В профилактических списках экстремистов российской республики Дагестан находится порядка 20 тысяч человек. Участники боевых группировок исламистов, подстрекатели, усердные читатели салафитской пропаганды, прихожане мечетей, родственники религиозных радикалов. Как рассказал Каспаров.Ru дальнобойщик Абу (имя изменено, а свое настоящее он озвучил с принципиально арабским ударением), симпатии к салафизму выросли у него из-за запредельного уровня коррупции в Дагестане и нарушения чиновниками гражданских прав людей. Свой образ справедливого общества он нашел в Интернете. Женщина в этом идеале — человек второго сорта.

Грузоперевозки под знаком экстремизма

Меня если менты на посту тормозят, а "05 регион" (Дагестан) они в России регулярно останавливают, то я пишу объяснительную — с какими целями еду куда-то, что и не думаю ничего плохого совершать. Это оттого, что, по мнению дагестанской власти, я — "религиозный экстремист", и меня поставили на профилактический учет. Я мусульманин, живу, как в Коране написано. Зла никому не причиняю; если человек голосует на дороге — подвезу, накормлю, воды дам. Курю вот только. Салафизм — это не экстремизм, экстремизм — это то, что Путин с народом делает: "Платон" вводит, дома взрывает, войны развязывает, бандитам власть дает.

В Дагестане больше 20 тысяч человек уже стали "экстремистами". Полицейские и эфэсбэшники ищут человека, который и мухи не обидел, и включают его в свой учет. И он окажется во всех компьютерах органов по России. Им за то, что ему жизнь испортят, деньги дают, премии выписывают, квартиры дарят. Или придут к тебе за взяткой; ты не дашь, они обидятся на тебя, и ты станешь "экстремистом". От зависти некоторые граждане еще посылают доносы. Вот, объяснительные в дороге требуют с меня. Я пишу, свое рабочее время трачу на них. Такая жизнь. А семью надо кормить.

Я в суд жалобу отправил — чтобы сняли с учета. Иногда мусульмане добиваются правды в суде.

Праведная жизнь и курдский вопрос

Если человек берет в руки оружие и уходит в лес или кого-то взрывает, то он уже не салафит, а боевик. Салафиты хотят жить, как завещал пророк Мухаммед. Молиться богу. Никто не должен воровать или убивать, обижать бедных или грабить, чиновники не имеют права брать взятки. Если жить по нашей вере, то никакие менты не потребуются, и нынешние президенты, как Путин. Такой мир скоро настанет.

Когда силовикам надо оправдать свое существование и огромные бюджеты, которые им дают, они провокации совершают. Отыщут молодых ребят, представятся верующими и агитируют в горы уходить, оружие покупать. Вот однажды было дело, когда менты узнали, что в одном доме видели людей с оружием. Приехали — перестреляли. Оказалось, что они эфэсбэшников убили, что теракт готовили! Дело замяли. Кто в СМИ об этом расскажет? Молчат все.

В Дагестане человеку нельзя вести правильную жизнь. Вот в Турции — да! Там Эрдоган народ не гнобит, как Путин. В Турции настоящая демократия, свобода слова, за правду никого не сажают (на самом деле в Турции левая и либеральная оппозиции подвергаются жестким репрессиям — М.С.), экономика процветает, и мусульман не притесняют.

Я тебе скажу — нет плохих народов и религий. Есть только две негативные нации — это евреи и курды. Курды нехороший народ, мусульманам вред делают в Сирии. Евреи банками управляют, а давать деньги под проценты — это грех.

Власть и погоны

В Дагестане деньги значат все. Каждый чиновник, что получает власть в свои руки — ворует и взятки требует. Бывший мэр Махачкалы Саид Амиров — конченый пес был, обе руки по локоть в крови у него. Собака! Но сколько веревочке ни виться — конец пришел: посадили его до конца жизни в тюрьму. Путин его убрал, слишком большим бандитом он стал, — теперь другой вор сидит в кресле. И новый мэр потом будет такой же.

Чтобы стать ментом в Дагестане, целая очередь желающих стоит. Дашь 300 тысяч рублей кому надо — тебя поставят в очередь, через год или два вручат корочку, пистолет. Полмиллиона рублей стоит без очереди ментом стать. Полицейским в Дагестане нетрудно быть — ходи себе по улицам, поборы собирай и делись с начальниками. Уличной преступности у нас в Махачкале почти нет: воры, грабители и гопники — редкость большая. Нравы в Дагестане такие.

Менты в законах не соображают. "Гаишники" даже дорожных правил не знают. Ездят как бараны, и только требуют с водителей: "Дай 500 рублей, дай тысячу!". В Дагестане, кстати, мы не пристегиваемся за рулем. Как-то давно людям надоело, что их штрафуют "за ремни", они давай снимать на телефоны видео, как патрульные сами не пристегиваются, и выкладывать это в интернет. Мусора собрались, посовещались и решили, что "пидорас тот, кто за ремень деньги возьмет". Но когда видят, что человек пристегнутый — мигом остановят. Они понимают, что ты приезжий. В Чечне с ремнями же строго. Там за тонировку получишь автоматом по стеклу.

