Что четверть века назад, что сегодня – одно и то же.

Экономические власти никак не могут найти эффективный подход к обложению добычи нефти.

Из беседы А.В. Улюкаева с И.И. Сечиным:

"… что касается налогов, я … полностью на твоей стороне. Я считаю, мы поступаем близоруко, мы же хотим инвестиции привлечь, мы не привлечем инвестиции и подорвём климат собственной инвестиционной базы. Это тупиковый путь, особенно что касается всех старых месторождений. Потому что там просто нужно бурить и качать, бурить и воду заливать. Но это нельзя остановить процесс, а если у тебя падает …" (очевидно, добыча – РБК).

Решение есть. И четверть века назад было.

Это – соглашения о разделе продукции (СРП). В которых есть встроенный регулятор – размер изъятия ренты определяется уровнем доходности проекта. Чем ниже доходность – тем ниже рента. Очень простая идея.

Такой подход позволяет продлять сроки эксплуатации старых месторождений, "выжимать" из них то, что иначе, при негибкой системе обложения (о которой говорил А.В. Улюкаев) осталось бы в земле.

Но, – нет. Этот подход для старых месторождений до сих пор не используется. Несмотря на то, что три работающих в России проекта СРП ("Сахалин-1", "Сахалин-1", Харьягинский) показывают отличные результаты.

Бюджет Сахалинской области, благодаря доходам от применения модели СРП, стал сводиться без дефицита. Это – единственная область в России, не имеющая долгов.

Да, конечно, потребуется время для перехода на СРП – расчеты, переговоры. Но, во-первых, есть опыт, а, во-вторых, – рациональная цель – повысить доходы бюджета.

Сегодня С.В. Алексашенко иронически высказался об идее А.В. Улюкаева снизить налоги на старые месторождения: "… видимо, Улюкаев уже согласен, чтобы ему зарплату понизили".

Но дело в том, что доходы всё равно упадут, если добывать нефть на старых месторождениях невыгодно.

Конечно, вопрос не только в эффективном механизме изъятия ренты. Сам по себе он будет иметь ограниченный эффект и существенно не улучшит инвестиционный климат в нашей стране.

Последний можно улучшить только в одном случае – приняв политические решения по востоку Украины и Крыму, только добившись отмены санкций – возможностей для притока в России передовых технологий и капиталов.

Но и это – часть дела. Нефтегазовая отрасль должна быть преобразована – там не должно остаться феодальных владений высшего начальства под именем "государственные компании".

Нефтегазовая отрасль должна стать полностью частной, конкурентной, совершенно открытой для инвестиций международных компаний. Чем выше конкуренция – тем больше доходы бюджета.

А избираемые на свободных выборах власти должны изменить модель управления этой отраслью – управлять не через доли в "государственных компаниях", а иначе – через фонд недр, который никуда из государственного владения не уходит, через управляющие комитеты – механизм, отработанный в рамках проектов СРП.

Сказанное – одна из идей для обсуждения с людьми, для демократической оппозиции на президентских выборах.

Алексей Мельников