Вопросы строительства государства и написания Конституции едва ли занимают внимание граждан на ежедневной основе, поэтому могут показаться читателям более сложными и абстрактными, чем они на самом деле являются. Поэтому прежде, чем двигаться дальше, предлагаю рассмотреть две аналогии, которые могут быть ближе и доступнее для понимания и представляют собой адаптированную версию авторской колонки на "Украинской правде".

1. Объединение совладельцев многоквартирного дома (далее — ОСМД)

ОСМД в Украине являются близкой, но не 100% аналогией российских ТСЖ. Из-за ряда различий я не буду ниже заменять ОСМД на ТСЖ, дабы не возникало споров по нюансам, тогда как в этой статье основное — отношения совладельцев при управлении совместным имуществом.

ОСМД может служить весьма наглядной аналогией государства. Владельцы квартир — это прямой аналог граждан, а многоквартирный дом и прилегающая к нему территория — аналог страны. Здесь мы сразу видим разделение частной и общественной сферы — квартиры являются частной собственностью их владельцев, а лестничные клетки, лифты, холлы, подсобные помещения и придомовая территория — совместной, или же общественной собственностью. ОСМД создается со вполне определенными целями — обслуживание этой совместной собственности, помощь жильцам в решении их проблем (например, ОСМД может иметь в штате электрика, сантехника), охрана и обеспечение безопасности. По функциям и формату это хороший аналог государства. Собрать всех совладельцев дома вместе на общее собрание практически нереально, поэтому обычно создается некий орган, например, правление, который представляет интересы всех совладельцев — это прямой аналог парламента. И правление, от лица ОСМД, нанимает какую-то профессиональную компанию для обслуживания дома, зачастую ее именуют управляющей компанией — и это прямой аналог правительства (в этом, насколько я понимаю, одно из отличий ОСМД от ТСЖ). Заметим, что слова "управляющая компания" не означают, что эта компания управляет домом, управлять она может только нанятыми ей работниками — дворниками, сантехниками, охранниками и т.п. — и правильнее именовать ее "обслуживающей компанией".

Имеет ли ОСМД власть над жильцами дома? Очевидно, что нет. Вряд ли кто-то видит в правлении ОСМД своих руководителей. Тем более никакой власти над жильцами не имеет управляющая компания. Хотя, безусловно, и правление, и управляющая компания обладают определенными полномочиями в части управления и обслуживания совместного имущества жильцов — например, они могут сами решить, в какой цвет покрасить стены лестничной клетки и сколько охранников нанять. Они могут определить правила пользования лифтом и время вывоза мусора. Но ни в коем случае ни правление, ни управляющая компания не могут указывать жильцам, как в их квартирах расставлять мебель, в котором часу ложиться спать или кого им приглашать в гости. Более того, если эти органы будут посягать на права и собственность жильцов, то последние имеют полное право выгнать этот менеджмент (расторгнуть договор с управляющей компанией) и переизбрать правление.

Есть еще ряд моментов, на которых использование метода аналогии с ОСМД демонстрирует абсурдность некоторых функций нынешнего государства. Так, членство в ОСМД есть аналогом гражданства. Могут ли правление или управляющая компания решать, кого лишить членства или кому его предоставить? Вопросы лишения — однозначно нет. Если человек приобрел квартиру в этом доме, он имеет право вступить в ОСМД, а если продал — автоматически лишается членства. Возможна также ситуация, когда при реконструкции дома были созданы новые квартиры, и в таком случае эта новосозданная совместная собственность старых собственников может решением их общего собрания (всех совладельцев, а не только членов ОСМД) быть предоставлена новым собственникам на определенных условиях. Это аналог предоставления гражданства за определенные заслуги (пример — предоставление гражданства Франции тем, кто отслужил определенное время в "Иностранном легионе"). Заметим, что управляющая компания вопросы членства в ОСМД решать не может ни в коем случае (по аналогии, предоставление гражданства за заслуги должно осуществляться законом, но не решением органа исполнительной власти).

