Истерия по поводу "Матильды" докатилась и до Казахстана. Сложно сказать, на что рассчитывают так называемые "православные верующие", когда хотят запугать казахстанских прокатчиков. По правде сказать, тема личной жизни Николая II – это не то, чем живет казахстанское общество и, даже если кто и будет смотреть фильм, то не из благоговейной любви к спорной исторической фигуре императора, а элементарного чувства протеста к первобытно-агрессивной форме давления любой российской пропаганды на казахстанское общество. Да, историческая память – сильная вещь и сегодня каждая попытка российской властной машины довлеть над так называемым "русским миром за пределами России" (границы которого подвижны) воспринимается очень болезненно. Во все времена любой, кто подавлял всех вокруг рано или поздно становится объектом ненависти, от которого хотят отделиться, убежать или притвориться "другим", уже не похожим на себя старого или переросшим подчиненные отношения. В определенной степени, длящаяся последние года три, яростная попытка российских властей наказать Украину за "европейский выбор", попрекнуть любого из "пост-совка" за неблагодарность, откровенно антизападная политика вкупе с навязыванием образа "справедливой, но обиженной всеми Россией" вызывает прямо противоположные эмоции – желание отдалиться от неадекватного большого соседа, который в пылу странной любви может раздавить (через присоединение территории) либо задушить (через пропаганду).

Не так давно, Казахстан на парламентских слушаниях рассмотрел первые разработки латинской графики казахского алфавита. Как только не называли казахстанскую инициативу государственные деятели и "эксперты" из России – "плевок", "недоумение", "предательство". Даже представители РПЦ не остались без комментариев. Кое-кто припомнил, что Казахстан "предавал" Россию уже не раз – когда не признавал Осетию, Абхазию и Крым, кое-кто обвинил авторитарный Казахстан в нежелании делиться суверенитетом и саботаже при создании Евразийской межпарламентской ассамблеи, а кое-кто странным образом связал введение Казахстаном латиницы с тем, что вся "независимость Казахстана" создана исключительно благодаря России (забывая об истории "до" и "после" российского присутствия). Но, споры – спорами, а вопрос латиницы уже окончательно решен.

Итак, Казахстан сделал свой цивилизационный выбор. Сделав уступку навстречу "евразийскому братству" и оставив в залог часть государственных функций в виде сбора таможенных платежей в торговле и заключения торговых соглашений с третьими странами, Казахстан сел в машину времени, которая уже где-то лет через двадцать перенесет его в "другой мир", хотя и не полностью свободный от тисков железных рук России, но дающий полную свободу выбора его гражданам в осмыслении самих себя – без российских очков пропаганды и претящей подачи картины мира с неоимперской высоты. И, хотя, следуя восточным традициям – обходить острые углы – Казахстан заявил о том, что "латиница – это не политика", совершенно понятно, какие цели преследует Казахстан, на что имеет полное право. Казахстанцы, как и россияне гордятся наследием русского и советского искусства и литературы. Однако, читать Чехова и Толстого, смотреть фильмы Тарковского и Абуладзе – это одно, и это общее прошлое, которое безвозвратно ушло. Но, "ненавидеть толпой Украину", "поносить Саакашвили", "гнобить геев" и "своеобразно понимать современное русское искусство" – это собственный выбор России, это ее будущее, и оно у нас не общее.

В чем ошибка российской пропаганды и почему "трюк с Матильдой" в Казахстане не пройдет. Во-первых, российская властная машина несколько переоценивает свое влияние. Оно не такое сильное, как принято считать. Молодое поколение (не жившее в СССР), получившее хорошее образование со знанием английского языка свободно оперирует информацией с обоих полей фронта и им понятен смысл подмены терминов, скажем, "право народа на самоопределение" вместо "присоединения и оккупации земель". Во-вторых, риторика известных российских государственных деятелей в отношении Казахстана, подчеркивающая его якобы "подчиненную роль" (в стиле политика Ж., "без России им всем конец") только усиливает естественное желание сопротивляться любым попыткам России сблизиться. В-третьих, уже не столько "Крым – как катализатор изменений на постсоветском пространстве", сколько последние нововведения России накрывают мраком даже маленькую перспективу совместного будущего. Не так давно, стало известно о том, что изучение государственных языков республик в России – не обязательно, в частности, изучать башкирский язык в Башкортостане школьной программой не требуется. Трудно сказать, как к этому относятся башкиры, учитывая сложный этнический состав республики. Но, однозначно, быть в меньшинстве у себя дома – это вчерашний день колониальных отношений России и Казахстана.

В общем, перефразируя политически деликатный месседж Казахстана, закончу так: Российская пропаганда – это форма информационной гегемонии России на постсоветском пространстве, которая нуждается в ограничении. И точка.

Газиза Шаханова