выступившие узницы опознали в ней бывшую активистку из ИК-2, участвовавшую в прессинге заключенных и потребовали от нее прекратить лгать. Кричавшая не стала отпираться, что знакома с ними, и заявила, что одна из них психически нездорова, а вторая наркоманка. Также вмешались родственницы других заключенных той же колонии, попытавшиеся опровергнуть сказанное "активисткой". Весь этот обмен репликами уже вряд ли можно было назвать разговором. В результате владельцы помещения попросили организаторов прекратить мероприятие и удалиться.

Уже на выходе из пресс-центра стало ясно, кто придумал весь этот спектакль. У дверей с каким-то странным плакатом стояла женщина. Подпись под текстом — НОД, при ней также оператор и мужчина, раздающий газетки прокремлевского движения.

Предполагать, что кто-то поверит, что в наших колониях не избивают — странно. В стране значительная часть населения находится в местах заключения, ролики о применении насилия в отношении заключенных можно легко найти на любом видеохостинге. Значит, нодовцы рассчитывают не на дезинформацию, они рассчитывают на безразличие общества, на нежелание каждого конкретного человека "мараться" участием в защите заключенных. "В колониях работают поколениями, и если дедушка заключенных презирал и бил, то и сын, и потом внучок к этому подтягиваются. Складывается отношение такое, что заключенные — это мусор", — отметил на конференции Пономарев. Постепенно в стране складывается отношение к заключенным как людям, навсегда вычеркнутым из общественной жизни не только со стороны тюремщиков, но и со стороны потакающих им равнодушных граждан. Происходит молчаливый сговор мучителей и не желающих знать об этом обывателей. Активное участие означает подвергаться риску сесть, самому стать человеком второго сорта, быть униженным ради тех, кто уже сидит, а на это сегодня готовы немногие.

Тивур Шагинуров

  • 20-07-2017 (14:56)

Судили за брошенный кирпич, подразумевали так и не использованный "травмат"

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама