Заявление госпожи Собчак о её решении участвовать в президентской кампании относится к категории "хоть стой, хоть падай". В том смысле, что именно нам теперь совершенно непонятно, как себя в этой ситуации вести. Стоять ли на площади или падать ниц.

Шустрая дама выскочила из закулисья и повыбивала стулья сразу подо всеми "кандидатами". От Зюганова через Миронова с Жириновским до Явлинского. Кроме, естественно, того единственного трона, который железный и не задвигаемый и на котором собирается и дальше сидеть "наше всё". На него претендентка не замахивается — ногу отбить можно. А с остальными как весело теперь ей будет дискутировать на разных каналах! Молодая, задорная и ухоженная "против всех" этих пыльных стариканов с бородавками и вываливающимися из-под ремней животами. Коси их, да посвистывай!

Посвистывать будет человечек на железном троне, наблюдая за схваткой, до которой он не снизойдёт. Такая нас примерно ожидает картина в ближайшие полгода. А потом КВН закончится, и шутки в сторону.

Поступок Ксении Собчак это явление подлости высочайшей пробы. А над всеми нами — вовлечёнными теперь в жаркие споры о том, что же это было на самом деле, хорошо это или плохо, и что же дальше будет — за кремлёвскими зубцами уже сейчас просто ржут, надрывая животики все соучастники сей подлости — от самого главного до последнего письмоводителя администрации.

Смешно ведь, правда, когда какая-то "администрация чего-то" спускает народных кандидатов со стены в этот самый народ. А самому источнику власти остаётся только обсуждать... Впрочем, даже и обсуждать ничего не остаётся.

А ведь, по идее, всё должно быть ровно наоборот — народ должен выдвинуть кандидата(ов) для штурма кремлёвских стен. В переносном, конечно, смысле. А если со стен этих вдруг захотят лить горящую смолу, так и в буквальном. Народ имеет право.

Но нет, оказывается, не имеет он права никого выдвигать. А должен выбирать из тех, кого ему предложит начальник. Заметим — нелегитимный начальничек. Прямо таки самозванец, как Гриша Отрепьев.

А теперь, получается, покачал этот "Гриша" когда-то девочку на коленях, а теперь решил пошутить, чтоб на "озере" за шашлыками было о чём друзьям посмеяться. "Сходи ты, деваха, — говорит "Гриша", — во власть. Не так чтобы совсем, а так, на полгодика, покусай её с краюшку, на вкус попробуй. Может когда и пригодится. А так, чтобы взятки с тебя были гладки, назовись-ка ты "Против Всех". Если против всех, то вроде бы как и против меня. Понарошку, конечно, не пугайся, я ж знаю, ты за меня, недаром на коленях качал-убаюкивал. Ну вот там в телике поторчишь, ты же умеешь, с дураками этими при всём честном народе потрындишь. Народ поймёт, что все они отстой, и меня выберет. А будет тебе за это золотое корыто, и Максимке твоему киностудия в Херсонесе". "А как же Лёша? Неудобно как-то, я ж с ним против вас на морозе стояла", — спрашивает в ответ красавица. "Ну во первых не так там и холодно было, не замёрзла... А Лёша... А что Лёша? — отвечает бог, — тебе ж с ним детей не крестить. У тебя поди сын-то уже крещёный. Лёхе скажешь так — мол, готова снять кандидатуру, если его зарегистрируют кандидатом. Очень демократичненько звучит, а как будет, сама понимаешь, не боись. А народу и времени не будет разобраться, когда ты там чего снимешь — когда зарегистрируют, или когда наоборот" "Хорошо, дядя-бог, договорились..." — сказала деваха, пошла, помыла наспех кудри, надела простую голубую кофточку, встала на фоне сковородок и специй поближе к народу и начала снимать ролик. "Я против Ксении... тьфу ты, сначала... я — Ксения Общак... нет, вообще не то... я против всех, а зовут меня..."

В общем как-то досняли и в народ запустили. Народ откликнулся. Есть о чём теперь поговорить. "Гриша" может спать спокойно.

А вот нам что делать? Искать Герцена, наверное.

Фёдор Рябков