Сразу же после скверной публикации 14 августа в "New York Times" "Вполне возможно, что двигатели РД-250 для МБР (Межконтинентальной баллистической ракеты) Hwasong-14 поступили в Северную Корею из "бродячего военторга" в Украине или, может быть в России..." в Киеве была создана, по указанию президента Порошенко, специальная "комиссия по проверке" во главе с Секретарем СНБО Турчиновым. Результаты работы этой комиссии были опубликованы уже 22 августа. А именно:

Во-первых, эксперты установили, что баллистические ракеты КНДР Hwasong-12 (запущенная в мае 2017 года) и Hwasong-14 (дважды запущенная в июле 2017 года) не используют двигатели украинского производства. За период независимости Украины, Госэкспортконтроль не передавал разрешительных документов на поставку в КНДР никаких товаров военного назначения и двойного использования, в частности ракетных двигателей РД-250, их модификаций и составляющих к ним. Кроме того, анализ украинскими специалистами фотографий ракеты Hwasong-12 (дальностью до 5000 км) и Hwasong-14 (дальностью до 10.000 км) и используемого в них основного однокамерного двигателя первой ступени, показал, что в них не используется ракетный двигатель РД-250, который является двухкамерным. Но вполне возможно, что северокорейский ракетный двигатель использует отдельные составные части ракетного двигателя РД-250 и вообще создан на основе двигателя РД-250.

Во-вторых, Кремль активно использует манипуляцию общественным сознанием как один из методов информационной войны против Украины. Агрессия России против Украины на сегодня осуществляется в форме гибридной войны, во время которой РФ, кроме ведения боевых действий, мощно использует тщательно спланированные информационные провокации для системной дискредитации Украины, в частности, в таких чувствительных для международного сообщества сферах, как военно-техническое сотрудничеств. Одной из задач таких провокаций является манипуляция общественным сознанием с целью маскировки РФ собственной активного участия во многих деструктивных кампаниях.

"В этом контексте Рабочая группа считает статью в "New York Times" от 14 августа 2017 года элементом информационного прикрытия и отвлечения внимания мирового сообщества от предполагаемого участия РФ в реализации северокорейских ракетных программ", – резюмирует Секретарь СНБО Турчинов.

Этого достаточно для вас, друзья-читатели? Для Пентагона этого оказалось достаточно. Министр обороны США Мэттис 22-24 августа провел в Киеве переговоры о расширении военно-технологического сотрудничества Украины и США и обещал начать поставки летального оружия в Украину в ближайшем будущем. (Это тема отдельной статьи.) При этом Мэттис ни слова ни сказал об "украинском бродячем военторге".

А Никки Хэйли, представитель США в ООН, еще 16 августа заявила, что "Украина всегда твердо соблюдала международные правила военных поставок".

Словом, провокация Москвы провалилась. И напротив, высветилась очень недобрая роль Москвы в северокорейской ракетно-ядерной программе.

А если кому-то и этого мало, то предлагаю прочесть пост Антона Геращенко, депутата Верховной Рады и советника МВД Украины от 22 августа. В нем подробно рассказывается о связях эксперта лондонского института IISS и главного поставщика сведений для статьи в "New York Times" Майкла Эльмана с ГРУ РФ. "Думаю, что американским ФБР, ЦРУ и АНБ, стоит поставить господина Эльмана на контроль и проверить его банковские счета. Не исключаю, что господин Эльман, мог получать деньги от русских по такой же схеме, как и уволенный с позором советник Трампа по Национальной безопасности Майкл Флинн" – заключает Герашенко.

Вам и этого мало? Так вот вам статья Павла Климкина, "министра иностранных дел Украины и аэрофизика". Климкин указал, что Украина не замешана в разработке ракетной программы КНДР, и призвал мировое сообщество ООН совместно расследовать проблему и выяснить, КТО на самом деле стоит за возможной передачей КНДР ракетных технологий. В частности, Климкин предположил, что двигатели РД-250 могли быть переданы КНДР российским Энергомашем ( в Химках, под Москвой) и допустил возможность, что части этих ракетных силовых установок до сих пор могут храниться на российских заводах.

Механизм московской поддержки северокорейской ядерной программы.

В первую очередь, заслуживает внимания материал украинской группы Информационное Сопротивление "Ракетные двигатели для КНДР – самострел Кремля".

Основные тезисы этой довольно длинной статьи, со слов эксперта Михаила Самуся, таковы:

– Россия имеет все возможности поставлять любые технологии в Северную Корею абсолютно бесконтрольно. Она делала это десятилетиями. Это невозможно контролировать, поскольку страны имеют общую сухопутную границу. Особое значение имеют сделки России с КНДР, осуществленные два года назад, в 2015 году. Видимо, как раз тогда РФ осуществила передачи ракетных технологий, рассчитывая на усиление КНДР и шантаж США.

– В 2011-2015 годах Россия списала "самые мощные в мире" МБР комплексы Р-36 Сатана, которые используют ракетные двигатели РД-250, разработанные еще в 1962 году. Поддерживать их оказалось невозможным из-за полного разрыва военно-технических связей с Украиной. Этому предшествовала встреча, в 2011 году, встреча "президента" РФ Медведева с тогдашним "великим лидером" КНДР Ким Чен Иром в Улан-Удэ. В результате этой встречи, долг Северной Кореи России был списан с 11 миллиардов долларов до 1,1 миллиарда долларов. Сверх того, Россия обязалась "помогать КНДР в самых разных областях". Вполне возможно, "три бронепоезда Ким Чен Ира по 17 вагонов в каждом" увезли из Улан-Удэ в Северную Корею части списанных ракет, в том числе и двигатели. Такие же поставки, очевидно, были и до 2015 года включительно.

Прочтите эту статью, не пожалеете. Среди прочего, она содержит призыв к ООН и Администрации США осуществить детальное расследование связей РФ и КНДР в области ракетной программы.

Cходная информация приводится в выступлении академика Горбулина от 16 августа, директора украинского Национального Института Стратегических Исследований (НИСИ). В свое время, Горбулин был одним из главных разработчиков двигателя РД-250.

И какие же выводы?

А очень простые: Разведсообщество CША, совместно с Конгрессом, должно провести детальное расследование участия РФ в ракетной программе Северной Кореи, и при этом в максимальной степени использовать данные, аккумулированные украинскими экспертами.

Вот тогда – я нисколько не сомневаюсь – окончательно выяснится, что по крайней мере с 2011 года (а может быть, и с 2006 года) это была совместная ракетная программа РФ и Северной Кореи, направленная против США, Японии и Южной Кореи. И по итогам расследования режим Путина получит такой пакет санкций, от которого уже не оправится.

Александр Немец