Рассмотрение апелляции по делу об убийстве Немцова. Фото: Каспаров.Ru
  • 10-10-2017 (17:36)

ВС РФ частично смягчил приговор фигурантам дела об убийстве Немцова

update: 10-10-2017 (19:13)

Верховный суд РФ частично изменил приговор пятерым подсудимым по делу об убийстве политика Бориса Немцова, 10 октября сообщает корреспондент Каспаров.Ru из зала суда.

Суд постановил отменить штрафы, вынесенные фигурантам дела, в размере 100-200 тысяч рублей. 

Военная коллегия судей отклонила апелляционную жалобу защиты с требованием отменить приговор и отправить дело на пересмотр. По мнению адвокатов фигурантов, процесс прошел с многочисленными нарушениями. Так, как считают адвокаты, председательствующий мешал им предоставлять свои доказательства, перебивал подсудимых, комментировал действия защиты, вопросы для присяжных были сформулированы некорректно, а в вердикт присяжных были внесены изменения после оглашения.

"Дело сфальсифицировано, а признательные показания были даны под пытками", — говорится в апелляционной жалобе.

Ранее
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

По мнению представителя потерпевших, адвоката семьи Немцова Ольги Михайловой, дело должно быть переквалифицировано на ст. 277 УК РФ ("Посягательство на жизнь политического деятеля"): "На момент смерти он был депутатом Ярославской думы и являлся членом оппозиционной партии "РПР-Парнас".

Защитник заметила, что судья специально просил свидетелей не говорить о политической деятельности Немцова, и она попросила вернуть дело прокурору для устранения этих ошибок.

"Мы не поддерживаем эту позицию, поскольку не было убийства политического деятеля и предварительное следствие не рассматривало эту версию", — возразил адвокат Заура Дадаева Марк Каверзин.

Еще один представитель стороны потерпевших адвокат Вадим Прохоров добавил, что они сомневаются в виновности Хамзата Бахаева.

Адвокат Бахаева по назначению Виктор Дойников поддержал позицию других защитников. Накануне стало известно, что бывший защитник подсудимого Заурбек Садаханов уехал из России после того, как ему стали поступать угрозы.

"Я лично уверен, что Бахаев совсем ни при чем. Это понятно даже потерпевшей стороне", — добавил Двойников.

Каверзин отметил, что в ходе процесса был нарушен принцип состязательности сторон, и просил суд не нарушать эти правила. Кроме того, он недоволен, что председательствующий в ходе отбора присяжных снимал вопросы защиты о политических взглядах людей, которые входили в коллегию. Защитник еще недоволен тем, что присяжные находились в совещательной три дня и неизвестно, где хранился вопросный лист и как был заполнен документ.

Адвокат Анзора Губашева Артем Сарбашев уверен, что суд не дал возможность предоставить доказательства алиби своих подзащитных. "В частности, признательные показания были получены незаконным способом. А у Дадаева вовсе было алиби, но суд отказался допросить важных свидетелей", — недоумевает защитник. Другой адвокат Губашева Муса Хадисов повторил позицию своих коллег.

Защитник Шадида Губашева Магомед Хадисов обратил внимание, что вопросы адвокатов в суде снимались, их подзащитные братья Губашевы были удалены с процесса и были нарушены их права.

Адвокат Темирлана Эскерханова Анна Бюрчиева возмущена, что судья не слышал защитников и грубо нарушил состязательность сторон.

"Подсудимые специально выбирали суд присяжных, они надеялись, что их дело рассмотрят честно и справедливо. Что у нас было? Обвинение представляет доказательство, и вдруг встает старшина и заявляет, что якобы в метро подходили родственники Бахаева и угрожали ему. У них появился страх. Как в такой обстановке можно было ожидать справедливый вердикт?" — полагает Бюрчиева.

Ее подзащитный Эскерханов заявил по видеосвязи из СИЗО о невозможности вынесения вердикта, поскольку вопросный лист был составлен так, что "ни мы, ни они не могли понять эти вопросы", а также оказывалось давление на присяжных. "Нам не дали донести правду до присяжных", — возмущался Эскерханов.

"В материалах дела нет ни одного факта моей причастности к этому убийству. СК не предоставил ни одного доказательства", — сказал Бахаев.

Прокурор Мария Семененко просила отклонить жалобу адвокатов и не удовлетворять просьбу представителей стороны потерпевших. "Как указало следствие, переквалификация может быть в том случае, если совершено посягательство на жизнь политического деятеля, когда прекращается его государственная деятельность, или месть за такую деятельность. Раз нет таких данных, то в ходатайстве было отказано", — объяснила прокурор.

В последнем слове Заур Дадаев настаивал, что видео с его алиби специально не показали присяжным, чтобы ему не вынесли оправдательный вердикт. Братья Губашевы стали показывать медицинские справки о получении травм после пыток и настаивать, что признательные показания были получены незаконными методами.

13 июля Московский окружной военный суд приговорил Дадаева к 20 годам колонии строгого режима.

Его сообщники получили: Анзор Губашев — 19 лет строгого режима, Шадид Губашев — 16 лет, Эскерханов — 14 лет и Бахаев — 11 лет лишения свободы. Кроме того, им назначили ограничение свободы на два года и штраф в размере 100-200 тысяч рублей. Также суд постановил лишить воинских званий Дадаева (лейтенант) и Эскерханова (прапорщик полиции).

Бориса Немцова убили 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту. Согласно вердикту присяжных, подсудимые в конце 2014 года согласились на предложение "лица, находящегося в розыске, и иных лиц" за 15 млн рублей совершить убийство известного политика. Так, в частности, осужденные установили место проживания Немцова, вели слежку, заранее определили способы и маршруты отхода с места происшествия, приобрели огнестрельное оружие и боеприпасы к нему. Не позднее 21 января 2015 года Дадаев купил для своих подельников мобильные телефоны, так называемые "боевые трубки". Через месяц без соответствующего разрешения приготовил не менее одиннадцати 9-мм патронов, шесть из которых хранил в Москве, а остальные — у себя дома в Ингушетии, говорится в решении суда.   

Согласно приговору, 27 февраля 2015 года, в день убийства, около 11 часов Дадаев, взяв с собой 9-мм огнестрельное оружие неустановленного образца, вместе с Анзором Губашевым и Бесланом Шавановым (погиб при задержании, уголовное преследование прекращено в связи с его смертью) на машине Mercedes-Benz приехали к дому Немцова на Малой Ордынке. Там они несколько часов вели скрытую слежку за политиком. Примерно в 21:45 обвиняемые направились за Немцовым к ГУМу в Bosco Cafe. После того как политик покинул кафе вместе со своей подругой Анной Дурицкой, Дадаев проследовал за ними до Большого Москворецкого моста. Примерно в 23:31 произвел в Немцова не менее шести выстрелов. На теле позднее обнаружат три сквозных и два слепых пулевых ранения, четыре пули оказались смертельными. После убийства Губашев и Шаванов помогли скрыться с места преступления Дадаеву на автомобиле Zaz Chance.

В частности, Шадид Губашев в составе группы лиц помог своему брату Анзору, Дадаеву и Шаванову скрыться и "способствовал их выезду за пределы московского региона для предотвращения их задержания". Как решили присяжные, непосредственную поддержку в подготовке к убийству оказывали Эскерханов и Бахаев. Вместе с этим коллегия присяжных решила, что они виновны в незаконном хранении оружия.

Андрей Карев

Реклама
Материалы сюжета
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама