Кровавая вендетта, разыгравшаяся в Египте, где боевики напали на мечеть в провинции Северный Синай, устроив взрыв и стрельбу во время пятничной молитвы, унесла по меньшей мере 235 жизней.

По сообщению катарского телеканала "Аль-Джазира", жертвами нападения стали мирные жители, а также призывники, которые пришли на пятничную молитву. К настоящему моменту ни одна группировка не взяла на себя ответственность за нападение.

Мир стал свидетелем того, что в последние годы в Египте участились атаки джихадистов. Причем число терактов возросло после того, как в июле 2013 года вооруженные силы свергли президента Мохаммеда Мурси – представителя старейшей египетской панисламисткой организации "Братья мусульмане".

По мнению ближневосточных аналитиков, выступивших на Аль-Джазире, за прошедшие четыре года жертвами взрывов стали сотни полицейских, военнослужащих и мирных жителей. Большей частью акции были организованы "Вилаят Синай" — группировки, приближенной к "Исламскому государству", что может говорить о том, что фундаменталистские организации и течения на Ближнем Востоке продолжают банальную месть за противостояние с властями как в Египте, так и за его пределами, включая, прежде всего, Сирию.

Последние кровавые события в Египте, с одной стороны, являются серьезным предупреждением и уроком Путину, ввязавшемуся в опасный и запутанный суннитско-шиитский конфликт на Ближнем Востоке и его нынешним подельникам – главам Турции и Ирана. Образовавшийся сомнительный тройственный российско-турецко-иранский "союз" по урегулированию ситуации в Сирии и определению ее будущего устройства говорит о том, что Иран и Турция лишь используют амбициозного Путина в достижении своих коньюнктурный целей.

С другой стороны, ужасный террористической акт в Египте должен наконец-то заставить мировое сообщество расставить "точки над i" в вопросе причинно-следственной связи роста и распространения терроризма и экстремизма, исходящего от радикального ислама фундаменталистского толка.

Существующие по сегодняшний день двойственность и противоречивость в оценке этого явления, отсутствие стратегии в подходе к этому страшному злу по причине тактических, конъюнктурных задач, решаемых основными мировыми игроками, копившаяся десятилетиями необъяснимая беспечность Запада по отношению к так называемому исламскому вопросу и другие факторы привели к тому, что исламисты открыто бросают вызов цивилизованному человечеству, современному образу жизни.

Исламисты любого толка – от умеренных до радикалов – умело пользуются разногласиями между ведущими державами по многим проблемам, касающимся, в частности, "арабской весны", ситуации в Сирии и Ираке, иранской ядерной программы, исламизации Турции, палестино-израильского конфликта, вывода американских войск из Афганистана и других застарелых и новых вопросов, связанных с исламским миром.

Эволюция политического ислама, начавшаяся с первой половины 50-х годов и продемонстрировавшая радикальный крен в 70-х годах прошлого века, свидетельствует о беспрецедентном росте различных суннитских и шиитских группировок, течений, фронтов и других всевозможных организаций от Ближнего Востока и Северной Африки до Южной и Юго-Восточной Азии.

Этому процессу способствовал целый ряд субъективных факторов, таких как использование исламских настроений для борьбы с национально-освободительными и левыми движениями в странах Ближнего и Среднего Востока, приход к власти в Иране шиитских богословов, длительная война в Афганистане с участием советских, а затем американских войск, "обогатившая" серьезным военным и террористическим опытом т.н. моджахедов и создавшая такого монстра, как "Аль-Каида".

В годы холодной войны пресловутый исламский фактор также играл немалую роль в противостоянии между СССР и Западом. Так, если администрация США использовала организацию "братьев-мусульман" против просоветского режима Насера в Египте, то Советское руководство, в частности, приветствовало свержение проамериканского шаха и установление режима мулл в Иране, назвав это "антиимпериалистической, антимонархической революцией".

Именно в разгар холодной войны два идеологических противника и все мировое сообщество не придали особого значения факту образования международной организации по религиозному принципу: в 1969 году так называемые мусульманские страны объявили о создании Организации Исламская Конференция (ОИК), переименованная значительно позже в Организацию Исламского Сотрудничества (ОИС).

Безусловно, формирование подобной организации сыграло важную роль в росте исламского фактора на международном уровне, придало определённый импульс политизации ислама и выходу этого процесса за пределы отдельно взятых мусульманских государств.

Следует отметить, что ОИС внесла немалый вклад в процесс так называемого возрождения религиозных чувств и "исламского образования" среди населения Северного Кавказа и Поволжья после распада СССР. В начале 90-х годов странам ОИС удалось доставить в эти регионы огромное количество религиозной литературы, прежде всего Коран, открыть медресе и даже вести проповеди в местных мечетях. Наплыв боевиков из различных мусульманских стран в Чечню – это тоже дело рук отдельных государстов-членов ОИС.

Тем не менее, несмотря на это, не поддается объяснению тот факт, что, по инициативе Путина, Россия в 2005 году получила статус наблюдателя в ОИС, продемонстрировав, видимо, тем самым своему извечному сопернику – Западу – своих потенциальных партнеров.

Однако строить "партнёрские отношения" с исламскими странами в пику Западу дорого обходится как путинской России, так и международной безопасности в целом. Наиболее наглядно это проявляется в отношениях России с Ираном и Турцией. Сегодня, когда т.н. Исламское Государство (ИГ) грозит расширить сферы своей средневековой деятельности за пределы Ирака и Сирии, уже со всей определенностью можно сказать о том, что принятие решения Москвой по политическим и коммерческим соображениям о сооружении АЭС в Иране (пущена в эксплуатацию) и Турции (ведется строительство) было явной ошибкой.

Целесообразно отметить, в частности, что война в Сирии могла бы развиваться по другому сценарию и не позволить расшириться такому чудовищу как ИГ, если бы Россия заняла принципиальную позицию по отношению к своему "стратегическому союзнику" Турции, поддержавшую попытку консервативных арабских монархий свергнуть Б. Асада. Длительное время продолжалась странная ситуация: резко критикуя реакционные арабские режимы вкупе с разношерстными исламистскими группировками в агрессии против Сирии, Москва, как бы, не замечала Турцию, поддержавшую эту агрессию и фактически присоединившуюся к этой зловещей компании.

Изменение позиции Эрдогана в отношении Сирии и лично Асада, "сотрудничество" с Россией в этой стране, понятно, не является выражением любви к Путину, а лишь отражением трудностей, с которыми турецкий исламист-манипулятор и перевертыш столкнулся внутри страны и, самое главное, обострения курдский проблемы, которую он взялся амбициозно "решать" на первых порах своего премьерства.

Между тем, немалая заслуга в том, что "друг" Путина Эрдоган ведёт двойную игру на Ближнем Востоке принадлежит прежде всего Европе, которая своей недальновидной политикой по отношению к Турции, способствовала в немалой степени к трансформации от светского устройства этого государства к ползучей исламизации. Некогда воспринимаемая в мире как современная страна с прозападным вектором развития, нынешний режим в Анкаре на международной арене предпочитает представлять Турцию с позиций так называемой исламской солидарности.

Именно такую Турцию имеет у себя "под боком" беспринципная и близорукая Европа, лидеры которой более пятидесяти лет "водили за нос" эту страну, пытающуюся стать полноправным членом ЕС. Можно с большой долей вероятности предположить, что если бы Турция во времена часто меняющихся светских правительств была принята в ЕС, то приход к власти происламских сил в этой стране был бы практически невозможен.

Таким образом, пока ведущие державы и все мировое сообщество не откажутся от двойных стандартов, полутонов и конъюнктурных соображений в подходе к исламистской угрозе, не образуют реальную, а не на словах, координацию действий, террористы из ИГ и других фундаменталистских организаций будут уничтожать невинных людей и всех тех, кто занимает более принципиальную позицию по отношению к этому злу человечества.

Кямран Агаев