Сулейман Керимов оконфузился. Мало того, что на пике успеха оказался в кутузке, так еще – гримаса судьбы! – примерил нары на Лазурном побережье, в одном из символов дольче вита и бонвиванства. В общем, выверт в духе богемы, уж не знаю какой...

Впрочем, ничего нового и, тем более, экстраординарного. Большие деньги и даже "умеренные" – криминогенны в своей природе. Причем не важно, где – в Сити, на Уолл-Стрит, в Пхеньяне или в Alpes-Maritime. И дело здесь не в переборе амбиций или доминанте утробного у тех или иных богачей, а в том, что правовая база – независимо от жизнеустройства – обречена хромать за частной инициативой, перпетуум-мобиле бытия. Пока, разумеется, институт диктата бюрократии, иными словами, государства, будет сохранять свою инерцию.

Стало быть, от тюрьмы и от сумы активистам предпринимательства не зарекаться еще долгие годы.

Между тем реакцию российского политикума на арест видного сенатора предсказать было несложно. Кремлевские дудели привычную мантру о врожденном русофобстве Запада, брюссельском обкоме, ну а либеральный лагерь – когда довольствовался фактологией, а когда злорадствовал. Последний сектор порой впадал в эйфорию: наконец-то прижмут к ногтю ненавистных держиморд-клептократов, заграница нам поможет!

Представляется, однако, что заблуждаются и те и другие, притом что заговор имеет место быть. Только не абстрактный антироссийский или точечный – дабы "обесточить" клан Путина. А глобальный заговор вашингтонского/брюссельского истеблишмента против общепринятого (до недавних пор) оборота мировых денег. Всех без разбора – белых, черных, серых, оптом и в розницу. Против любых мало-мальски значимых денежных транзакций, порой измеряемых жалкими тысячами. В маниакальном стремлении обложить каждый дензнак налоговыми ловушками.

При этом ровном счетом ничего не обещается – ни общества благоденствия в конце тоннеля экзекуции, ни либерализации драконовских налоговых ставок на сверхдоходы, ни льгот для явившихся с повинной. Как и не делается чего-либо, чтобы налоги было выгодно платить. И вершащаяся (если не свершившаяся) большевизация мирового сектора налогообложения формирует куда более опасную автократию, нежели российский чекизм. Имя ей – налогократия. Та, которая торпедирует не некие проблемные практики, а незатейливо рушит стержень общества – прослойку, производящую ценности и смыслы. Последствия чего предсказуемы с трудом.

Не приходится удивляться, что эта антибуржуазная революция проходит практически незамеченной – не только в России, ни сном, ни духом, оказалось, о ней не ведающей, а в самом первом мире (со всеми его околотками), что не диво. Во-первых, деньги, как говорится, любят тишину, во-вторых, кого реально беспокоит судьба меньшинств, да еще купающихся в роскоши?

Так что кейс олигарха Керимова не индикатор приступа на российскую клептократию, а рядовой эпизод крестового похода против значимых состояний, разворачиваемого на Западе. Но не против всех подряд, а "зеленых" нового поколения, не защищенных сроком давности. Ибо все прочие, назовем их местными или традиционными, давно завершили цикл оптимизации, то есть юридически неподсудны.

Причем, обратим внимание, в прицеле французских налоговиков оказалась недвижимость, приобретенная в неблизком 2008 г., относительно вегетарианском в контексте нынешних процедур налогового террора. Стало быть, беда Керимова не в том, что отдельные комментаторы соотносят его с весьма спорным процессом делигитимации мафиозного клана, правящего в России, а в том, что он некогда нанял в Европе обслугу, столь же безбашенную, как и российский дикий капитализм. Тех, у кого не вышло рассмотреть признаков непомерной бюрократизации ЕС, уже тогда набиравшей обороты. Псевдоэкспертов, не осознававших, что столь массированное вложение русских денег в европейскую недвижимость – уже свидетельство их правовой и налоговой ущербности, пусть и косвенного свойства.

Важно понимать, что в Европе никого не интересует Керимов как фрагмент путинской верхушки, исповедующей враждебность к западным ценностям, а притягивают его деньги, которые легко срубить, столь же легко, как он их заработал. Как и все активы российского олигархата, хаотично и бездумно внедренные в систему координат первого мира и оттого уязвимые.

При всем том предсказать исход кейса "Французская Республика против Султана Керимова и компаньонов" весьма непросто. Ведь большевизация финансовых рынков Запада пока не затронула правовое поле стран ЕС, независимое от прочих ветвей власти. И французской Фемиде придется немало попотеть, прежде чем вину российского сенатора хотя бы частично доказать, обзаведись он крепкими адвокатами.

Последнее. Как ни парадоксально, мечта паренька из Дербента исполнилась: по Английской набережной ему гулять еще долгие месяцы, вкушая прелести уникального климата и досуга для богатых. Многие поменялись с ним местами...

Хаим Калин