Рухнувшая казарма в Омске. Фото: om1.ru
  • 01-09-2017 (14:47)

Командиров в/ч обвиняют в плохом контроле за ремонтом казармы, заказанном не ими

update: 01-09-2017 (15:41)

Главное военное следственное управление СКР предъявило обвинения фигурантам уголовного дела об обрушении казармы 242-го учебного центра ВДВ под Омском. Как сообщил 1 сентября "Коммерсант", бывший глава учебного центра Олег Пономарев и его заместитель, полковник Владислав Пархоменко, обвиняются не только в превышении должностных полномочий и пособничестве в злоупотреблении полномочиями, но и в нарушении правил безопасности при ведении строительных работ.

Следствие считает, что офицеры должны были контролировать ремонтные работы в казарме. По делу также проходят гендиректор ООО "Ремэксстрой" Александр Дорофеев; его партнер Дмитрий Баязов, руководивший проектом по ремонту казармы; сотрудник управления заказчика Минобороны Евгений Криворучко, замруководителя управления заказчика Центрального военного округа Александр Савустьян и менеджеры "Спецстройинжиниринга при Спецстрое". Им, кроме того, инкриминируется особо крупное мошенничество на сумму более 9 млн рублей. По версии следствия,

деньги выделялись на подготовку документации по ремонту казармы, однако его фактически вели без нее.

Напомним, что 12 июля 2015 года сразу после отбоя рухнули пролеты и перекрытия четырехэтажной казармы, где размещался парашютный учебно-десантный батальон — более трехсот человек. Под завалами оказались более 40. На месте погибли 23 бойца, один позже скончался в больнице. Согласно результатам экспертизы,

Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

причиной трагедии стал ремонт 2013 года, снизивший несущую способность кирпичной кладки, сделанную с серьезными дефектами при строительстве в 1975 году.

Следователи отказались приобщить полученное защитой Пономарева заключение экспертов, считающих, что полковник по своим должностным обязанностям не мог определить, что строительные конструкции казармы находятся в аварийном состоянии. Обнаружить аварийное состояние можно было только специальными приборами, которых не было у десантников, а также у ремонтников и у тех, кто контролировал работу. На вопрос, являлась ли войсковая часть эксплуатирующей организацией рухнувшей казармы, эксперты ответили, что не являлась.

Казарму по закону эксплуатировало АО "Славянка", а в/ч выступала потребителем предоставляемых по госконтракту услуг.

Нарушения, которые в итоге привели к аварии и гибели военных, были совершены на стадии формирования госзаказа о проведении работ. При тщательном обследовании казармы можно было установить, что ее нужно не ремонтировать, а реконструировать, а может быть, даже снести и построить новую.

Потерпевшие, а ими являются родители погибших и искалеченные десантники, выступают против того, чтобы подсудимым вместе со строителями стал Пономарев. По их мнению, боевой офицер, не являющийся специалистом в области строительства или надзора за ним, не должен нести ответственность за происшедшее. Матери погибших и пострадавших десантников обратились к генпрокурору Юрию Чайке и главе СКР Александру Бастрыкину с требованием, что отвечать за обрушение казармы должны гражданские и военные строители.

Реклама