Второй аспект — это вопрос собственности. Он особенно актуален для москвичей ввиду принятой программы реновации. Может ли 50%, 2/3 или 80% членов ОСМД (или, шире, всех совладельцев) решать вопрос участия в этой программе и, тем самым, ставить под угрозу собственность несогласных? Даже с учетом того, что такое решение будет обусловлено интересами большинства. Даже если меньшинству будет предложена справедливая компенсация стоимости квартиры. Все равно, ОСМД не может лишить вас квартиры. По одной простой причине — ОСМД создавалось со вполне определенными целями, и управление частной собственностью жильцов в их перечне не значится. Такие полномочия жильцы ОСМД не делегировали, как и граждане не делегировали аналогичные полномочия государству. Поэтому ни ОСМД, ни государство не вправе ни при каких обстоятельствах вмешиваться в вопросы частной собственности, если таковая приобретена законным образом.

Третий аспект — это вопрос отчуждения совместной собственности. Представим себе 20-этажный дом, в котором жильцы 5-го этажа решили отделиться и войти в состав ОСМД соседнего дома. И приводят веский аргумент — они же имеют право на 5% совместной собственности, вот и забирают свою лестничную площадку, часть шахты лифта, коммуникационных колодцев и т.п., ставят решетки между 4-ым и 5-ым и между 5-ым и 6-ым этажами, и размещают там охранников соседнего ОСМД в зеленой форме. Абсурдность этой ситуации очевидна даже непрофессионалу, а юристы Вам скажут, что обладатели 5% совместной собственности не могут в одностороннем порядке выделить эти 5% в натуре, все вопросы выделения или размена доли должны решаться всеми совладельцами на общем собрании. С этой точки зрения, проблема статуса Крыма решается вполне однозначно — крымчане, конечно, могут распоряжаться своей частной собственностью по своему усмотрению, имеют полное право выйти из гражданства Украины и перейти в гражданство России, но сам полуостров является совместной собственностью всех граждан Украины, и именно поэтому вопросы его отчуждения или изменения его статуса могут решаться только на всеукраинском референдуме. Позиция тех российских политиков, которые предлагают "честный референдум" в Крыму, разумеется, является такой же неправовой и не может быть принята людьми, уважающими права собственности. Полностью аналогичен правовой подход и к ситуации в Каталонии. Поэтому нынешняя позиция мирового сообщества по Крыму и по Каталонии является вполне однозначной, предсказуемой и единственно возможной.

2. Корпорация (акционерное общество)

Корпорация — это тоже хорошая аналогия государства. Тем более, что государство, по сути, является частным случаем некоммерческой корпорации, граждане — ее акционерами, правительство — менеджментом, Конституция — уставом и т.д. Ценность этой аналогии в том, что во второй половине XX века была проработана теория агентов (см. agency theory), которая на уровне корпорации рассматривает взаимоотношение акционеров и менеджмента. Успехи этой теории в обеспечении устойчивости корпораций позволяют распространить ее и на политическую сферу. Рассмотрим некоторые следствия из данной аналогии.

Обладает ли топ-менеджмент корпорации властью над акционерами? Разумеется, нет. Топ-менеджмент обладает властью над наемными сотрудниками, но ни в коем случае не над акционерами. Может ли корпорация лишить акционеров их статуса? Никогда. Может ли она воспрепятствовать акционерам в продаже акций и покупке акций других компаний? Обычно, нет (то есть, выход из гражданства не может быть ограничен законодательно и должен быть возможен по желанию, в любое время и без оплаты). Хотя есть исключение — если акции были даны на нерыночных условиях (например, как бонус), то на их отчуждение могут быть наложены ограничения (аналог — если гражданство предоставляется за заслуги, то могут быть наложены ограничения на выход из него в течение определенного периода).

Могут ли 5% акционеров Coca-Cola заявить, что они недовольны менеджментом, и поэтому они забирают 5% имущества компании и присоединяют его к компании PepsiCo? Конечно же, нет. Все юристы вам скажут, что, хотя акционеры совместно и владеют всем имуществом корпорации, но 5% акционеров не могут по желанию изъять 5% имущества в натуре. Если они так недовольны компанией Coca-Cola, то их право продать свои акции и купить акции PepsiCo, либо же общее собрание акционеров может принять решение о ликвидации компании и разделе ее имущества между акционерами, но это практически невероятная ситуация.

