Война российских властей с долларом, попытки ограничить его свободный оборот на кредитном рынке — неверно поставленная цель.

"Большой тренд на дедолларизацию экономики", который отметил министр экономического развития России М.С. Орешкин, указав на "несколько важных шагов", предпринятых Центральным банком, — пример излишнего регулирования.

Фактически речь идёт о том, чтобы компании, получающие выручку в рублях, не брали валютных кредитов. Это и является целью регулирования ЦБ, эта же задача заслужила одобрение главы Минэкономразвития.

Но отчего же компании берут кредиты в долларах? Они что — не видят рисков? Их руководители менее образованны, чем глава ЦБ или Минэкономразвития?

Вероятно, существует другая причина, если такие кредиты берутся — субъективно соотношение рисков и величина ставки оценивается компаниями как более приемлемое по сравнению с кредитным предложением в рублях.

Раз так, то следовало бы оставить вмешательство, никак не ограничивать свободу кредитного рынка. И, более того, поощрять конкуренцию на банковском рынке.

Выступая за "дедолларизацию экономики", Центральный банк и Минэкономразвития, как это ни покажется на первый взгляд парадоксальным, показывают участникам рынка, что экономика России неустойчива, подвержена существенным валютным рискам. Потому что, если бы это было не так, то и не было бы проблемы с долларовыми кредитами.

Но, допустим, ограничили косвенными или прямыми мерами кредиты в долларах. Что получили? Рост спроса на кредиты в рублях — следовательно, рост процентных ставок. Значит, это окажет отрицательное воздействие на экономический рост — и так, в лучшем случае, очень скромный.

Такая задача ставится? Ради цели с изрядной долей дурной политики — "дедолларизацию экономики"?

Единственное, что нужно сегодня — большая рациональность участников рынка, т.е. ясное понимание ими рисков. Это достигается экономическим образованием и полученным опытом — и так, пожалуй, достаточным за последние годы — времянем резкого падения курса рубля.

А уж что касается оценки величины рисков, принятия решений, полной ответственности за последствия, то здесь чиновникам из ЦБ и Правительства вмешиваться не стоит — это дело частной экономики.

Президент В.В. Путин почему-то страшно озабочен переводом ставок обслуживаний больших компаний, занимающихся грузовыми работами на судах, из долларов в рубли. Что у него здесь за интерес? Зачем ему это нужно? Какое ему дело до того, в каких единицах эти ставки устанавливаются? Других дел у Президента нет?

Лучше бы В.В. Путин в оставшееся до окончания его президентского срока (март 2018-го года) время занялся бы другим — устранением препятствий к допуску наших компаний на мировые рынки капитала, возникших из-за его крымской и донецкой деятельности. Начал бы уборку перед своим уходом.

Алексей Мельников