Фото: новая хроника текущих событий
  • 21-08-2017 (14:11)

Мне говорили, что мою жену будут пытать и насиловать на моих глазах

На премию имени Сахарова выдвинута статья Рождественского о тюрьмах ФСБ, из-за которой он вынужден был уйти с РБК

update: 21-08-2017 (14:11)

Каспаров.Ru продолжает публикацию текстов номинантов премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок".

В 2017 году в качестве одного из номинантов жюри рассмотрит Илью Рождественского. Его статья о поисках секретной тюрьмы ФСБ в своем роде стала настоящим поступком. К моменту написания статью Рождественский являлся корреспондентом одного из ведущих интернет изданий в стране — РБК. 

Как рассказал журналист, он предложил изданию шесть вариантов материала "объемом от 12 до 20 с небольшим тысяч знаков", но руководство решило, что это "не формат" и "попытка оправдать подозреваемых в терроризме".

"Мы верим в то, что подозреваемых в терроризме нужно было на мерседесе привезти в белую камеру и поить курвуазье? Или что?" — привел Рождественский комментарий редактора к одному из абзацев его статьи.

По теме
Реклама
Ранее
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ

24 июля 2017 она была опубликована в Republic, а Рождественский покинул издание. В РБК заявили, что статья Рождественского не объективна и отражает лишь одну точку зрения и изобилует нероверенными данными.

"РБК не занимается перепечаткой чьих-либо жалоб в полном объеме", — написала один из руководителей объединенной редакции Елизавета Голикова.

В любом случае готовность журналиста отстаивать свое мнение вплоть до увольнения, не идти на поводу у руководства — безусловно поступок. 

 

Поиски "секретной тюрьмы" ФСБ

Фигуранты громких дел о терактах говорят, что из них выбивали показания под пытками. Кто и где это делал?

Вечером 4 апреля Аброр Азимов, которого ФСБ считает одним из организаторов теракта в Санкт-Петербурге, вышел из метро на юго-западной окраине Москвы и сел в машину, найденную с помощью сервиса BlaBlaCar. Азимов планировал уехать на Украину, а оттуда в Турцию или в Сирию, но примерно через час, около 23:00, автомобиль остановили на трассе сотрудники полиции и сказали ехать в отделение Наро-Фоминска – этот город был совсем рядом.

До ОВД фигурант дела о теракте не добрался: по дороге его высадили, обыскали, заковали в наручники, надели на голову черный мешок, пересадили в другую машину и примерно 40 минут везли в неизвестном направлении. Затем его снова вывели из автомобиля и на этот раз спустили в подвал. Мешок с головы сняли только через неделю, и тогда Азимов понял, что находится в настоящей камере.

В течение почти двух недель неизвестные держали его в "секретной тюрьме" и пытали, добиваясь показаний. В жалобе, поданной Азимовым в Главное военное следственное управление (ГВСУ) СКР, он приводит жуткие подробности своего заточения и утверждает, что был в руках оперативников ФСБ. Никаких других подтверждений этому нет, но нам удалось найти в общей сложности истории шести заключенных, пять из которых в разное время рассказывали о похищениях и пытках, происходивших до официального задержания. Они направляли жалобы в Европейский суд по правам человека или в российские правоохранительные органы, и содержащиеся в этих документах описания камер, подробности жестокого обращения и применявшихся для пыток предметов, а также детали похищения позволяют утверждать, что речь идет об одном объекте – том же самом, куда Азимова привезли в ночь на 5 апреля.

Второй смертник

Теракт ?в петербургском метро, ?унесший жизни 16 человек (еще более ста пострадали), произошел в понедельник ?3 апреля, в разгар рабочего дня. Смертник ?Акбаржон ?Джалилов оставил ?взрывное устройство на станции "Площадь Восстания", после чего подорвал себя ?в вагоне с пассажирами; перед терактом он звонил Аброру Азимову, своему предполагаемому наставнику. По версии следствия, в организации теракта участвовал также старший брат Азимова Акрам – он, как утверждается, получал деньги от некоей "международной террористической организации". Реакция правоохранительных органов на теракт была стремительной: уже 7 апреля в Петербурге и Москве были задержаны восемь подозреваемых – в основном, знакомых смертника. Но история братьев Азимовых разворачивалась отдельно.

Акрама Азимова в день, когда произошел теракт, в России не было – 27 марта он улетел из столичного аэропорта Домодедово рейсом авиакомпании S7 в Ош (у Republic есть копия посадочного талона). Через пару недель, 13 апреля, он обратился в местную клинику "Хосият" с жалобами на здоровье. Врачи диагностировали у него острый гнойный гайморит, а 15 апреля прооперировали. И в тот же день его забрали из больницы трое сотрудников Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Киргизии, не предоставив, по словам врачей, никаких документов, кроме удостоверения личности. "Угрожали врачу, говорили: хочешь, и тебя заберем?" – вспоминает дежурный врач клиники. (В ГКНБ отказались комментировать эту информацию, переадресовав все вопросы в ФСБ и СКР. В ФСБ и СКР, куда мы отправляли запросы по всем эпизодам, упоминающимся в этой статье, также не ответили.)

После того как спецслужба забрала Азимова из больницы в Киргизии, он неожиданно появился в российской столице – 19 апреля ФСБ сообщила о его задержании на территории Новой Москвы.

Отец Азимова уверен, что самостоятельно добраться до России его сын не мог: при госпитализации у него не было с собой денег на билет.

Адвокат Ольга Динзе, которая защищает фигуранта дела, рассказывает, что обвиняемого привезли в Домодедово обычным рейсом в тот же день, когда забрали из клиники, и примерно в десять часов вечера вывели из самолета, пока остальные пассажиры сидели и ждали. Затем его провели через паспортный контроль и служебный выход и около часа везли в неизвестном направлении в наручниках на руках и ногах и с опущенной на глаза шапкой. Так Акрам Азимов оказался в том же подвале, что и его младший брат: в жалобе Аброра указано, что он слышал голос Акрама.

Аброр Азимов пишет в своем заявлении, что видел еще одного заключенного. Это случилось через неделю после задержания: Аброра тогда вывели из камеры и пристегнули к батарее в коридоре. К этой же батарее был пристегнут парень, который утверждал, что его держат в "тюрьме" уже четыре недели: "Он сказал, что приехал из Сирии и является смертником, а теперь он здесь, и через его аккаунты сотрудники сидят в интернете". О ком именно идет речь, неизвестно.

"Сапсан" и убийство Буданова

Если трое человек, судя по показаниям, оказались в одной и той же "тюрьме", то, возможно, там побывали и другие фигуранты громких уголовных дел? Republic проанализировал жалобы в Страсбургский суд, которые были поданы к России в связи с пытками, и нашел еще как минимум трех человек, которые, по всей видимости, содержались в том же месте: это Ислам Хамжуев и Мансур Эдильбиев, осужденные за попытку подрыва скоростного поезда "Сапсан" в июне 2011 года, и Юсуп Темерханов, признанный виновным в убийстве полковника Юрия Буданова. Их истории напоминают то, что говорят задержанные по подозрению в совершении теракта братья Азимовы.

Хамжуева забрали 2 июля 2011 года в Москве около шести часов вечера недалеко от хостела в районе Арбата: к нему подошли несколько человек в гражданском, он почувствовал укол в затылок и потерял сознание. Очнулся Хамжуев на полу микроавтобуса. Эдильбиева схватили рядом с его домом на улице Берзарина на северо-западе Москвы 5 июля того же года около одиннадцати утра. "К нему подошли неизвестные люди, порядка пяти-шести человек (трое-четверо подошли спереди, еще двое-трое сзади), и окружили его. Назвав заявителя по имени, они скрутили его, при этом кто-то нанес удар по голове сзади, – говорится в жалобе в ЕСПЧ. – Его привезли к отдельно стоящему зданию, по тишине вокруг заявитель понял, что его увезли из Москвы".

Подошли несколько человек в гражданском, он почувствовал укол в затылок и потерял сознание

Темерханова, как следует из его обращения в Страсбург, похитили около десяти вечера 19 августа 2011 года. Такси, в котором он ехал в столичную гостиницу "Украина", остановил сотрудник ДПС, это произошло на улице Пудовкина в районе Воробьевых гор: "В это же время к машине подбежали несколько человек в масках. Двое из них силой вытащили заявителя из такси. Они надели на него наручники и шапку из эластичного материала черного цвета, из-под которой он почти ничего не видел. Его подвели к микроавтобусу черного цвета, припарковавшемуся вплотную сзади к машине такси. У двери стоял третий человек, который направил на заявителя пистолет. Его усадили в микроавтобус, где положили на сиденья. Голову поверх шапки обмотали клейкой лентой, поверх туловища заявителя набросили куртку".

Темерханова, как он утверждает, везли около двух часов. Как и Эдильбиев, он предполагает, что "тюрьма" была за городом: "Заявителя привезли к зданию, которое, как ему показалось, находилось на окруженной лесом территории. Его сразу завели в здание и провели вниз по лестнице, ему пришлось переступить через два порога.

В помещении Темерханова пристегнули к тонкой трубе, которая проходила примерно в метре от пола". Там его держали до 25 августа, то есть пять дней.

 

Пытки электричеством

То, что происходило после похищений, описано в заявлениях очень подробно – и в части, где речь идет об истязаниях и допросах, и в описаниях места, в котором оказались арестанты.

Так, всем пяти фигурантам надевали на голову мешок или шапку, которые обычно заматывали скотчем, а на руки – наручники. Затем их бросали в машину, некоторые обвиняемые говорят о минивэне (предположительно, Volkswagen, указал Эдильбиев). "Секретную тюрьму" похищенные описывают одинаково: располагается в подвальном помещении, выше уровня колен – труба, к которой пристегивали заключенных. Аброр Азимов и Хамжуев пишут, что камеры были от шести до восьми квадратных метров. Из других показаний следует, что камер было как минимум две. Сопоставив обращения в ЕСПЧ и в ГВСУ СКР, можно сделать вывод, что в одной камере стены были обиты железными листами темно-синего цвета, а пол бетонный; во второй камере на полу лежала плитка, а стены были серые. Четверо из пяти упоминают, что их отводили в душевую кабину. Аброр Азимов и Юсуп Темерханов утверждают, что наверху располагалось еще одно помещение, где были охранники.

Аброра Азимова один раз осматривал врач. Кроме того, он пишет, что в тюрьме был туалет. Его брат, правда, отмечает, что пользоваться туалетом не давали:

"Можно было ходить только в бутылку, там их было много, и все наполнены фекалиями. Когда я увидел бутылки с фекалиями, я подумал, что больше я отсюда не выйду".

Всех пятерых фигурантов пытали электричеством. Для этого, по словам Аброра Азимова, Эдильбиева и Хамжуева, использовали аппарат, похожий на старый радиоприемник или динамо-машину: по площади как лист формата А4, а в высоту около пяти сантиметров; на корпусе ручка, катушка и две кнопки. Провода подсоединяли к пальцам рук и ног, к мочкам ушей и к половым органам. "Следующие несколько часов (порядка десяти) его пытали, в том числе током, применяя так называемую “динамо-машину”. Провода прикрепляли к большому пальцу ноги и уху. К нему подходили разные люди, судя по голосам; ему на голову надевали пакет с газом, заставляя дышать им. От этого газа дыхательные пути сильно жгло", – указано в материалах ЕСПЧ по Эдильбиеву.

"Ко мне пришел сотрудник и надел провода на мизинец левой руки, второй конец прикрепил к пальцам левой ноги. Начали опять пытать током, задавая вопросы относительно моей поездки [предположительно, в Турцию] и предметов, которые я передавал.

Все вопросы и ответы сопровождались пытками. Мужчины боялись, что я могу не выдержать, а соответственно, били меня осторожно", – говорится в жалобе Аброра Азимова.

Его также пытали водой: держали за руки и за ноги и лили воду на лицо, на котором лежала тряпка. Обвиняемый захлебывался и терял сознание. Когда его перевели в другую камеру, он обнаружил там различные приспособления для пыток: помимо электроприборов были кусачки, ремни для подвешивания и биты. Бита фигурирует и в жалобе его брата Акрама: "Напряжение делали то сильнее, то слабее, при этом задавали вопросы. Если ответ был отрицательный, то напряжение тока повышали. Пытки продолжались до 19 мая. Чтобы я не кричал, мне затыкали тряпкой рот. Я не мог дышать носом после перенесенной операции.

Мне надевали на голову пакет и перекрывали подачу воздуха. Все это происходило одновременно. Еще меня раздевали, намазывали дубину финалгоном и говорили, что будут меня насиловать".

 

Похитители в отставке

С кем пришлось иметь дело людям, угодившим в "секретную тюрьму", они могут только догадываться. В трех случаях похитители были в гражданской одежде. Нельзя утверждать, что пытавшие работают в ФСБ: напротив, несколько из них в разговоре с похищенными говорили, что вышли в отставку. Однако четырех заключенных они передавали действующим оперативникам спецслужбы, которые и проводили официальные задержания, – если верить показаниям фигурантов уголовных дел, это указывает на то, что, кем бы ни были организаторы похищений, свои действия они координировали с ФСБ.

Аброр Азимов в своей жалобе подчеркнул, что его истязали мужчины в возрасте 25–30 лет, но один раз к нему в камеру зашел человек в балаклаве; он сказал, что ему 70 лет и у него "куча ранений": "Он отдал распоряжение снять с меня мешок и сказал посмотреть ему в глаза". Неизвестный начал угрожать предполагаемому террористу, что его и его отца могут скормить свиньям на свиноферме. Так же угрожали Акраму Азимову:

"Во время пыток мне говорили, что мою жену будут пытать и насиловать на моих глазах. Еще мне говорили, что скормят меня свиньям и я никогда не попаду в рай. Это для меня как для мусульманина одно из самых страшных наказаний".

"Он отдал распоряжение снять с меня мешок и сказал посмотреть ему в глаза"

В своей жалобе Акрам Азимов смог описать только одного человека – остальных он не видел, поскольку его глаза были замотаны скотчем. По словам фигуранта дела, после трех дней пыток в камеру зашел мужчина "худощавого телосложения, волосы темно-русые, короткие, рост примерно 180 см, большие темные глаза, славянской внешности, нос прямой, немного выпирающая вперед челюсть, возраст примерно 40–45 лет, одет в спортивный костюм темного цвета и светлые кроссовки". "В тот момент он приподнял мне шапку и размотал скотч", – указал Азимов. Неизвестный сказал, что давно не является оперативным сотрудником, поскольку вышел в отставку, и назвал себя Абу-Хатибом, пояснив, что это означает "Отец Ада". ("Абу" с арабского действительно переводится как "отец"; однако слово "хатиб" имеет другие значения, в том числе "оратор" и "жених".) Визитер угрожал изнасилованием и унижал Азимова, после чего тот, как он сам утверждает, сказал, что готов подписать любые показания.

Похитителей запомнил и Эдильбиев: уже после задержания, когда его привели в квартиру, где шел обыск, он узнал двоих оперативников – на них была та же обувь, как и на двух мужчинах, участвовавших в истязаниях. Темерханов пытавших его людей не видел, поскольку их лица скрывали маски. Однако в своей жалобе он указал: некоторые из них утверждали, что "они из военной разведки, двое говорили, что они – “Белая стрела”". В нескольких российских фильмах и сериалах так называлась тайная организация, боровшаяся с преступностью.

Итогом пыток и угроз, как утверждают фигуранты уголовных дел, стали их признания в совершении преступлений. Хамжуев под пытками согласился дать нужные показания, а Эдильбиев, как он говорит, по указанию пытавших нарисовал схему с местом закладки взрывного устройства, которым пытались подорвать "Сапсан". Эта схема использовалась как доказательство в судебном процессе. От Темерханова якобы требовали сделать заявление, что убийство Буданова он совершил по заказу чеченского лидера Рамзана Кадырова. Темерханов отказался давать такие показания, а на суде его адвокаты неоднократно говорили о пытках, однако СКР, проведя проверку, счел, что фигуранта дела никто не похищал и не избивал. К такому же выводу пришли правоохранительные органы, проверяя жалобы Эдильбиева и Хамжуева.

У Аброра Азимова неизвестные спрашивали про его поездку в Турцию, добивались, чтобы он дал показания на своего знакомого из этой страны как на пособника террористов. От него также добивались признания, что на записи разговоров, которая есть в деле, слышен голос Аброра. Акрам, как указано в его жалобе, под пытками заявил, что его брата вербовал лидер некоей террористической ячейки (амир) Ахмад. В его показания также были включены несколько имен "сторонников Ахмада". Наконец, Акрам Азимов сказал, что его брат был сторонником террористической группировки "Джебхат ан-Нусра".

Инсценированные задержания

После пыток заключенных, по их словам, отводили в душевую, отдавали либо их одежду, либо приносили новую и затем увозили, чтобы инсценировать задержание.

ФСБ опубликовала видеозапись задержания Аброра Азимова 17 апреля – оно происходило недалеко от железной дороги в Одинцовском районе Подмосковья. Сам фигурант утверждает, что в тот день его вывели из камеры, переодели, натянули на голову капюшон, обмотали скотчем, довезли до места задержания и инсценировали поимку. "Мужчины, которые снимали постановку с моим участием, были другими, не теми, кто меня пытал", – указывает Азимов. Затем его вновь погрузили в машину, вынудили оставить отпечатки пальцев на пистолете Макарова, который ему вложили за пояс, и после этого доставили к следователю, у которого уже был напечатан протокол допроса.

Еще через два дня ФСБ сообщила о задержании Акрама Азимова. На обнародованной записи видно, что предполагаемого террориста ловят на остановке: Азимов сидит с опущенной головой на скамейке, к нему подбегают двое оперативников ФСБ, выворачивают руки, после чего крупным планом показывают, что в поясной сумке у задержанного лежит боевая граната РГД-5. Азимов утверждает, что сумку ему "надели перед тем, как приказать сесть на скамейку". "После этого ко мне подъехал минивэн, выбежали сотрудники, один из которых снимал на видеокамеру, и изобразили мое задержание. Только тогда я увидел, что в сумке, которую мне повесили на пояс, находилась граната", – пишет Азимов в своей жалобе. Если верить его словам и заявлению спецслужб, то как минимум 30 секунд Азимов находился среди обычных прохожих с настоящим оружием. Сейчас братья содержатся в изоляторе "Лефортово".

Осужденного за попытку подрыва "Сапсана" Эдильбиева официально задержали 8 июля 2011 года. Когда его везли из "тюрьмы", машина долго ехала по бездорожью. Несколько раз микроавтобус останавливался на пару минут: "Заявитель сделал вывод, что они едут через территорию некоей военной части. По дороге его похитители с кем-то созванивались, уточняя маршрут. Они въехали в подмосковную Балашиху и остановились. Через некоторое время ему на плечо надели сумку, которая была с ним в момент похищения, приказали выйти и идти прямо по улице, пообещали застрелить, если он дернется". Эдильбиеву дали пройти несколько метров, после чего у ближайшего дома затормозил автобус, откуда выскочили люди в камуфляже и задержали его.

Темерханова, осужденного за убийство Буданова, поймали в ночь на 26 августа 2011 года: его доставили в парк Тропарево-Никулино, где пристегнули наручниками к дереву. Из парка Темерханова забрали сотрудники уголовного розыска. В ходе доследственной проверки в связи с заявлением о пытках полицейские утверждали, что вычислили фигуранта дела по биллингу его телефона; из документов проверки также следовало, что телефон был недоступен до этого пять дней – столько же, сколько Темерханов, предположительно, провел в "тюрьме".