Обязан ли акционер быть лояльным корпорации, не покупать акции конкурентов или даже их продукцию? Нет, такой обязанности нет и быть не может. Взаимоотношения акционеров и корпорации односторонние — корпорация должна работать в интересах акционеров, но не наоборот. Ответственность акционеров ограничивается лишь вкладом в капитал.

Так и в случае государства — граждане государству ничего не должны, кроме уплаты налогов. А государство гражданам должно всё. Граждане могут быть нелояльны государству, а государство всегда должно действовать в интересах граждан, даже и нелояльных ему. Граждане не обязаны защищать государство, а государство обязано защищать граждан.

Лояльность должна требоваться не от граждан (аналога акционеров), а от общественных служащих (т.е. чиновников, аналога сотрудников корпорации). Понятие "измена родине" может применяться только в отношении последних, поскольку они добровольно поступили на службу гражданам (зачастую у нас говорят "государственная служба", но это весьма вредное словосочетание, поскольку служат эти люди не государству, а гражданам, обществу), получают за это деньги и, потому, имеют определенные обязательства. Из этого следует, кстати, что любая недобровольная служба обществу, например, обязательная военная служба, является недопустимой. Если кто-то, пусть даже и общество в целом, заставляет другого человека ему служить помимо своей воли, то это называется рабством.

Второй интересный момент данной аналогии заключается в границах полномочий корпорации тратить свои деньги (т.е. деньги акционеров) в интересах менеджмента, что аналогично полномочиям государства тратить бюджетные деньги (т.е. деньги граждан) в интересах чиновников. Именно здесь сильна как агентская теория, так и правоприменительная практика. Рекомендую рассмотреть кейс главы Tyco Дэнниса Козловски, который использовал средства компании для оплаты своего роскошного образа жизни. В результате, он надолго угодил в тюрьму. Топ-менеджеры государства — президент, правительство и т.п. — также должны отвечать перед гражданами за то, как они тратят выделяемые из государственного бюджеты средства на их содержание (как говорила Маргарет Тэтчер, "нет никаких государственных денег, есть только деньги налогоплательщиков").

Наконец, нельзя не упомянуть про силу конкуренции. Корпорации конкурируют как за потребителей, так и за капитал (т.е. за деньги акционеров). Именно конкуренция стоит за тем, что экономика развивается, создаются более совершенные товары и услуги, а капитал используется наиболее эффективным образом. Те, кто делает что-то чуть хуже, чем остальные, погибают, а те, кто делает что-то чуть лучше — процветают. Конечно, для менеджмента выгодно заполучить монополию в какой-то сфере, после чего можно наплевать и на потребителя (а у них все равно выбора нет), и на акционеров (по той же причине). Суверенитет государства — это аналог монополии корпорации. Прикрываясь суверенитетом, чиновники могут наплевать на интересы граждан и бизнеса. Но суверенитет — это такой же анахронизм XIX века, как и монополия. И глобализация бизнеса, и возрастающая мобильность граждан нивелируют его эффект. Следует понимать, что в настоящее время государства конкурируют за граждан и за бизнес так же, как корпорации конкурируют за потребителей и акционеров.

Таким образом, проводя аналогию с ОСМД или корпорацией, можно по-новому взглянуть на некоторые аспекты взаимоотношений государства и граждан. Абсолютизация и сакрализация государства является лишь манипулятивной технологией, которая запутывает граждан и вынуждает их принять подчиненное положение по отношению к чиновникам. Аналогии с ОСМД или корпорациями показывают всю абсурдность притязаний государства и чиновников на власть над гражданами, наложение на граждан обязанностей и повинностей, попытки распоряжаться их имуществом или предписывать им что-либо. Во взаимоотношениях государства и граждан или бизнеса, в силу конкуренции, именно последние являются главными, а государство и чиновники — подчиненными, и иное понимание этих взаимоотношений в современном мире немыслимо.

Валентин Хохлов