My friends, every generation has to fight anew the battle for liberty.
(Друзья, каждое поколение должно вновь вступать в битву за свободу.)
Маргарет Тэтчер

В 1780-х годах в США тремя отцами-основателями, Гамильтоном, Мэдисоном и Джеем, был опубликован цикл статей под общим названием "Записки федералиста", на основе которых была написана Конституция США. Этим циклом статей я бы хотел начать общественную дискуссию, итогом которой должна стать не просто конституционная реформа, но и кардинальное переосмысление роли гражданина, общества и государства. Вашему вниманию предлагается адаптированная для читателей из России версия первой "Записки либертарианца", которая писалась для обоснования конституционной реформы в Украине и была опубликована в издании "Украинская правда".

Одной из причин написания этого цикла является кризис традиционной политической модели, созданной в XIX веке и просуществовавшей до конца XX столетия. Победа Трампа, который не является типичным республиканцем, в США и Макрона, который вообще не представляет ни одну традиционную партию, во Франции — это только первые ласточки грядущих изменений. Банкротство социалистической идеи и концепции welfare state стало особенно очевидным после провала социалистов во Франции и кризиса лейбористов в Соединенном Королевстве. С другой стороны, электоральная база традиционных консерваторов, которые поддерживают Brexit или протекционистские идеи Трампа, тоже ограничена. Не представлена в традиционном политическом спектре группа людей, которые, с одной стороны, ориентируются на глобализм, открытость границ и свободную торговлю, а с другой — противники чрезмерного государственного регулирования, социализма и welfare state. Этой группе, на мой взгляд, могут быть близки идеи либертарианства, и она в дальнейшем может оказать решающее влияние на формирование политического ландшафта. Нынешняя политическая система, как в Украине, так и в Российской Федерации, и в западных странах, прогнила и не отвечает вызовам современности, традиционные политические силы и классические политические платформы сходят с исторической сцены. Именно поэтому я предлагаю заложить либертарианские идеи в основу построения новой модели государственного устройства.

В первой записке я хочу затронуть следующие вопросы: почему необходима новая Конституция? Для ответа на него следует пойти дальше и выяснить, а чем вообще-то должна являться Конституция и на каких принципах она должна составляться? А это, в свою очередь, вызывает необходимость определения того, что такое государство, зачем оно необходимо и как соотносятся граждане, общество и государство. Нерешенность именно этих фундаментальных вопросов была причиной политических кризисов в Украине (Оранжевая революция, кризис 2007 года, Революция достоинства) — вероятно, в этом же следует искать корень зла и применимо к текущей политический ситуации в Российской Федерации.

Если мы посмотрим на структуру конституций постсоветских стран, то заметим существенное сходство с Конституцией СССР — это неудивительно, поскольку их составляли люди, выросшие в советское время. Однако Конституция СССР тоже появились не из воздуха. Если читатель изучит Конституцию Королевства Пруссия от 1848 года, то он (или она) увидит много общего. В принципе, мы живем сейчас в конституционной парадигме континентальных монархий XIX века (именно поэтому я говорил выше про то, что наша политическая модель выросла оттуда). До появления конституционных монархий в ходе революций середины XIX века сувереном и источником права являлся монарх. Именно монарх даровал определенные права и свободы своим подданным, как, например, сформулировано в манифесте Николая II от 17 октября 1905 года: "Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы...". Эта политическая модель претерпела косметические изменения — вместо монарха роль суверена стал формально играть народ. Фактически же абстрактным сувереном стало государство, а конкретным — высшее чиновничество (не зря же их часто называют словом "власть", хотя номинально власть принадлежит народу). Что более важно, государство стало источником права, и вместо монарших манифестов права народу дарует Конституция. Так, Французская Конституция 1791 года в самом начале первой статьи содержит фразу: "Конституция гарантирует следующие естественные и гражданские права". И нам даже не приходит в голову, что все права и свободы у нас есть и так, и без государства, и без Конституции.

Типичная Конституция постсоветского государства, так же как и конституции континентальных стран Европы — это по большей части декларация, и это не случайно, ведь она играет ту же роль, которую ранее играли манифесты монархов, которыми они декларировали народу свою волю. Раньше мы были бы подданными монарха, которые получали права и свободы по его или ее милости. Монарх был источником права. Теперь мы стали подданными абстрактного государства (или конкретных чиновников), и получаем права и свободы по его милости. Некоторые юристы даже заявляют, что Конституция — это источник права. Строительство государства идет сверху вниз — на вершине Конституция (некий сакральный абсолют), далее законы (отблеск высшего разума), затем подзаконные акты и следящие за их исполнением чиновники (которые сами же эти подзаконные акты и составляют), и в самом низу — жалкие букашки-граждане (которые должны подчиняться всей этой бюрократической махине). Разумеется, такая рабская политическая модель не может устраивать современных, свободных и думающих людей.

На самом деле существует и другая политическая модель. Даже если мы посмотрим на Конституцию Французской республики от 1798 года, так же как и на упомянутую выше Конституцию 1791 года, то найдем ряд важных отличий от Конституции Пруссии. Этот документ — в меньшей степени декларация, а в большей — устав некоторой организации. Если же мы возьмем Конституцию США, то она уже ничем не будет напоминать конституции континентальной Европы. В ней всего 7 статей. И, помимо преамбулы, нет декларативных фраз. Она более всего напоминает устав корпорации — сухо и предметно описаны управляющие органы государства, рамки их полномочий, порядок формирования, а также порядок внесения поправок и изменений в саму Конституцию. Такая структура документа не случайна — ведь авторы "Записок федералиста" находились под большим влиянием Локка и его идеи общественного договора. В этом случае государство рассматривается не как некий абстрактный суверен, а как аналог корпорации, которую учреждают граждане с вполне определенными целями. В преамбуле Конституции США так и написано: "Мы, народ Соединенных Штатов, с целью сформировать более совершенный союз, установить правосудие, гарантировать внутренний порядок, обеспечить совместную оборону, способствовать общему благополучию и обеспечить благо свободы нам и нашим потомкам, принимаем и устанавливаем эту Конституцию...". Граждане делегируют государству вполне определенные полномочия и формализуют все это в уставе корпорации, роль которого и играет Конституция. Вот вам и другая политическая модель — государство строится не сверху вниз, и снизу вверх. Главными являются граждане — они обладают всей полнотой власти, они же для защиты своих прав и свобод учреждают государство и делегируют ему некоторые полномочия (причем в случае США сначала штаты, а уже потом федерацию, и федерации граждане делегируют меньше полномочий, нежели штатам), а уже затем представители граждан (выборщики или сенаторы) назначают топ-менеджеров этой корпорации (Президента, членов Кабинета, Верховного суда и т.д.).

И ключевое — источником права является народ!

На мой взгляд, единственно правильным и критически необходимым для постсоветских стран является переход от политической модели континентальных европейских монархий к политической модели Локка, в которой государство не является некоторой сакральной сущностью, а строится на основании общественного договора. В этой модели граждане первичны, они обладают всеми правами и свободами независимо от государства (которое является вторичным) или Конституции (которая является всего лишь уставным документом, а не источником права). Государство же является лишь одним из институтов общества, которое создается со вполне определенными целями и для решения конкретных задач (об этом речь пойдет в следующих статьях), поэтому ему делегируются только некоторые ограниченные полномочия. Соответственно, Конституция, как и любой уставный договор, должна определять цели и задачи государства, его органы управления и исчерпывающий перечень их полномочий, порядок формирования этих органов, процедуру внесения изменений и дополнений в саму Конституцию. Вероятно, документ также должен содержать статью о разграничении полномочий между органами государства и органами местного самоуправления, поскольку общество может самоорганизовываться независимо от государства, и крайне близоруко было бы сводить все органы такой самоорганизации к подразделениям государственных институтов. Очевидно, что типичная постсоветская Конституция, как наследие континентальной политической модели абсолютизации суверена и государства, неспособна служить адекватным общественным договором в понимании Локка с его абсолютизацией гражданина и индивидуума. Поэтому необходимо написание новой Конституции, отражающей данную политическую модель, для чего можно воспользоваться идеями, заложенными в Конституции США.

Таким образом, ответы на основные поставленные в этой записке вопросы можно изложить так:

1. Соотношение между гражданами, обществом и государством:

  •  
  • Граждане первичны, они имеют неотъемлемые естественные права;
  • Государство является одним из институтов общества, которое создается гражданами со вполне определенными целями и является вторичным и подчиненным по отношению к гражданам и обществу;
  • Общество контролирует государство, но не наоборот;
  • Граждане делегируют государству определенные полномочия, вытекающие из тех целей, для реализации которых государство было создано, а вмешиваться в иные сферы общественной жизни государство не вправе.

2. Сущность и формат Конституции вообще:

  •  
  • Конституция не является декларацией, а является учредительным документом, на основании которого создается государство;
  • Конституция не спускается высшей властью "сверху", чтобы подчиненные государству граждане знали и исполняли свои повинности, напротив, она пишется гражданами, чтобы подчиненные им государственные органы знали свое место;
  • Формат Конституции аналогичен формату уставного договора корпорации — она определяет цели создания государства, перечень управляющих органов, порядок их формирования, срок и исчерпывающий перечень полномочий, а также порядок внесения изменений и дополнений;

3. Реализация конституционной реформы в нынешних условиях:

  •  
  • Донесение до общественности необходимости и неизбежности перехода от политической модели континентальных монархий XIX века к модели Локка;
  • Смена общественной парадигмы: гражданин выше государства, индивидуум выше коллектива, частное выше общественного;
  • Принятие новой Конституции, отражающей смену политической модели и общественной парадигмы, в качестве прототипа можно взять Конституцию США.

В следующих записках будут рассмотрены такие вопросы: Нужен ли Билль о правах? Должно ли государство определять вопросы гражданства? Может ли парламент принять любой закон? У кого должно быть право законодательной инициативы?

Валентин Хохлов