Темерханов, Эдильбиев и Хамжуев предстали перед судом и были признаны виновными. Они отбывают назначенные им сроки в исправительных колониях. Повреждения, полученные ими при пытках, зафиксировали врачи, копии осмотров приложены к жалобам в ЕСПЧ. Братьев Азимовых медики не осматривали.

Вероятное местоположение

Можно ли определить, где именно находится место, куда привозили будущих фигурантов громких дел, и что это за объект?

В том, что он существует, похоже, нет сомнений. По крайней мере два наших собеседника, знакомые с расследованием различных уголовных дел о терроризме, утверждают, что знают о "секретной тюрьме". Отвечать на вопрос о ее местонахождении они отказались; по словам одного из источников, "тюрьмой" пользуются только сотрудники ФСБ, а основной "контингент" – уроженцы Средней Азии.

Если сравнить время, которое потребовалось похитителям, чтобы доставить фигурантов дел или увезти их обратно, то можно предположить, в каком примерно районе располагается "тюрьма".

Методика подсчета: Аброра Азимова около 40 минут везли на машине из Наро-Фоминска, его брата Акрама – примерно час из аэропорта Домодедово, а Эдильбиева от его дома на улице Берзарина – без остановок около получаса. Поскольку Азимовых похитили в вечернее время, а Эдильбиева везли на большой скорости, для расчетов была выбрана средняя предположительная скорость автомобиля 80 км/ч. Хамжуев не смог вспомнить, сколько его везли, а машина с Темерхановым долгое время ездила по городу, поэтому их показания не использовались в расчетах.

Со статусом этого объекта сложнее. Официально Федеральная служба безопасности лишилась собственных тюрем и изоляторов в январе 2006 года – по рекомендации Парламентской ассамблеи Совета Европы, все подобные учреждения были переданы ФСИН, которая подчиняется Министерству юстиции. (Хотя, по признанию высокопоставленного собеседника Republic в руководстве столичного управления ФСИН, СИЗО "Лефортово", с 1936 года находившееся в ведении контрразведки, неформально так и осталось изолятором ФСБ.)

У ФСБ в указанном на карте районе есть несколько объектов, информацию о которых можно обнаружить в Едином государственном реестре налогоплательщиков. Так, в Теплостанском проезде располагается комплекс Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ (юридически он оформлен как войсковая часть №34435; за забором института – здание ФСО, от дорог и жилых домов здание отделено лесопарком); в районе Очаково-Матвеевское находится одно из подразделений погранслужбы ФСБ, а в подмосковном Голицыне – пограничный институт спецслужбы. Как следует из данных Росреестра, на этих объектах есть строения с подвальными помещениями.

Впрочем, здание, где держали похищенных, может не иметь отношения к спецслужбе. Наш источник, знакомый с ходом расследования дела о петербургском теракте, отмечает, что, помимо тотальной проверки связей предполагаемых террористов (результатом чего стало быстрое задержание восьми человек), оперативники пошли на "крайние меры". Он не исключает, что для похищения братьев Азимовых привлекались вышедшие в отставку сотрудники правоохранительных органов и спецслужб, которые затем передали подозреваемых ФСБ.

***

Следствие по делу о теракте в Санкт-Петербурге еще не завершено, материалы в суд не переданы. Обращение, которое адвокаты братьев Азимовых – Ольга и Дмитрий Динзе – подали в ГВСУ СКР, принято, и его рассматривают в 51-м военном следственном отделе СКР. Тем временем к самим Азимовым, по словам их отца, в изолятор стали приходить сотрудники ФСБ и требовать, чтобы те отказались от своих защитников и воспользовались услугами адвокатов по назначению.

Дмитрий Динзе говорит, что давление оказывалось и на родственников братьев, которые живут в Киргизии: их посещали местные оперативники и просили жену Акрама Азимова написать мужу записку со словами "Встретимся в раю". Делать это супруга обвиняемого отказалась.


 

Реклама
Материалы сюжета
  • 13-12-2017 (12:54)

Лауреата премии "За журналистику как поступок" имени А.Д. Сахарова объявят 20 декабря

Реклама