"...Неприятие какого-либо давления извне — это несущие конструкции российской государственности. Наш генетический и культурный код".
из речи В. Путина в Кремле 04.11.2017.

Спорить с Путиным дело бессмысленное и ненужное. На него работает огромный аппарат, да и он понимает, знает, что говорит или читает. Президент, праздник, Кремль, всё это в сочетании не позволяет относиться к словам как к случайным. Тем более когда они произносятся в преддверии столетней годовщины того, что перевернуло, потрясло весь мир и продолжает потряхивать.

Так какое наследие этих ста лет? Попробую предложить моё виденье, мои ответы на этот вопрос.

Начну с сомнения в точности сказанного Путиным. Разве события, приведшие к революции и ее ход с первых дней — это неприятие какого-либо давления извне? Реакция на убийство эрцгерцога Фердинанда, повлекшая за собой мобилизацию и начало Первой мировой войны, переворот октября, осуществленный с вмешательством прибывших из эмиграции и подогреваемых иностранными спецслужбами, — это не давление? А где же неприятие, если страна и народ долго праздновали, да и теперь еще называют этот день не "годовщиной", а "юбилеем", т.е. словом, отмечающим праздник. Участие в кровавых событиях, в поворотах "Кровавого колеса" коммунистов, слетевшихся на кровавое пиршество из разных концов света — это неприятие? Думаю, что всё не совсем так, как кому-то хотелось бы. Да и вообще ограничить такую огромную многонациональную и многоконфессиональную страну, как Россия, от давления извне, думаю, практически невозможно. К счастью, мы живем все-таки не в КНДР. Давление бывает разным — и положительным, и отрицательным, и даже губительным. Уверен, это нужно разделять. Давление это не вторжение и не оккупация, аннексия или присоединение чужой территории. Именно процессом давления рождается вино... Конечно, оно вредно, если в больших количествах.

Народное единство? После 1917-го? Вы серьезно? Да, принято считать, что до этой роковой черты были пораженные в правах классы, народы. Согласен, хотя и частично. Положение крестьян и рабочих отличалось от положения дворян, мещан, купцов, фабрикантов, кулаков, средних и мелких торговцев, священнослужителей, военных, но история настойчиво подсказывает множество имен тех, кто благодаря труду и таланту поднимался по социальной лестнице из самого низа общества. Социальным лифтом являлись именно талант и трудолюбие, т.е. естественные причины социального отбора. После выстрела "Авроры" пораженными в правах оказались представители практически всех вышеперечисленных мною групп населения. Ничего себе прогресс. На смену двум группам населения пришел почти десяток. Постепенно заслугой продвижения по социальной лестнице стала серость, помноженная на четкое следование программе партии, захватившей власть. Талант, трудолюбие превратились в скорее мешающие карьере качества. Стукачество, подхалимаж, кумовство, коррупция расцвели пышным цветом. Великое множество талантливых людей вынуждены были покинуть Родину и отправиться за рубеж. Так было и, увы, так во многом есть. Нет конца изгнанникам земли Российской.

Не хочу в этой статье перечислять все те страдания, на которые были обречены народы страны в этот столетний период. В конце концов и в других странах далеко не всё было "сахарно". Каждый сам помнит многое либо из семейной истории, либо из государственной. Так или иначе, но страшное пережито. Однако хочу остановиться на том, что, думаю, является самым страшным наследием тех событий. Это изменение генетического, культурного, морального кода людей. Да, самым главным итогом является выращивание "советского человека". Какой он — "советский человек"? Безусловно, он всё ещё сохранил множество признаков простого человека. Но есть и изменения, которые, боюсь, всё больше становятся невозвратными. Какие? Прежде всего морально-этические. Практически с начала столетнего пути стала распространяться болезнь отречения от своих предков, от своей нации, от своей религии — ради элементарного выживания. Именно тогда стало модным и порой выгодным нажимать на свое пролетарское или крестьянское ("из бедняков") происхождение. Графа в советских паспортах с вероисповедания поменялась на национальность — и многие активно пополнили ряды русских, украинцев, белорусов — имея только территориальное отношение к этим народам. Да, в первые годы Советской власти такой камуфляж спасал многим жизнь. Прошло 100 лет. Вроде репрессий нет. Но в СМИ всё время слышится "я или мои предки из крестьян, из пролетариата" — как будто это является доблестью. Даже те, у кого смешанные историей судьбы, предпочитают педалировать простое происхождение, а не статусное. Странно это. Нет, я ничего не имею против простого происхождения, но если предки смогли подняться на какие-то значительные ступени социальной лестницы, то это же что-то говорит. Значит, они были трудолюбивы, отважны, умны, талантливы — разве за это не стоит испытывать гордость? Разве это не нормально для любого человека? Мне кажется, что нормально и естественно. Но мы живем так, как живем, и гордимся "из бедных". Напомню, на дворе ХХI век.

Ещё страшнее "синдром Павлика Морозова", помноженный на время. Да, путем серьезных перемен удалось отказаться от предательства сыном отца. Время кровавых чисток и репрессий миновало, но... В передачах, диспутах, литературе тут и там фигурируют следующие обороты речи: "моего деда расстреляли, но это не страшно, государство было право", или "моему деду дали за рассказанный анекдот 10 лет, и правильно сделали", или "мои дедушка, бабушка умерли от голода в период устроенного властью голодомора. Голодной смертью были уничтожены братья и сестры, а маму спасло то, что она вступила в комсомол, партию, и государство помогло получить ей, а потом и мне образование". Возможно, кому-то такие тексты кажутся нормальными, но, я уверен, произносящие их предали историю своих семей, предали свою родню, а следовательно, Родину. Родина начинается именно с родных, с родителей, с семейной памяти. Это в песне пелось: "С чего начинается Родина? С картинки в твоем букваре, <...> С той старой отцовской начинается буденовки..." — а если на старой фотографии люди в сюртуке, камзоле, фраке, то они Родины не заслуживают? А если владелец буденовки повинен в кровавых преступлениях, то за него тоже нужно испытывать гордость? А может быть, всё-таки нужно научиться разделять любовь к дедушке с неприятием и стыдом за его форму с бурыми пятнами чужой запекшейся крови на материи?.. В русском языке родня и родина — однокоренные слова. Не верится в любовь к Родине людей, не готовых совершить покаяния. И в любовь не покаявшейся Родины к своим гражданам — тем более.

Прошло 100 лет, но общество продолжает с энтузиазмом болеть. Гражданская война, помноженная на раздирающие общество непримиримые противоречия, продолжается. Пока мы не дадим этим процессам истории нашей общей болезни правдивую, историческую, честную, пусть и неприглядную оценку, мы будем продолжать болеть и сеять вокруг себя бациллы страшной болезни, поразившей все жизненно необходимые органы человечества... Не хотим сегодня лечиться — обрекаем наших потомков на болезнь.

Григорий Амнуэль