Всё, успокойтесь. Кажется, я разгадал, кто виноват во всех этих референдумах или их попытках. Ну никак не мог человек с некоторыми каталонскими корнями просто так успокоиться. Все события 1 октября и почему-то именно в студиях российского телевиденья такие сильные об этом переживания не давали спать спокойно. И вот осенило. Это была спецоперация. Автор, тише, это государственная тайна, — В. Мутко — вице-премьер правительства России, отвечающий за спорт и известный во всем мире по незабываемому "Лет ми спик фром май харт".

Не верите. Доказываю. Проходит референдум в Каталонии, его все признают, и испанская сборная приезжает на Чемпионат мира без каталонцев, а каталонцы вообще не приезжают! Одним соперником у сборной хозяев меньше. Быстро успеваем провести референдумы в Британии, хотя там у них сложнее, подстраховались, гады, всё-таки представлены четырьмя федерациями и сборными, но все равно шанс есть кое-кого в рядах сборных не досчитаться. Разумеется, срочно с помощью друга Берлускони разделяем Италию на Юг и Север. Весело поем "Скуадро Адзурре" — Аривидерчи, Рома. Еще одного потенциального чемпиона нет. Ту же операцию — референдум — проводим в Германии. С помощью поддержанной нами Альтернативы для Германии отделяем, Баварию, хотя лучше Эльзас-Лотарингию, таким образом ещё и Францию достаем, чтобы им с молодым президентом не до футбола было. Таким образом, не досчитываемся среди участников чемпионата тех, кто подчиняется формуле "в футбол играют 22 человека, а побеждают всегда немцы". Добавляем разных там бельгийцев, расчленив их на валлийцев и фламандцев, по тем же примерно принципам избавляемся и от "летучих голландцев", тем более что их померанчивый, т.е. оранжевый цвет и так в России не очень приятен. Конечно, добавляем сюда Украину, ведь такого государства вообще то ли нет, то ли, по мнению Москвы, не должно быть. Разваливаем Польшу, например, замутив движение по отделению Селезии... Вспоминаем об историческом опыте Куусинена, у нас что, в России Стрелковы разные перевелись, которые мечтают иметь в Москве улицу, названную их именем? Подобным образом избавляемся от скандинавских и балтийских соперников, хотя такой опыт применим и в любой другой части света. Короче, болельщику футбола понятно — о конкурентном, серьезном участии сборных старушки Европы можно забыть. Что там остаётся — Латинская, Южная и Северная Америка? А что, мы зря избирали Трампа? Отделяем Калифорнию! Что-нибудь, наоборот, в противовес северному соседу откусываем от Мексики. Аргентина и Бразилия тоже делятся. Одни по принципу национально-лингвистическому, отделяя имеющих испаноязычные корни от италоязычных — это у Мутко легко получится. А, бразильцев, ну, скажем, по расовому, т.е. цветовому, хотя у них тоже есть штаты и можно замутить что-то быстро в мутных водах Амазонки... С Африкой совсем будет просто, там много племен, как-нибудь разберемся. Что у нас остаётся — Япония, Австралия (надо подумать), время ещё есть, и опыт разделения двух Корей может пригодиться.

За окном забрезжил рассвет. Наступало утро. Референдум, как то и гласит Испанская конституция, во-первых, не законен, во-вторых, не признан, а в-третьих, у каталонцев есть и сердце, и голова, и ещё многое, в том числе и великий футбол.

Возвратился от синего (простите описку) черного моря В. Мутко, глядь, перед ним сидит его старуха (сборная России по футболу), а перед ней разбитое корыто. Чемпионат, может, и состоится, но вот выиграет его тот, кто лучше играет в футбол, а не тот, у кого больше власти, денег, газа и танков с ракетами. Кстати, футбол ещё подразумевает и знания, и ум, помноженные на физическую и тактическую (но не военную) подготовку, но это уже совсем другой разговор, вовсе не сказочный.

Можно успокоиться. В домах, головах, и в студиях российского телевиденья тоже. Не вышла сказочка. Не будет В. Мутко премьером страны, отвечающим за спорт. Всё так и останется "Лет ми спик фром май харт" или, как это звучит по-каталонски: "Dic amb tot el meu cor".

Григорий Амнуэль