Уважаемый Игорь, в Ваших злободневных рассуждениях о печальной судьбе путинских коллаборационистов и последнем шансе Шредера вызывает большое сомнение один момент: дескать у бывшего канцлера есть еще время показать, что он способен учиться на чужих ошибках.

Если Вы читали мои материалы на энергетическую тематику, то наверняка обратили бы внимание на зловещую роль Шредера в реализации газпромовских проектов "Северный поток" и "Северный поток-2". Эволюция деятельности бывшего немецкого канцлера, особенно в отношении "Северного потока-2", позволяет говорить о том что Шредер не просто экономический агент "Газпрома", а опаснейший политический инструмент Кремля по расколу и дальнейшему ослаблению Евросоюза.

Именно с этих позиций и необходимо оценивать возможность или невозможность наличия последнего шанса у Шредера одуматься — что дескать может серьезно повлиять на формирование пропутинской или антипутинской платформы не только в Германии, но и в Европе в целом. Мне показалось, что Вы, Игорь рассчитываете на это, приведя пример с Улюкаевым.

Однако ситуация со Шредером намного сложнее и представляет собой не просто банальный меркантильный коллаборационизм, а заранее спланированную спецоперацию Кремля по расшатыванию Евросоюза, подрыву единства среди его членов, с дальнейшей дестабилизацией всей Европы.

Этот опасный авантюристический курс стал возможным, как ни парадоксально, из-за недальновидности многих европейских лидеров, их беспечности относительно продолжавшейся десятилетиями односторонней зависимости от российского газа. Лишь после агрессии России против Украины в Европе начали всерьез задумываться о расширении альтернативных источников импорта газа за пределами России. Была принята новая стратегия, направленная на формирование Энергетического союза в рамках ЕС. В сентябре 2014 года Брюсселем был заблокирован газпромовский проект "Южный поток", предусматривавший южное направление строительства газопровода в обход Украины.

Однако ещё до украинских событий "Газпрому" с помощью лоббистской деятельности Шредера удалось реализовать проект обхода Украины с севера введением в строй в 2012 году "Северного потока" — прокладка трубы по дну Балтики до побережья Германии, мощностью в 55 млрд. кубометров в год. Это в немалой степени способствовало доведению совокупного объема экспорта газа в Европу почти до 180 млрд. кубометров по итогам 2016 года — рекордный уровень за всю историю деятельности "Газпрома" на европейских рынках.

Южные и северные "газовые клещи" Москвы предусматривают не только ликвидацию украинского транзита, обходящегося Газпрому до 2 млрд. долл. ежегодно, но, прежде всего, дальнейшее усиление зависимости Европы от поставок российского газа, как инструмент политического давления и шантажа, и самое главное, внесение разброда среди европейских стран — членов Евросоюза.

На это и направлена кремлёвская спецразработка "Северный поток-2" (СП-2), который выступает скорее как политический, чем экономический проект, так как был изначально рассчитан на провоцирование раскола среди стран-членов ЕС. Здесь больше всего и пригодился Шредер, а мы подошли к вопросу, почему именно на него пал выбор Кремля для проворачивания своих газово-политических дел в Европе.

Кремлю нужен был прежде всего деятель страны, занимающей доминирующую позицию в Евросоюзе, которую так или иначе представляет Германия. Называя СП-2 российско-германским проектом, "Газпром" и сторонники российского монополиста в структурах Еврокомиссии пытаются продавить нужное им решение по этому проекту. Шредер и заинтересованные европейские компании, создавшие консорциум по ещё не утвержденному проекту, лоббируют его как внутри Комиссии, так и за пределами ЕС в финансово-экономические структурах.

Шредер и компания используют Еврокомиссию как механизм легитимизации этого проекта во всех отношениях, не только с юридической точки зрения, но и для того, чтобы доказать, что этот проект действительно нужен. А реально он не нужен: Европа уже "накушалась" российским газом — 180 млрд. кубометров лучшее тому доказательство. И в этом смысле для Еврокомиссии существует дилемма выбора между энергетическими ценностями, задекларированными и зафиксированными в целом ряде документов ЕС, и интересами отдельных стран-членов ЕС, а также группы компаний.

Активная немецкая позиция внутри ЕС и российская извне направлены на оказание давления в том, чтобы склонить Еврокомиссию выступить на стороне их интересов. Но и здесь не все получается. Отметим известное "письмо десяти" — десяти глав государств и правительств стран центральной и восточной Европы — членов ЕС к Еврокомиссии в прошлом году с призывом отказаться от этого проекта и решение в июне этого года министров энергетики стран-членов не предоставлять мандат Еврокомиссии на начало переговоров с "Газпромом" по СП-2.

В самое ближайшее время мы будем свидетелями того, что победит: принципы, зафиксированные в европейских документах и на основании которых Польша и остальные страны Центральной и Восточной Европы, а также Балтии в рамках Энергетического союза ЕС требуют отказа от этого проекта. Или победят интересы России, Германии и примкнувшей к ним Австрии, за которыми стоит коррупция, "шредеризация" и корпоративные интересы, с помощью которых пытаются манипулировать не только правительствами стран-членов вот этой троицы, но и европейскими институтами, что чрезвычайно опасно.

И если Шредеру и его людям в Европе удастся легализовать фейковый "российско-германский" проект "Северный поток-2", это будет означать кончину не только Энергетического союза, но и ЕС как такового. Эти деятели разрушают принципы, которые вообще перестанут работать внутри Союза.

Тогда можно нарушать любые договоренности, любой документ, находя те или иные обоснования, базирующиеся на интересах той или иной страны-члена ЕС, той или иной группы бизнесменов, "понимающих" Путина. И так начнут действовать все. Тогда разломается единое пространство, чего и добивается Россия. И даже если "Северный поток-2" удастся заблокировать или же отложить на будущее, Путин уже добился промежуточного успеха — он, по сути, сделал при помощи европейских коллаборационистов во главе со Шредером еще одну большую трещину в и без того ослабленном ЕС.

Уважаемый Игорь, вы пишите о том, что у бывшего канцлера есть еще время показать, что он способен учиться на чужих ошибках. Скорее он это время будет использовать для продолжения путинский работы по дестабилизации Европы, так как является составляющей частью глобального антиевропейского кремлёвского проекта. Поскольку путинская Россия не может не строить какие-то потоки, то, наверняка, придумает какой-то следующий. И в нем обязательно будут "шредеры".

Поэтому, разоблачать, в не давать шанс подобным деятелям — вот в чем состоит наша с Вами задача.

Кямран Агаев