У населения готовность такая есть, та самая готовность терпеть и выкручиваться. "Мы ездим там, где волки ср*ть боятся"! А еще мы едим, курим, пьем, смотрим, слушаем то, чем брезгуют другие народы. Нашего человека бросить на военные рельсы просто. Вдобавок, пока человек одурманен телеэфиром, его можно использовать вместо шпал, чтобы не покупать оные на пресловутом Западе...

С экономикой сложнее. Нельзя перевести из одного состояния в другое то, чего нет. Можно сколь угодно называть экономикой совокупность коробейно-ремесленных артелей, приютившихся на развалинах бывших заводов; "русобанки" существующие за счет денежного станка; государственные корпорации, которые загнутся как только пересохнет питающий их убыточные прожекты нефтяной шланг; девелОперов, соревнующихся в игре "обмани дольщика"... Но на деле все закончится переименованием "докторской колбасы" в "общевойсковую".

Можно положить на военные рельсы армию, тем более, что она, за исключением нескольких боеспособных частей, по-прежнему в "ауте". Как иначе объяснить тот факт, что обмундирование солдатам-срочникам покупают их матери...

В общем, к счастью для окружающего мира, Россия не способна к войне. Гадить, мстить, делать подлянки, в первую очередь собственному населению – пожалуйста, а воевать всерьез – нет.

Кремлевский менеджералитет это понимает (да не собьет вас с правильной мысли светящаяся сто шестым рутением лысина "киндер-сюрприза") и не заинтересован в быстром унизительном поражении.

Задача Кремля – убедить население в необходимости ввода в стране военного положения, которое в свою очередь обеспечит легитимацию чрезвычайных мер: внесудебных расправ, экспроприации собственности, централизованного распределения продуктов питания и предметов первой необходимости (других не будет) и т.д. и т.п.

Предвыборная президентская кампания 2012 года "Умрем же под Москвой!" вступает в завершающую стадию. А чтобы умереть от голода в завшивленном подмосковном окопе внешний враг не нужен, достаточно его иллюзии и государственной программы, наделяющей чиновника правом перераспределения продовольствия и средств личной гигиены. К чему все и идет.

Виталий Щигельский