Как-то я возвращался на фуре из Москвы. Сонный был и торопился — превысил скорость. Меня тормознул патруль. Я извинился, объяснил свою ситуацию. Меня отпустили, пожелав не нарушать больше. Возвращаюсь в Дагестан, и у Хасавюрта с меня денег хотят. Документы в порядке, правила соблюдаю. Я им говорю: "Русский мент ко мне по-человечески отнесся, а вы у меня дома как вымогатели себя ведете!".

"Платон" и помидоры

Путин обдирает меня и народ. Вот, смотри — я везу азербайджанские помидоры, свежие. В магазине они могли по 100 рублей продаваться. Путин, этот ненормальный президент, вводит "Платон", чтобы его люди положили денег себе в карман. Зачем им столько? Мы — дальнобойщики и так кучу налогов платим, и за дороги тоже: за то, что они изнашиваются. Трассы ремонтируют за счет налогов с народа, а не из кармана друзей президента. И что для народа "Платон"? Помидоры из-за него по 150 рублей. И не Путину и Ротенбергу их покупать, а русской старушке, у которой и так пенсии на жизнь не хватает и которая, чтобы в магазин пойти, сидит, униженная, картошку с огорода продает!

Когда мы, дагестанские дальнобойщики, в конце марта стали лагерем против "Платона" в Манасе, власти и не думали с нами говорить. Вот просто так прийти и пообщаться, выслушать нас. Мы народ или кто? Но нет! — пригнали ментов, ОМОН, Национальную гвардию на БТРах. Я подошел к одному менту: "Смотри, я работаю, налоги плачу всю жизнь. Налоги кому идут? Государству. Верно? Я правильно делаю, я честный человек?" Он думает-думает и соглашается. "Так зачем ты, существуя на мои деньги, пришел разгонять нас? Ты кому должен служить — закону или нет? Мы разве что-то нарушаем, когда против грабежа "Платоном" собрались просто пообщаться?" — говорю ему. Полицейский головой кивает.

Как включишь телевизор: Путин, Украина, враги России везде… Трамп — новый враг. Про "Платон" журналисты не говорят. Как будто нас и проблемы нет.

"Воевать за Россию буду, а за Путина — нет!"

Я люблю свою страну — Россию. Дагестан люблю, его горные речки, рыбалку в них. Президента — нет. Он одно зло причиняет своими чиновниками, политикой, поборами. Я его не понимаю — за что он страну так ненавидит? Если начнется война — за Россию бы воевал, в армии я уже отслужил по призыву. Но не за Путина.

Чтобы получить контроль над государством и отвлечь народ от коррупции, Путин, когда Ельцин ушел, сказал журналистам врать, что в Чечне идет война, что "экстремисты" убивают военных в Дагестане (здесь и ниже у собеседника зачастую уже пересказ салафитского интернета — М.С.). Есть видео, где мудрый Хаттаб рассказывает, как российские самолеты бомбят русских солдат. Когда Басаев в 1999 году вошел в Ботлихский район Дагестана, он никому вреда не причинил. Моего дядьку туда послали: с милицией, ополчением; их с вертолетов же и расстреливали! Там мир был, пока Путин не пришел.

Теперь Путин устроил войну в Украине, "кадыровцев" туда посылал. Сепаратисты — им не по силам сражаться в одиночку с целой армией Украины. Я не верю, что ОБСЕ взорвали украинцы — это российские солдаты их конвой подорвали (подразумевается инцидент 23 апреля на Луганщине — М.С.), чтобы очередное обострение устроить. Когда в Дагестане верующие люди чем-то возмущаются, то для российских СМИ они экстремисты. В Донбассе сепаратисты с оружием в руках выступают — а для телевидения они сразу ополченцы, а не террористы. Какие лицемеры у Путина! Украинцам, получается, даже за свою землю воевать с сепаратистами нельзя, если Путин за них.

Путин отправил авиацию, чтобы бомбить Сирию и спасти друга-вора Асада — столько людей уже убили! Если бы не Россия — то Асада бы не было. Там люди за справедливость борются, и разве это какое-то преступление, чтобы на них бомбы бросать?

"Вы, русские, слишком балуете женщин"

Вот мы едем в Краснодар с тобой, а русский парень стоит у дороги и мочится. Как не стыдно?! А если чья-то мать увидит это все? Он мужчина или нет после этого?

Моя жена уже двоих детей родила, и еще больше их у меня будет с годами. Живем недавно. И ни одного подарка я ей не сделал. Главный подарок в ее жизни — это ее мужчина, муж. Женщины у русских слишком вами избалованные — вы кучу праздников для них придумали, цветы на 8 марта дарите, балуете их, разрешаете "нагуляться" до брака, прощаете их. Теперь они рожать не хотят, а вы им даже готовите на кухне, пока они спят допоздна. Русскому надо пожестче быть с женщиной, показывать, кто хозяин в семье; но не перестараться, а то еще испугается и убежит от него к матери и не вернется.

Попробуй женщина в Дагестане мужа не накормить — проучит вмиг. Она встает, когда все еще спят, и готовит, дом в чистоте содержит. Как белка в колесе крутится: беременная, не беременная. Каждая девушка боится как огня, что с ней разведутся — кому она нужна после этого позора! Таких не уважают и замуж не возьмут. В Махачкале, конечно, некоторые семьи не такие строгие, да и нравы потихоньку портятся, но на селах все правильно еще. Женщина создана, чтобы служить мужу, так в святом "Коране" мудрейший человек написал. Трудная доля — но такова ее судьба.

Максим Собеский